Отшельник

5 октября 2014 - Алексей Сороковик
article243635.jpg

Скользит беззвучно стрелка по часам,

Но время меня больше не заботит, -   

Я знаю, что все вещи исчезают,           

Я чувствую, как всё уходит.                   

И каждый вечер, сидя у окна,                  

Я наблюдаю, как заходит солнце.          

И каждый его блик напоминает             

О том, что больше не вернется.1        

     

Солнце, клонившееся к закату, уже наполовину скрылось за верхушками поредевших деревьев. Чёрные ветви, ещё сохранившие остатки пожелтевшей листвы, плавно качались в такт вечернему ветру. Ярослав бросил последний взгляд на заходящее светило и вновь взмахнул топором. Приближались холода и здесь, вдали от цивилизации, необходимо было готовиться серьёзно. Не хватит дров - помрёшь от холода, помочь некому будет. За пять лет, что Ярослав провёл в этом лесу, возможностей познакомиться с нравами местной природы у него было предостаточно. Все запасы, которые он привёз с собой, закончились в первую же зиму. Лес словно желал, чтобы всякий поселившийся здесь, оставил в прошлом всё, что у него было ранее. Ярик не растерялся, не впал в отчаяние, не сдался. Он лишь сделал вывод: готовиться к зиме здесь следует тщательнее.

Стук, стук, стук. Топор монотонно поднимался и опускался, нарушая тишину леса. Запасов еды хватит, охотничий сезон в этом году выдался удачным. Пират вот только совсем стар, на промысел лишь как сопровождение ходит, но Ярослав и сам уже неплохо справляется, а вот компании пса он рад. Обычно, отправляясь на охоту, они с лабрадором разговаривают. Обсуждают планы на предстоящую зиму, хорошо ли расставлены силки, достаточно ли у них дров, не пора ли отремонтировать крышу. Пират - хороший собеседник, всегда очень внимательно слушает, не перебивает. Он вообще говорит мало, изредка только добавляет к сказанному что-нибудь важное. То, что они общаются на разных языках, никого из них совершенно не смущает.
Стук, стук. Ярик прекратил работу, распрямил спину и потянулся. Время позднее, надо собрать дрова и отнести в сарай, хватит на сегодня. Пират, лежавший на крыльце, приподнял голову и посмотрел на Ярослава.

- Ты хоть бы перетащить помог, что ли, совсем уж обленился, - пёс ничего не ответил, лишь встряхнул головой, словно не соглашаясь с хозяином.

- Ленивый ты стал, да, нечего спорить. И не надо мне тут про возраст говорить.
Пират вновь поднял взгляд, вытянул шею и протяжно заскулил.

- Знаю, дружок, - Ярослав подошёл к псу и погладил того по голове, - я тоже по ней скучаю.

Следующий день выдался дождливым. Ливень начался ещё под утро, и к полудню уже стало ясно, что до вечера он не закончится. Свинцовые тучи полностью заволокли небо, даже с приоткрытыми ставнями, в доме всё равно было темно. Ярослав налил воды в алюминиевый чайник и поставил его греться. Хорошо, что он в последнее время был так усерден, когда готовился; судя по всему, такая скверная погода будет теперь часто.
Поёжившись, Ярик отвернулся от окна и взглянул на Пирата. Тот лежал около печи, положив морду на передние лапы. Ливень на улице действовал на него удручающее. Если в молодости он спокойно относился к любым капризам природы, то теперь, верный спутник стал реагировать на них так, как и следует старику. А возможно, всё дело в том, что Пират скучал по городской жизни. Не так он хотел встретить старость, наверное. Ярослав подбросил в огонь пару поленьев, и стал наблюдать за тем, как пламя постепенно обволакивает их. Огонь завораживал, приковывал к себе взгляд. Мысли постепенно растекались, теряя очертания, пока не исчезли совсем. Остался только белый шум, который через время, стал принимать странные, почти забытые формы.

 

* * *

 

- Ты весь день ничего не ела, может хоть супа немного принести? - мужчина присел рядом и слегка погладил её плечо. Ева не отреагировала на прикосновение, продолжая смотреть в окно.

- Я не голодна, Ярослав. Если хочешь - иди, ешь сам.

