Я еду

10 декабря 2014 - Зяма Политов
От автора: Пригодилось любезное разрешение писать на свободную тему. Спасибо! Так что лучше сразу предупредить читателя и судью: настраивайтесь на реалистический экшн однажды жарким летним вечером. Приятного чтения!
 
 
  Я еду...
Город ещё не спит. Город как я, не ложится в такую рань. Улицы светлы. Фонари включат далеко за полночь. Но мне недосуг думать о пустяках. Когда зажгутся фонари, дело будет сделано. Я сяду с пивом у телевизора, поболею за наших на „Формуле-1". Или пойду в клуб, сниму подружку на ночь. Ещё не решил. Я стараюсь никогда не планировать загодя. Сперва дело. Вот к чему я всегда отношусь со всей ответственностью. Как только всё будет закончено, можно подумать и о пиве, и о девочках. Но это после. А пока...
А пока я еду…
Я люблю ездить. За рулём я прихожу в себя. Обретаю спокойствие и равновесие. По моему беспечному виду кому-то может показаться, что расслаблен я даже чересчур. Он ошибается, этот кто-то. Я как никто сосредоточен. Руки в тончайших кожаных перчатках, казалось бы небрежно брошенные поверх руля, готовы среагировать мгновенно. Здесь нет противоречия. Моя расслабленность и моя внутренняя собранность - одно целое. Так бывает у профессионалов. Это привычка, въевшаяся в кровь. Говорят, от неё не избавиться уже никогда. На отдыхе, на пенсии, с удочкой ли на бережку или в сосновом бору с корзинкой лисичек - никогда. И сейчас нет. Сейчас тем более нет.
Я еду по делу…
Всё необходимое как всегда со мной. Бейсбольная бита, красная, немаркая, снизу вдоль сиденья. Ствол в бардачке, рядом с охотничьим ножом. Нож я никогда не пускаю в дело, но это подарок. Подарок дорогой, очень близкого мне человека, так что пусть будет рядом. Глаза никому не мозолит, а в хозяйстве, если что, не лишний. Фотик-мыльница небрежно брошен на пассажирское кресло. Он больше для понта, чем для отчёта. Мобильники, оба, рассованы по карманам. В багажнике припасено ещё кое-что. Но это совсем на крайний случай. Зачем мне лишние проблемы? Больше всего, хотя тоже не часто востребованное в моём арсенале - чёрный пояс по айкидо. Баловался ещё до армии. Потом десант, спецназ, разведка. Просили остаться по контракту - не захотел. Будя, хватит с меня. Отдал долг родине. Все долги - сполна! Настало моё время их собирать.
Вот и еду теперь...
Сначала даже жалел, что не остался. Дембельнулся - страна в раздрае, дефолт, ни денег, ни работы... Волком выл. Куда только не тыкался - без толку. Случай. Случай, случай, всегда случай… Случайно сдружился с автогонщиками, и, кто б мог подумать, попёрло мне вдруг. По России взял всё золото, какое только бывает. Дважды чемпион Европы. В мире третьим был... Был? Почему был? Бывших у нас не бывает... Я - гонщик, что бы ни шептали за спиной!
Поэтому и еду аккуратно.
Не быстрее черепахи. На взгляд крутого чайника, купившего права заодно с навороченной тачкой, я еду как последний лох. Да и остальные, скорее, не догадываются, что рядом по дороге ползёт не пенсионер с рассадой и не соплячка-первогодка, а мастер-международник. Чертыхаются, небось. А я, даже когда девчонок катаю „с ветерком", не выпендриваюсь. Куда торопиться? Я на трассе нагонялся. На всю жизнь.
Я по правилам еду.   
Скорость ни-ни, со светофора только по зелёному, по знаку „Прямо" - только прямо. На линии разметки, какие бы ни были дебильные или полустёртые - даже краешком колеса не наеду. Документы в порядке. Права, страховка - ничто не должно вызвать ни тени сомнения. Уверенность во всём. Манёвр, улыбка, поза. Привет, гаишник!
Я еду уверенно и не торопясь...
Теперь все спешат. Время такое. Все крутые водилы. Шумахеры. Не понимают: от упёртого дурака, что задался целью убрать тебя с дороги, спасения нет. Он везде тебя найдёт, догонит, из-под земли, что называется, достанет, но машину тебе покалечит. Чёртиком из табакерки выскочит, глазом моргнуть не успеешь. Ба-ба-а-ах!.. Как мастер спорта, точно говорю. Выход один - не спешить.
Любо-дорого, как я еду. Всем пример. Ученик, тудыть его, на экзамене!..
Это, если хотите, часть моего бизнеса. Пока дело не сделано, нельзя привлекать внимание ментов. Я должен быть безупречно, кристально чист. Пото-о-ом… Потом они пусть хоть наизнанку вывернутся. Что мне с того? Всё, работа закончена - я умываю руки. Разбирайтесь, теперь ваш черёд потрудиться.
А пока я еду. Еду вперёд, не быстро. Еду к своей цели…
Я никогда не знаю жертву заранее. Придёт срок, и мы непременно встретимся. Он всякий раз обязательно наступает, этот срок. Его не миновать. Мой клиент тоже не подозревает, что приговорён. Он же дурак... И самый крутой. Адская такая смесь. Потому далеко  не всегда разборки с клиентом быстрые. Иной раз приходится повозиться...
Ну вот, уткнулись. Затор. Не велики, конечно, по вечерам пробки, но минут пять постоим...
Где-то здесь уже должен быть мой клиент. Я его сердцем чую…
Ага, вот и он. По встречке меня слева объезжает. Вот засранец. Нет, не этот на чёрном „крузаке". За ним, на „Ауди". Народ в очередь стоит, а им быстрей всех надо. Врёшь, не уйдёшь! Сейчас встанут перед „островком безопасности" на перекрёстке, будут в наш ряд перестраиваться. Как бы успеть... Эй, мужик, не тормози, поехали!..
Едем. Тащимся потихоньку к светофору.
Угадал. Мой клиент. Вот он, рядышком, рукой достать. Меня не замечает. В упор не видит. Я, правда, тоже головы не поворачиваю. Мне нельзя. Я как бы направо смотрю. Глазом лишь кошу... Красавчик. Качок бритый. Все девки, поди, его... Губами шевелит. Хип-хоп, небось, врубил - вон, как его колбасит. Чудила. Посмотри на меня! Эй!.. А, куда там! Поворотником даже не мигнул. Правильно, вот ещё, бисером перед свиньями сыпать! Чуть просвет образовался - шасть в мой ряд.
Но я-то быстрее. Бац! Здрасте, встретились…
Сижу. Жду. Сейчас самое интересное начнётся…
Чего-то он долго копается. Братанам своим вызванивает? Или в ГАИ, мудила? А-а-а, вон что. Биту, небось, долго искал. Ну что за моду взяли! Там делов-то всего - крыло малость примято, а им лишь бы битой помахать. Плевать ему, что народу вокруг тьма. Никого не стесняется. Ярость на рожу нацепил. Рэмбо, блин! Эвона, скачет, кентавр, дубинкой помахивает. Тю-у-у, а моя-то покрасивше будет... Но я свою не достаю. Не люблю я мордобой, кто бы знал! Чай, не мальчик уже...
Орёт чего-то. Кулаком в стекло - дын-дын-дын. Хорошо ещё, не дубиной, не совсем псих, значит.
У меня для таких особые трюки. Обычно помогает. Сейчас, главное, все эмоции с лица стереть. И не улыбаться. Не дай бог улыбнуться!..
На него - мельком. Колошматит, чёрт, трясётся весь. Слов не разобрать. Побагровел от гнева…
Медленно открываю бардачок. Достаю пистолет. С деловым видом вынимаю из кобуры, внимательно осматриваю, щёлкаю обоймой, передёргиваю затвор. Ставлю на предохранитель и - обратно в кобуру.
В лицо не смотрю. Боковым зрением ловлю: бита в руке дрогнула и вниз поползла. Напрягает, небось, сейчас единственную извилину, бежать ли в тачку за своим стволом или так, лучше дурачка включить. Слабак! С таким решим всё полюбовно. Цепляю кобуру, на всякий случай - вдруг всё-таки совсем идиот. Так, чтоб из подмышки торчала на виду. Да и сподручнее, если что, оттуда выхватить.
Теперь немного беспечности во взгляд. Дверью его, нежно, но настойчиво - в пах. А чего проход загородил?! И так машины тесно стоят. Рывком вылез. Вот теперича можно улыбаться. Во весь рот, шире, шире. А была бы шляпа - приподнял бы учтиво и шляпу.
- Саня. - говорю приветливо и протягиваю руку.
- Сука! - отзывается он, но дубину всё же в ход не пускает.
Слабак!
- Сука, ты какого, мля, хера наделал? Не видишь разве, люди едут? Ты, жопа косорукая, тормозить разучился?! Или с глазами проблемы?
- Простите, - говорю, - Уважаемый. Я следил, как бы справа никого не задеть. Не углядел малость...
И улыбаюсь ему двадцатью восемью зубами. Улыбка у меня что надо. Милая и непосредственная. Я, когда медали получал, насобачился репортёрам позировать, что „ихний" Бельмондо. А девок с ног валит - сам не нарадуюсь.
- Щас тебе, мля, зрение-то подправят, урод!..
И за телефон хватается. Про биту забыл.
- ГАИ, - говорю, - Решили вызвать? Страховую не забудьте.
Достаю с сиденья фотоаппарат и начинаю щёлкать, будто заправский папарацци.
- Щас тебя, сука, застрахуют, щас застрахуют… - в кнопки тычет, - По самые гланды, мля, застрахуют... Ты у меня дерьмо, сука, жрать будешь перед смертью... И молить, чтоб живым не закапывали…
И этот туда же! Откуда ж в них столько пафосу? Боевики девяностых забыть всё не могут?!
Недоуменный взгляд на меня.
- Ты чего, ублюдок, фоткаешь?! - аж слюной поперхнулся.
Снова приветливо улыбаюсь.
- Да вот, - говорю, - Думаю, вдруг Вы до гайцов уедете. Надо хоть какую-то память о Вас оставить.
А его вдруг снова понесло. Чудак-человек. И какой-то он мне самому памятник поставит, он упомянул. И по родственникам-то моим до третьего колена прошёлся. И...
И тут мне надоело... А что, жарища на улице. Даром что вечер - асфальт едва не плавится. У меня кондиционер ведь в машине, а тут я потею почём зря.