- Так тоже нельзя, ты только хуже себе делаешь, - он всегда смущался и терялся, когда у неё случались подобные настояния.

- А разве это может что-то изменить? - губы девушки растянулись в лёгкой улыбке, однако глаза по-прежнему с грустью смотрели на ночной город.

- Для меня - да, - ответил он.
Какое-то время они сидели молча, наблюдая за огнями огромного мегаполиса за окном.

- Иногда я не понимаю, зачем ты возишься со мной? Это что, чувство ответственности?

- А может мне это нравится? - пожал плечами Ярик.

- Что нравится? ЭТО? - девушка, наконец, отвернулась от окна и посмотрела ему в глаза.

- Ты знаешь, о чём я говорю. И я тоже знал, на что шёл, когда согласился.

- Жалеешь теперь, наверное.

Ярослав покачал головой.

- Знаешь, я часто думаю о том, как было бы, не случись с тобой этого. Как мы могли быть счастливы. Но потом, мне приходит в голову странная мысль - а были бы? Смогли бы мы ценить каждый момент, да и вообще встретиться? Несмотря ни на что, эти годы мы были живее, чем кто-либо. Так что нет, не жалею, ни капли.

Она придвинулась ближе и положила голову к нему на плечо.

- Надо было уехать туда, сразу, это ведь было нашей мечтой.

- А давай уедем! – воодушевился он, - завтра же купим билеты, бросим всё к чёрту, а?

- Нет, родной, - прошептала она, - теперь поздно. Теперь уже слишком поздно...

 

* * *

 

Пирату нездоровилось с самого утра. Он лежал на одном месте, почти не меняя положения, отказывался от еды. К полудню стало понятно, что это не собачьи капризы: скорее всего, заболел вчера, во время грозы.

Лекарства на этот случай у Ярослава были припасены, однако не хватало уверенности в том, что именно сейчас необходимо. Вряд ли это обычная простуда, слишком уж он ослабел. С другой стороны, откуда Ярославу знать, как ведёт себя пожилая, простуженная собака?

Укол Пират выдержал стоически, лишь слегка подёрнул верхней губой.

- Молодец, - похвалил его Ярик, и потрепал по загривку, - мужик!

"Мужик", не поднимая головы, пробурчал что-то невразумительное в ответ. Посчитав это подтверждением того, что с Пиратом всё в порядке, Ярослав вышел на улицу.

Несмотря на то, что грозовые тучи давно ушли, предчувствие близящихся холодов стало гораздо ощутимее. Словно вчерашний день был неким переломным моментом в смене сезона.
Пирату необходимо было срочно поправляться, ведь когда ударят холода, состояние больного, пожилого пса станет только хуже.

- Пожилого, - сказал Ярослав вслух, и поморщился от того, как это слово прозвучало. В памяти как-то сразу всплыл молодой и задорный лабрадор, который с громким лаем бегает кругами по лужайке, в бесполезной попытке догнать небольшую, но очень прыткую овчарку. Как же её звали? Ли... Лиза? Лида? Линда! Точно, соседскую собаку звали именно так. И отчего она ему вдруг вспомнилась, вместе с той лужайкой и солнцем, которое в тот день было особенно ярким?

 

* * *

 

- Пират, ко мне! Ко мне, мой хороший!

- Кажется, ему не до нас сейчас, - улыбнулся Ярослав, - пусть побегает. У него смотри, какая подруга есть, больно мы ему нужны.

Ева отступила на пару шагов назад, продолжая с улыбкой наблюдать за дурачеством своего любимца. Некоторое время, они с Ярославом просто стояли, не желая нарушать тишину.

- Мы так давно не выбирались никуда, - мужчина задержал взгляд, любуясь её профилем, - поужинаем сегодня где-нибудь?

- Не будь таким банальным, - Ева улыбнулась, не поворачивая головы.

- Можно придумать что-то другое.

- Например? - девушка взглянула на него, щуря глаза от яркого солнца.

- Ну... эм...

- А может не надо ничего придумывать? - Ева взяла его под локоть и продолжила наблюдать за бегающим Пиратом, - надо уметь наслаждаться тем, что мы имеем сейчас.

- А как же наша мечта? - Ярослав удивлённо приподнял бровь.

- А что с ней? Разве я предложила от неё отказаться?