Я опять улыбаюсь. Говорю, тихо, вполголоса так, поближе подошёл:
- Чувак, ты платить-то когда собираешься? Хорош уже мозги полоскать. Спешу я так-то. Или мне, действительно, ментов звать?
 Тут он снова слюной давится.
- Я...х-х? Я?! Х-х... х-х-х...
Я не жду, когда он откашляется, я сразу добиваю:
- Чувачок, - говорю, - Родное сердце. Ну посуди ты сам... Ты стоишь за двойной сплошной, а это уже лишение. Ты не уступил дорогу попутному транспортному средству при перестроении - тоже, блин, чувак, грех немаленький. ДТП вот спровоцировал…
- А ты что, пропустить не мог?! Видишь, люди спешат!..
Тон чуть сбавил. Не пришёл, видать, в себя от изумления. Теперь и телефон в руке повис, обессиленный, параллельно дубинке.
- C какого это перепугу, чувачок? - интересуюсь.
По глазам вижу, тему не просекает. Крепко, видать, в башке засело заведомое преимущество представительской тачки на дороге.
Я спокойно продолжаю. Не надо давать ему опомниться.
- Конечно, - говорю, - От ментов ты откупишься. И права выкупишь, и по страховке получишь. Но, подумай, чувачок, стоит ли оно того? Столько нервов, времени... Суд, разборки, подпись, прОтокол, туда-сюда - подумай!.. На месте бы решили и гуляй. Ты вроде спешил? А страховой скажешь - столб задел сдуру. Всего делов... И потом, чувачок, прикинь, сколько завтра народу в тебя пальцем тыкать будут. Миллионы поклонников с „Ютуба" - оно тебе надо? - киваю я на глазок видеокамеры за стеклом своей „ласточки".
 - Сколько? - тихо спрашивает он. Лицом только совсем пунцовый сделался.
Аллилуйя! Вкурил, наконец. Вот это я понимаю, деловой подход. Не знаю, почему, но в последнее время именно упоминание о „Ютубе" действует безотказнее всего. Сомневаются в своей фотогеничности, что ли?
Называю сумму. Безропотно лезет в карман за лопатником...
Бог мой! Вот это котлета! Толстая рыжая „котлета"! А ещё говорят, что деловые перешли на кредитные карточки. Нет, видать, не только я бездушному пластику не доверяю.
Пару секунд зачарованно смотрю, как „котлета" исчезает в бумажнике. Мысленно сравниваю толщину полученной мной части с тем, что осталось в его руках. Обидно. Едва-ли , прикидываю, пачка сколь-нибудь ощутимо похудела.
Перестраиваюсь мгновенно. Я ведь гонщик, у меня реакция.
- Погоди, - говорю, - Чувачок. Это за ремонт, согласен. А времени я сколько с тобой потерял?
От котлеты безмолвно отщипывается ещё кусочек…
- А моральный ущерб?
Ненависть в глазах... Ещё кусочек…
Она у него неисчерпаемая, что ли?!
- Постой, постой... А вот ты на меня с дубиной выскочил... По матушке прикладывал... Расправой угрожал. Смерть лютую сулил. Это что? Кино-то у меня со звуком, чувачок. Хоть сейчас в Канны. Давай, давай, не скупись. Билет в первый ряд там недёшев…
Вот теперь пополам. Все по-честному... Взвился опять, правда, на дыбы. Слюной побрызгал. Ещё разок родственников помянул. Чуть всё не испортил...
Ничего, обошлось. Я снова еду. Ещё кого-нибудь успею вождению поучить до темноты...
Нет, не всегда такие понятливые попадаются. Иной отморозок нет-нет да и норовит мне парочку зубов выбить. Приходится его урезонивать. Они у меня не лишние, зубы-то…
В редких случаях и до ментов доходит...
Я всего этого не люблю... Мне эти тёрки, разборки, суды-муды вовсе не в кайф. У меня, конечно, всё чики-пуки, комар носа не подточит. Регистратор навороченный, камеры на все четыре стороны, датчики фиксируют буквально всё: скорость, ускорение, тормозные усилия. Экспертам, если что, вообще заморачивться не придётся. Я не какой-то там бандит-вымогатель с дешёвыми автоподставами. Я не „конструирую" ДТП.  У меня всё круче. Я бедный разнесчастный „терпила"...
Я же еду, никого не трогаю!..
Они сами. И в драку сами. А я даже пределов необходимой самообороны не превышаю. Я, как Ося Бендер, чту уголовный кодекс. Ножик и бита - не криминал. На пистолет-травматику у меня разрешение. Но это когда их, нападающих, много. Побегаю от них для порядку вокруг машины. Потом в воздух выстрел, как положено. И только пото-о-м… А если злодей один, он, как правило, сам вдруг падает. Ни с того, ни с сего.  Ну, я не знаю, спотыкается, что ли, или вдруг бьёт меня неудачно. Я ни при чём. Смотрите, граждане, сами…
Крови не хочу. Еду с миром...
Бывают, конечно, „умники". Думают, схвачено всё у них. Нет, киллеров не нанимают и на „стрелки" не зовут. Не те времена. Теперь в моде „цивильные" методы. Случается, суды с потрохами покупают. Ничего, на этот случай у меня дядя есть. Нет, честно, дядька мой родной. Он адвокат. Языкастый, чертяка. И въедливый. В задницу без мыла влезет. У него на всё про всё один ответ. Прям из Правил цитирует наизусть. Участник движения, мол, вправе рассчитывать на соблюдение ПДД другими участниками движения. Это его фишка. А моя коронка, моя линия защиты - обескураживающая улыбка. Да, мол, хотел, уворачивался как мог, тормозил, но... Вот, мол, видео - сами посмотрите… Ну что ты будешь делать!.. Увы… Развожу руками… И улыбаюсь виновато... Всегда прокатывает…
Да, кто-то скажет - циник. Отпетый циник. А что? Волк, избавляющий природу от слабаков, улучшающий в итоге популяцию своих жертв, вовсе не думает о том, что он санитар леса. Плевать ему на его благородную миссию. Он о ней не знает. Он всего лишь хочет жрать. Так что никакого альтруизма и восстановления справедливости. Я не Робин Гуд. Я не за идею. Мне ваши „стопхамы" по барабану. Я просто за бабло.
За деньгами еду. Чтобы жить по-человечески...
А взглянуть с другой стороны? Я волшебник, добрый чародей. Разве нет? Я - хмм... как бы... Я исполняю мечты. Мечту любого водителя, которого на дороге подрезал такой вот самовлюблённый лихач-идиот.
«Ах, был бы я сейчас на бронетранспортёре, я так бы и ехал, не тормозил и не уворачивался».
Вон, вон, как этот ухарь впереди. Инвалида прижал. Жаль, не я еду за рулём его древней „лохматки". Ничего, дед, скоро я за тебя отомщу...
Поначалу и я цедил  проклятия. Потом осенило. Почему нет?! Я превратил  тачку в „бронетранспортёр". Видели? Нет, это надо видеть! Мой кенгурятник всем кенгурятникам кенгурятник! Ну-у, и ещё там парочка „военных хитростей". Оттюнинговал, короче, джипарь , что надо, м-м-м!..
Теперь не торможу и не уворачиваюсь. Я просто еду по всем дорожным правилам и терпеливо жду...
Нет, неправду сказал... Не совсем, чтобы совсем уж нет. На граммулечку легче торможу, на полградуса меньше выворачиваю руль. Совсем чуть-чуть, чтоб не придраться... Люди в таких случаях паникуют. Я - ничуть. В голове компьютер. Мгновенный холодный расчёт… А камеры пишут… Ах-ах! Не удалось избежать. Ой, что вы, я делал всё возможное! Ну надо же!.. Даже мой видеорегистратор не подозревает, что избежать я мог. Я один только знаю...
Да, я это знаю и еду за новой жертвой…
Нечестно? А ты езди по правилам, других уважая. Обхитри меня. Глядишь, я без работы останусь...
Нет, ментам я не помощник. Хотя, если разобраться, я их работу делаю. Налогов - да - не плачу. А гаишник платит? Тот, что за кустом с радаром... Я ему, скорее, конкурент. Только от меня пользы больше. Мои уроки дольше помнятся... И не укоряй меня, не стыди, не совести.
Не зря я еду, не зря… Правильно еду...
Опаньки! Ну-ка, ну-ка… Кажись, сзади кто-то со мной на рандеву спешит... Точно, мой. Торопится, сердешный, слалом промеж машин устроил. Догоняет... Мой, мой... Мой клиент. Ага,  пусть только поравняется...
Нет, нет, не сейчас. Чуть подальше. Там безопаснее…
Сперва я всех пытался учить. Всюду и всегда. Не думал о последствиях. На перекрёстке, думал, где я на главной - беспроигрышный вариант. Не уступил - получи!..
Тот полоумный не собирался уступать. Он летел. Он большой. Он лучше всех... Не забуду его глаза. Когда увидел. Когда понял - всё!.. Не в меня - в столб. Обнял его, как любимую. В последний момент махнул рулём, чтобы увернуться от меня... А на тротуаре толпа. Дети, женщины... Что бы было, если бы не столб?!
Я пил два дня...
Блин, понакупают прав! Себя покалечил, столб, машина - в хлам... Я сам ему денег дал. На лечение. Пожалел. Не знаю, чего вдруг нашло на меня. Сентиментальность или как? Другана своего, на трассе погибшего, вспомнил, видать…
Теперь нет. Теперь я учёный. Зарёкся навеки. От дурака должен пострадать только он сам. Не надо сильно. Так только, чтоб наука была...
Приближается… Ну, иди же ко мне скорее, голубчик... Вот он я, еду...
Нет. Не видит. Как всегда, не замечает. Я ему не интересен. Я - кочка на дороге, мешающая ему мчать в своё удовольствие.  Лавирует… Ни тени сомнения...
Приглядись, дурачок! Подумай. Это я - я! - еду перед тобой на большой ядовито-красной машине. Специально. Чтобы издалека. Ты. Увидел. Прочитал на заднем стекле.
«Я еду по правилам. А ты?»
И? Может, а? Для тебя ведь старался. Предостерёг. Предупредил. Не страшно?
Совсем близко. Близко...
Я еду на встречу с тобой.
Встречу, которую ты запомнишь на всю жизнь.
Я всё ещё даю тебе шанс.
Я еду…
 

© Copyright: Зяма Политов, 2014

Регистрационный номер №0258401

от 10 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0258401 выдан для произведения:
От автора: Пригодилось любезное разрешение писать на свободную тему. Спасибо! Так что лучше сразу предупредить читателя и судью: настраивайтесь на реалистический экшн однажды жарким летним вечером. Приятного чтения!