- Но...

- Погоди, - перебила она его, - я ещё не договорила. Как бы хороша она не была, разве тебе сейчас плохо?

- Нет, но я...

- Тогда наслаждайся, - Ева повернулась к Ярославу и, посмотрев в глаза, провела пальцами по его щеке, - мы не знаем, сколько ещё у нас есть времени. Наша мечта ждёт нас, но в погоне за ней, не забывай о том, что происходит сейчас.

 

* * *

 

К вечеру Пирату стало хуже. Дышал он тяжело и часто. По-прежнему отказывался принимать пищу, интереса к происходящему вокруг почти никакого не проявлял. Ярослав сделал ему ещё один укол, на который тот даже не отреагировал.

Чтобы хоть немного накормить животное, Ярик приготовил бульон из кролика.

- На вот, - мужчина пододвинул миску к его морде, - не хочешь мяса есть, так хоть бульончика попей.
Пират пошевелил носом, но на этом его интерес закончился.

- Ну, нет, голодовку объявлять я тебе не позволю, - мужчина пододвинул миску поближе к псу, зачерпнул немного бульона и капнул ему в пасть. Пират облизался и вопросительно посмотрел на хозяина. Ярослав повторил процедуру - пёс отреагировал так же. На третий раз, больной всё же обратил внимание на то, откуда берётся жидкость, которую он напрасно игнорировал до этого.

- А-а-а, вот ты значит как, - Ярик погладил собаку и поднялся, - всё-то тебя заставлять приходится. Ну, ничего, утром ты у меня мясо начнёшь кушать.

Оставшись довольным результатом, Ярослав помыл руки в импровизированной раковине, после чего оделся и вышел из хижины. На улице оказалось довольно свежо. Ночью будет холодно, так что лишняя вязанка поленьев не помешает. Обычно, он старался расходовать запасы экономно. Организм уже привык переносить холод; для того, чтобы заболеть, требовалось нечто большее, чем прохлада в доме. А что касается комфорта, то здесь, в глуши, куда другие даже не заходят, приходилось жить по другим правилам: не хочешь остаться без еды и тепла посреди холодов - учись экономить.

Но сейчас необходимо создать комфортные условия для Пирата, пусть поправляется, а запасы Ярослав ещё успеет пополнить. Тем более что он всегда запасался впрок, и от того, что неделю в доме будет теплее обычного, катастрофы не произойдёт. Подхватив вязанку, Ярослав коротко ощупал стены - не отсырели. Это хорошо, содержать самодельный сарай сухим в таких погодных условиях было отнюдь непросто.

Ярик вернулся в дом, убрал принесённую связку, взял оставшиеся с прошлого раза поленья. Если знать, как правильно топить печь, то можно поддерживать нужную температуру на протяжении долгого времени, не вставая с постели каждые полчаса. Когда-то давно ещё, будучи подростком, Ярослав, часто бывал в походах с дядей, для которого природа была словно домом родным. Тот научил его, как правильно разводить огонь, как его поддерживать, как добывать пищу, живя в лесу и многому другому. Мог ли тогда юный Ярослав всерьёз подумать, что все эти знания ему так пригодятся в будущем? Ведь тогда это было лишь забавным приключением, возможностью научиться тому, что умеют любимые книжные герои, и в чём совершенно не разбираются сверстники. И вот, много лет спустя, он оказывается здесь.

- Ну что, дружище, будем тебя отогревать, - Ярик скептически осмотрел свою работу с печью и, оставшись не совсем доволен, поправил несколько поленьев, - ты давай, набирайся сил. Завтра я от тебя не отстану, пока не съешь что-то, понятно?

На этих словах, он вопросительно взглянул на пса, словно тот действительно должен был что-то сказать в ответ. Пёс, конечно, ничего не ответил, однако было что-то настораживающее в этой тишине, в этом молчании. Ярослав оставил своё занятие и подошёл проверить, всё ли в порядке. Через мгновение стало понятно, что тепло и уют уже не понадобятся - Пират был мёртв.

Поёжившись, мужчина огляделся. На фоне серого неба, полуголые ветви деревьев создавали странное ощущение отчуждённости. Как будто давным-давно, нечто вытянуло из этого места всякую жизнь, оставив пустые оболочки, которые лишь создают видимость жизни. Стоя на краю утёса, Ярик смотрел на раскинувшийся перед ним пейзаж. Свет солнца казался холодным и тусклым, добавляя серых красок и без того мрачной картине.