 
 
  Я еду...
Город ещё не спит. Город как я, не ложится в такую рань. Улицы светлы. Фонари включат далеко за полночь. Но мне недосуг думать о пустяках. Когда зажгутся фонари, дело будет сделано. Я сяду с пивом у телевизора, поболею за наших на „Формуле-1". Или пойду в клуб, сниму подружку на ночь. Ещё не решил. Я стараюсь никогда не планировать загодя. Сперва дело. Вот к чему я всегда отношусь со всей ответственностью. Как только всё будет закончено, можно подумать и о пиве, и о девочках. Но это после. А пока...
А пока я еду…
Я люблю ездить. За рулём я прихожу в себя. Обретаю спокойствие и равновесие. По моему беспечному виду кому-то может показаться, что расслаблен я даже чересчур. Он ошибается, этот кто-то. Я как никто сосредоточен. Руки в тончайших кожаных перчатках, казалось бы небрежно брошенные поверх руля, готовы среагировать мгновенно. Здесь нет противоречия. Моя расслабленность и моя внутренняя собранность - одно целое. Так бывает у профессионалов. Это привычка, въевшаяся в кровь. Говорят, от неё не избавиться уже никогда. На отдыхе, на пенсии, с удочкой ли на бережку или в сосновом бору с корзинкой лисичек - никогда. И сейчас нет. Сейчас тем более нет.
Я еду по делу…
Всё необходимое как всегда со мной. Бейсбольная бита, красная, немаркая, снизу вдоль сиденья. Ствол в бардачке, рядом с охотничьим ножом. Нож я никогда не пускаю в дело, но это подарок. Подарок дорогой, очень близкого мне человека, так что пусть будет рядом. Глаза никому не мозолит, а в хозяйстве, если что, не лишний. Фотик-мыльница небрежно брошен на пассажирское кресло. Он больше для понта, чем для отчёта. Мобильники, оба, рассованы по карманам. В багажнике припасено ещё кое-что. Но это совсем на крайний случай. Зачем мне лишние проблемы? Больше всего, хотя тоже не часто востребованное в моём арсенале - чёрный пояс по айкидо. Баловался ещё до армии. Потом десант, спецназ, разведка. Просили остаться по контракту - не захотел. Будя, хватит с меня. Отдал долг родине. Все долги - сполна! Настало моё время их собирать.
Вот и еду теперь...
Сначала даже жалел, что не остался. Дембельнулся - страна в раздрае, дефолт, ни денег, ни работы... Волком выл. Куда только не тыкался - без толку. Случай. Случай, случай, всегда случай… Случайно сдружился с автогонщиками, и, кто б мог подумать, попёрло мне вдруг. По России взял всё золото, какое только бывает. Дважды чемпион Европы. В мире третьим был... Был? Почему был? Бывших у нас не бывает... Я - гонщик, что бы ни шептали за спиной!
Поэтому и еду аккуратно.
Не быстрее черепахи. На взгляд крутого чайника, купившего права заодно с навороченной тачкой, я еду как последний лох. Да и остальные, скорее, не догадываются, что рядом по дороге ползёт не пенсионер с рассадой и не соплячка-первогодка, а мастер-международник. Чертыхаются, небось. А я, даже когда девчонок катаю „с ветерком", не выпендриваюсь. Куда торопиться? Я на трассе нагонялся. На всю жизнь.
Я по правилам еду.   
Скорость ни-ни, со светофора только по зелёному, по знаку „Прямо" - только прямо. На линии разметки, какие бы ни были дебильные или полустёртые - даже краешком колеса не наеду. Документы в порядке. Права, страховка - ничто не должно вызвать ни тени сомнения. Уверенность во всём. Манёвр, улыбка, поза. Привет, гаишник!
Я еду уверенно и не торопясь...
Теперь все спешат. Время такое. Все крутые водилы. Шумахеры. Не понимают: от упёртого дурака, что задался целью убрать тебя с дороги, спасения нет. Он везде тебя найдёт, догонит, из-под земли, что называется, достанет, но машину тебе покалечит. Чёртиком из табакерки выскочит, глазом моргнуть не успеешь. Ба-ба-а-ах!.. Как мастер спорта, точно говорю. Выход один - не спешить.
Любо-дорого, как я еду. Всем пример. Ученик, тудыть его, на экзамене!..
Это, если хотите, часть моего бизнеса. Пока дело не сделано, нельзя привлекать внимание ментов. Я должен быть безупречно, кристально чист. Пото-о-ом… Потом они пусть хоть наизнанку вывернутся. Что мне с того? Всё, работа закончена - я умываю руки. Разбирайтесь, теперь ваш черёд потрудиться.
А пока я еду. Еду вперёд, не быстро. Еду к своей цели…
Я никогда не знаю жертву заранее. Придёт срок, и мы непременно встретимся. Он всякий раз обязательно наступает, этот срок. Его не миновать. Мой клиент тоже не подозревает, что приговорён. Он же дурак... И самый крутой. Адская такая смесь. Потому далеко  не всегда разборки с клиентом быстрые. Иной раз приходится повозиться...
Ну вот, уткнулись. Затор. Не велики, конечно, по вечерам пробки, но минут пять постоим...
Где-то здесь уже должен быть мой клиент. Я его сердцем чую…
Ага, вот и он. По встречке меня слева объезжает. Вот засранец. Нет, не этот на чёрном „крузаке". За ним, на „Ауди". Народ в очередь стоит, а им быстрей всех надо. Врёшь, не уйдёшь! Сейчас встанут перед „островком безопасности" на перекрёстке, будут в наш ряд перестраиваться. Как бы успеть... Эй, мужик, не тормози, поехали!..
Едем. Тащимся потихоньку к светофору.
Угадал. Мой клиент. Вот он, рядышком, рукой достать. Меня не замечает. В упор не видит. Я, правда, тоже головы не поворачиваю. Мне нельзя. Я как бы направо смотрю. Глазом лишь кошу... Красавчик. Качок бритый. Все девки, поди, его... Губами шевелит. Хип-хоп, небось, врубил - вон, как его колбасит. Чудила. Посмотри на меня! Эй!.. А, куда там! Поворотником даже не мигнул. Правильно, вот ещё, бисером перед свиньями сыпать! Чуть просвет образовался - шасть в мой ряд.
Но я-то быстрее. Бац! Здрасте, встретились…
Сижу. Жду. Сейчас самое интересное начнётся…
Чего-то он долго копается. Братанам своим вызванивает? Или в ГАИ, мудила? А-а-а, вон что. Биту, небось, долго искал. Ну что за моду взяли! Там делов-то всего - крыло малость примято, а им лишь бы битой помахать. Плевать ему, что народу вокруг тьма. Никого не стесняется. Ярость на рожу нацепил. Рэмбо, блин! Эвона, скачет, кентавр, дубинкой помахивает. Тю-у-у, а моя-то покрасивше будет... Но я свою не достаю. Не люблю я мордобой, кто бы знал! Чай, не мальчик уже...
Орёт чего-то. Кулаком в стекло - дын-дын-дын. Хорошо ещё, не дубиной, не совсем псих, значит.
У меня для таких особые трюки. Обычно помогает. Сейчас, главное, все эмоции с лица стереть. И не улыбаться. Не дай бог улыбнуться!..
На него - мельком. Колошматит, чёрт, трясётся весь. Слов не разобрать. Побагровел от гнева…
Медленно открываю бардачок. Достаю пистолет. С деловым видом вынимаю из кобуры, внимательно осматриваю, щёлкаю обоймой, передёргиваю затвор. Ставлю на предохранитель и - обратно в кобуру.
В лицо не смотрю. Боковым зрением ловлю: бита в руке дрогнула и вниз поползла. Напрягает, небось, сейчас единственную извилину, бежать ли в тачку за своим стволом или так, лучше дурачка включить. Слабак! С таким решим всё полюбовно. Цепляю кобуру, на всякий случай - вдруг всё-таки совсем идиот. Так, чтоб из подмышки торчала на виду. Да и сподручнее, если что, оттуда выхватить.
Теперь немного беспечности во взгляд. Дверью его, нежно, но настойчиво - в пах. А чего проход загородил?! И так машины тесно стоят. Рывком вылез. Вот теперича можно улыбаться. Во весь рот, шире, шире. А была бы шляпа - приподнял бы учтиво и шляпу.
- Саня. - говорю приветливо и протягиваю руку.
- Сука! - отзывается он, но дубину всё же в ход не пускает.
Слабак!
- Сука, ты какого, мля, хера наделал? Не видишь разве, люди едут? Ты, жопа косорукая, тормозить разучился?! Или с глазами проблемы?
- Простите, - говорю, - Уважаемый. Я следил, как бы справа никого не задеть. Не углядел малость...
И улыбаюсь ему двадцатью восемью зубами. Улыбка у меня что надо. Милая и непосредственная. Я, когда медали получал, насобачился репортёрам позировать, что „ихний" Бельмондо. А девок с ног валит - сам не нарадуюсь.
- Щас тебе, мля, зрение-то подправят, урод!..
И за телефон хватается. Про биту забыл.
- ГАИ, - говорю, - Решили вызвать? Страховую не забудьте.
Достаю с сиденья фотоаппарат и начинаю щёлкать, будто заправский папарацци.
- Щас тебя, сука, застрахуют, щас застрахуют… - в кнопки тычет, - По самые гланды, мля, застрахуют... Ты у меня дерьмо, сука, жрать будешь перед смертью... И молить, чтоб живым не закапывали…
И этот туда же! Откуда ж в них столько пафосу? Боевики девяностых забыть всё не могут?!
Недоуменный взгляд на меня.
- Ты чего, ублюдок, фоткаешь?! - аж слюной поперхнулся.
Снова приветливо улыбаюсь.
- Да вот, - говорю, - Думаю, вдруг Вы до гайцов уедете. Надо хоть какую-то память о Вас оставить.
А его вдруг снова понесло. Чудак-человек. И какой-то он мне самому памятник поставит, он упомянул. И по родственникам-то моим до третьего колена прошёлся. И...
И тут мне надоело... А что, жарища на улице. Даром что вечер - асфальт едва не плавится. У меня кондиционер ведь в машине, а тут я потею почём зря.
Я опять улыбаюсь. Говорю, тихо, вполголоса так, поближе подошёл:
- Чувак, ты платить-то когда собираешься? Хорош уже мозги полоскать. Спешу я так-то. Или мне, действительно, ментов звать?