Странное дело - он искал здесь одиночество, но смерть Пирата тяжело повлияла на него, стала ощущаться странная беспомощность, словно теперь он может не справиться, не пережить зиму. И всё больше появлялось уверенности в том, что этот сезон окажется тяжелее всех предыдущих.

Ветер усилился, развевая одежду и волосы, проникая под кожу, пробирая тело до костей. Ярослав помотал головой, отгоняя наваждение, развернулся и пошёл в сторону дома. Впереди было ещё много работы.

Зайдя вовнутрь, он первым делом направился в кладовую. Необходимо проверить запасы и заново всё пересчитать. Судя по всему, продуктов в этот раз может не хватить. Его обычным зимним рационом было вяленое мясо, консервы собственного приготовления, орехи, а также овощи, выращенные на заднем дворе и закатанные в привезённые с собой банки.

Спустившись в кладовую, Ярик зажёг свечи, взял листок бумаги с огрызком карандаша, и принялся проводить своеобразную ревизию. Его задачей было высчитать, на сколько суток хватит запасов, при условии активного потребления и отсутствия возможности пополнить их в течение зимы. В таком деле, всегда лучше брать в расчёт худший вариант развития событий.

Постепенно, тревога стала покидать Ярослава. Сосредоточившись на подсчётах, он позволил себе отвлечься, переключить внимание, наводя порядок, как в кладовой, так и в своих мыслях. Грифель шустро бегал по старой, пожелтевшей бумаге:

"...Зайчатина - 25 порций, кролик - 17 порций, кабан..."

Внимание Ярослава привлекла шкатулка, стоявшая на одной из полок.

- Какого чёрта она здесь делает? - мужчина аккуратно, с ощутимым трепетом коснулся её кончиками пальцев. Там, внутри, находились вещи Евы. То немногое оставшееся, что было связано с ней. Внезапно что-то цепкое, липкое, плотное, обхватило его грудь и стало сжимать.

"Прочь, никаких воспоминаний, прочь!" - мысли бешено закрутились в его голове.

Резко отдёрнув руку, Ярослав отступил на пару шагов, сделав несколько судорожных вдохов. Закрыл глаза, сосчитал до десяти, после чего вздохнул уже ровнее. Через мгновение, карандаш продолжил мелькать, выводя ровным почерком опись запасов на зиму.

 

* * *

 

- Скажи, а когда мы там поселимся, чем станем питаться? - руки Евы скользнули под одеяло и обвились вокруг его тела.

- Ну, хм... я стану охотиться. Я умею, ты не подумай!

- Ох, ну как же я могу сомневаться, - она потянулась, соблазнительно выгнув спину, - мой мужчина-охотник будет возвращаться из леса, с тушей дикого вепря на плечах, сбрасывать её у входа и прямо с порога кричать: "Женщина, я голоден! Приготовь мне мяса!"

- Перестань, я же не такой, - усмехнулся смутившийся Ярослав.

Ева сложила руки и картинно изобразила на лице крайнюю степень разочарования.

- Как жаль, а я ведь именно о таком и мечтала.

Мужчина попытался напустить на себя демонстративно грубый вид, но на Еву это произвело обратный эффект.

- Тебе не идёт, прекрати, - рассмеялась она, после чего крепко поцеловала, - но я тебя таким и люблю.
Ярик откинулся на подушку, довольно щурясь и мечтательно перебирая пряди её волос.

- Так что? Говоришь, что будешь охотиться? - снова спросила девушка, - с большим ружьём наперевес?

- Можно и с ружьём, но есть способы гораздо эффективнее. Например, расставлять силки.
Ева на мгновение задумалась.

- Я могу допустить, что ты научишься ими пользоваться... технически. Но хоть я и далека от охотничьих дел, сдаётся мне, что расставлять их грамотно тоже надо уметь.

- Да, всё верно, - Ярослав обрадовался возможности похвалиться навыками, - но мне было ещё пятнадцать, когда я начал ходить в лес со своим дядей Олегом. Он тот ещё охотник, многим интересным вещам меня обучил.