 Тут он снова слюной давится.
- Я...х-х? Я?! Х-х... х-х-х...
Я не жду, когда он откашляется, я сразу добиваю:
- Чувачок, - говорю, - Родное сердце. Ну посуди ты сам... Ты стоишь за двойной сплошной, а это уже лишение. Ты не уступил дорогу попутному транспортному средству при перестроении - тоже, блин, чувак, грех немаленький. ДТП вот спровоцировал…
- А ты что, пропустить не мог?! Видишь, люди спешат!..
Тон чуть сбавил. Не пришёл, видать, в себя от изумления. Теперь и телефон в руке повис, обессиленный, параллельно дубинке.
- C какого это перепугу, чувачок? - интересуюсь.
По глазам вижу, тему не просекает. Крепко, видать, в башке засело заведомое преимущество представительской тачки на дороге.
Я спокойно продолжаю. Не надо давать ему опомниться.
- Конечно, - говорю, - От ментов ты откупишься. И права выкупишь, и по страховке получишь. Но, подумай, чувачок, стоит ли оно того? Столько нервов, времени... Суд, разборки, подпись, прОтокол, туда-сюда - подумай!.. На месте бы решили и гуляй. Ты вроде спешил? А страховой скажешь - столб задел сдуру. Всего делов... И потом, чувачок, прикинь, сколько завтра народу в тебя пальцем тыкать будут. Миллионы поклонников с „Ютуба" - оно тебе надо? - киваю я на глазок видеокамеры за стеклом своей „ласточки".
 - Сколько? - тихо спрашивает он. Лицом только совсем пунцовый сделался.
Аллилуйя! Вкурил, наконец. Вот это я понимаю, деловой подход. Не знаю, почему, но в последнее время именно упоминание о „Ютубе" действует безотказнее всего. Сомневаются в своей фотогеничности, что ли?
Называю сумму. Безропотно лезет в карман за лопатником...
Бог мой! Вот это котлета! Толстая рыжая „котлета"! А ещё говорят, что деловые перешли на кредитные карточки. Нет, видать, не только я бездушному пластику не доверяю.
Пару секунд зачарованно смотрю, как „котлета" исчезает в бумажнике. Мысленно сравниваю толщину полученной мной части с тем, что осталось в его руках. Обидно. Едва-ли , прикидываю, пачка сколь-нибудь ощутимо похудела.
Перестраиваюсь мгновенно. Я ведь гонщик, у меня реакция.
- Погоди, - говорю, - Чувачок. Это за ремонт, согласен. А времени я сколько с тобой потерял?
От котлеты безмолвно отщипывается ещё кусочек…
- А моральный ущерб?
Ненависть в глазах... Ещё кусочек…
Она у него неисчерпаемая, что ли?!
- Постой, постой... А вот ты на меня с дубиной выскочил... По матушке прикладывал... Расправой угрожал. Смерть лютую сулил. Это что? Кино-то у меня со звуком, чувачок. Хоть сейчас в Канны. Давай, давай, не скупись. Билет в первый ряд там недёшев…
Вот теперь пополам. Все по-честному... Взвился опять, правда, на дыбы. Слюной побрызгал. Ещё разок родственников помянул. Чуть всё не испортил...
Ничего, обошлось. Я снова еду. Ещё кого-нибудь успею вождению поучить до темноты...
Нет, не всегда такие понятливые попадаются. Иной отморозок нет-нет да и норовит мне парочку зубов выбить. Приходится его урезонивать. Они у меня не лишние, зубы-то…
В редких случаях и до ментов доходит...
Я всего этого не люблю... Мне эти тёрки, разборки, суды-муды вовсе не в кайф. У меня, конечно, всё чики-пуки, комар носа не подточит. Регистратор навороченный, камеры на все четыре стороны, датчики фиксируют буквально всё: скорость, ускорение, тормозные усилия. Экспертам, если что, вообще заморачивться не придётся. Я не какой-то там бандит-вымогатель с дешёвыми автоподставами. Я не „конструирую" ДТП.  У меня всё круче. Я бедный разнесчастный „терпила"...
Я же еду, никого не трогаю!..
Они сами. И в драку сами. А я даже пределов необходимой самообороны не превышаю. Я, как Ося Бендер, чту уголовный кодекс. Ножик и бита - не криминал. На пистолет-травматику у меня разрешение. Но это когда их, нападающих, много. Побегаю от них для порядку вокруг машины. Потом в воздух выстрел, как положено. И только пото-о-м… А если злодей один, он, как правило, сам вдруг падает. Ни с того, ни с сего.  Ну, я не знаю, спотыкается, что ли, или вдруг бьёт меня неудачно. Я ни при чём. Смотрите, граждане, сами…
Крови не хочу. Еду с миром...
Бывают, конечно, „умники". Думают, схвачено всё у них. Нет, киллеров не нанимают и на „стрелки" не зовут. Не те времена. Теперь в моде „цивильные" методы. Случается, суды с потрохами покупают. Ничего, на этот случай у меня дядя есть. Нет, честно, дядька мой родной. Он адвокат. Языкастый, чертяка. И въедливый. В задницу без мыла влезет. У него на всё про всё один ответ. Прям из Правил цитирует наизусть. Участник движения, мол, вправе рассчитывать на соблюдение ПДД другими участниками движения. Это его фишка. А моя коронка, моя линия защиты - обескураживающая улыбка. Да, мол, хотел, уворачивался как мог, тормозил, но... Вот, мол, видео - сами посмотрите… Ну что ты будешь делать!.. Увы… Развожу руками… И улыбаюсь виновато... Всегда прокатывает…
Да, кто-то скажет - циник. Отпетый циник. А что? Волк, избавляющий природу от слабаков, улучшающий в итоге популяцию своих жертв, вовсе не думает о том, что он санитар леса. Плевать ему на его благородную миссию. Он о ней не знает. Он всего лишь хочет жрать. Так что никакого альтруизма и восстановления справедливости. Я не Робин Гуд. Я не за идею. Мне ваши „стопхамы" по барабану. Я просто за бабло.
За деньгами еду. Чтобы жить по-человечески...
А взглянуть с другой стороны? Я волшебник, добрый чародей. Разве нет? Я - хмм... как бы... Я исполняю мечты. Мечту любого водителя, которого на дороге подрезал такой вот самовлюблённый лихач-идиот.
«Ах, был бы я сейчас на бронетранспортёре, я так бы и ехал, не тормозил и не уворачивался».
Вон, вон, как этот ухарь впереди. Инвалида прижал. Жаль, не я еду за рулём его древней „лохматки". Ничего, дед, скоро я за тебя отомщу...
Поначалу и я цедил  проклятия. Потом осенило. Почему нет?! Я превратил  тачку в „бронетранспортёр". Видели? Нет, это надо видеть! Мой кенгурятник всем кенгурятникам кенгурятник! Ну-у, и ещё там парочка „военных хитростей". Оттюнинговал, короче, джипарь , что надо, м-м-м!..
Теперь не торможу и не уворачиваюсь. Я просто еду по всем дорожным правилам и терпеливо жду...
Нет, неправду сказал... Не совсем, чтобы совсем уж нет. На граммулечку легче торможу, на полградуса меньше выворачиваю руль. Совсем чуть-чуть, чтоб не придраться... Люди в таких случаях паникуют. Я - ничуть. В голове компьютер. Мгновенный холодный расчёт… А камеры пишут… Ах-ах! Не удалось избежать. Ой, что вы, я делал всё возможное! Ну надо же!.. Даже мой видеорегистратор не подозревает, что избежать я мог. Я один только знаю...
Да, я это знаю и еду за новой жертвой…
Нечестно? А ты езди по правилам, других уважая. Обхитри меня. Глядишь, я без работы останусь...
Нет, ментам я не помощник. Хотя, если разобраться, я их работу делаю. Налогов - да - не плачу. А гаишник платит? Тот, что за кустом с радаром... Я ему, скорее, конкурент. Только от меня пользы больше. Мои уроки дольше помнятся... И не укоряй меня, не стыди, не совести.
Не зря я еду, не зря… Правильно еду...
Опаньки! Ну-ка, ну-ка… Кажись, сзади кто-то со мной на рандеву спешит... Точно, мой. Торопится, сердешный, слалом промеж машин устроил. Догоняет... Мой, мой... Мой клиент. Ага,  пусть только поравняется...
Нет, нет, не сейчас. Чуть подальше. Там безопаснее…
Сперва я всех пытался учить. Всюду и всегда. Не думал о последствиях. На перекрёстке, думал, где я на главной - беспроигрышный вариант. Не уступил - получи!..
Тот полоумный не собирался уступать. Он летел. Он большой. Он лучше всех... Не забуду его глаза. Когда увидел. Когда понял - всё!.. Не в меня - в столб. Обнял его, как любимую. В последний момент махнул рулём, чтобы увернуться от меня... А на тротуаре толпа. Дети, женщины... Что бы было, если бы не столб?!
Я пил два дня...
Блин, понакупают прав! Себя покалечил, столб, машина - в хлам... Я сам ему денег дал. На лечение. Пожалел. Не знаю, чего вдруг нашло на меня. Сентиментальность или как? Другана своего, на трассе погибшего, вспомнил, видать…
Теперь нет. Теперь я учёный. Зарёкся навеки. От дурака должен пострадать только он сам. Не надо сильно. Так только, чтоб наука была...
Приближается… Ну, иди же ко мне скорее, голубчик... Вот он я, еду...
Нет. Не видит. Как всегда, не замечает. Я ему не интересен. Я - кочка на дороге, мешающая ему мчать в своё удовольствие.  Лавирует… Ни тени сомнения...
Приглядись, дурачок! Подумай. Это я - я! - еду перед тобой на большой ядовито-красной машине. Специально. Чтобы издалека. Ты. Увидел. Прочитал на заднем стекле.
«Я еду по правилам. А ты?»
И? Может, а? Для тебя ведь старался. Предостерёг. Предупредил. Не страшно?
Совсем близко. Близко...
Я еду на встречу с тобой.
Встречу, которую ты запомнишь на всю жизнь.
Я всё ещё даю тебе шанс.
Я еду…
 
Рейтинг: +1 213 просмотров
Комментарии (1)
Серов Владимир # 10 декабря 2014 в 20:54 0
"Так что лучше сразу предупредить читателя и судью:...!
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/chempionat4kon/etap12chemp4/ja-edu.html

Это что - угроза! laugh А не менее сюжет не ахти!!!