- Как здорово, - девушка потянулась и сладко зевнула, - надо будет выпить за твоего дядю Олега.

- А это дело он не любил, кстати.

- Да и плевать, - Ева приподнялась, склонившись над его лицом и едва касаясь кончиками волос, - иди ко мне, охотник.

 

* * *

 

Метель лишала всякой возможности смотреть вперёд. Сгорбившись и закрывая лицо рукой от жуткого ветра, Ярослав с трудом пробирался сквозь заснеженный лес. Хотя тёплых вещей на нём было столько, что он с трудом мог свести руки, создавались ощущения, будто он путешествует по этой вьюге в одной лишь летней куртке.

Силки повсюду были пустые. Видимо, охотничий сезон всё-таки закончился, придётся обойтись тем, что успел добыть. Где-то наверху послышался сильный треск. Инстинктивно, Ярослав прикрыл голову руками и отпрыгнул в сторону, опрокинувшись в сугроб. На то место, где он только что находился, с грохотом упала ветка, сорванная с дерева ураганом. Вытряхивая снег из сапог и воротника, Мужчина попытался выругаться, но мышцы лица настолько замёрзли, что в результате вышло лишь невнятное мычание. Кое-как, поднявшись, он направился дальше - до места оставалось совсем немного.

В последнем капкане обнаружился лис. Молодой, почти лисёнок. Передняя лапа его была зажата меж зубьев и, вероятно, сломана. Животное смотрело на него затравленным взглядом, очевидно понимая, что его ожидает. Лис настолько замёрз и обессилел, что даже не пытался защищаться. Просто смотрел на человека перед ним и ожидал своей участи.

Ярослав выругался - теперь он стал ещё и сентиментальным, этого ему не хватало. Осторожно высвободив лапу животного, Ярик бегло осмотрел её. Как и предполагалось, она оказалась сломана. Возможность убить зверя была упущена, а отпускать его в таком состоянии - ещё более жестоко. Тяжело вздохнув, Ярослав взвалил на плечи дрожащее и фыркающее создание и направился домой. Снег в сапогах и за воротом уже начал подтаивать, так что задерживаться здесь дальше было нельзя.

Уже подходя к дому, мужчина почувствовал лёгкий жар, смешанный с ознобом. Растаявший снег неприятно хлюпал в сапогах, а промокшие ноги ощущали всю силу разыгравшихся морозов.

В самом помещении было почти так же холодно, как и на улице, разве что не было метели. Не разуваясь, Ярослав прошёл к печи, положил животное на коврик и принялся разводить огонь. Когда пламя взялось, он быстро скинул с себя одежду, обтёрся сухим полотенцем и надел чистые вещи. Надо было срочно выпить чего-то согревающего и заняться раной лиса. Вспомнив о нескольких бутылках ягодной настойки, которые он обнаружил во время последней ревизии, Ярослав поспешил в подвал. Жар в теле усиливался, мышцы начало сводить. Очевидно, он промёрз сильнее, чем казалось раньше.

Соленья, мясо, овощи, где же она была? Его взгляд скользнул по стоявшей на одной из полок шкатулке.
"Она так и оставалась здесь с того дня?" - промелькнула удивлённая мысль - "Ну конечно, я же не забирал её".

Выйдя из оцепенения, Ярослав продолжил поиски. Вскоре искомые бутылки были найдены. Особо не церемонясь, Ярик зубами откупорил одну, и жадно примкнул губами к горлышку. Согревающая жидкость легко прошла по пищеводу, приятно обжигая стенки. Оторвавшись от бутылки, мужчина сделал несколько глубоких вдохов, после чего попытался отпить ещё, однако закашлялся - настойка была крепкой. Хмель быстро подействовал на ослабевший организм, наверх Ярослав поднимался уже пошатываясь. Лис по-прежнему лежал там, где его оставили. На вошедшего, он глянул зло, исподлобья.

- И н-нечего на меня так смотреть, - пробурчал Ярик, - здесь выживает с-сильнейший, а я тебя ещё пожалел.

Лис ничего не ответил, лишь продолжил сверлить человека взглядом своих чёрных глаз. Ярослав, тем временем, ходил взад-вперёд по комнате, собирая всё необходимое для обработки раны. Алкоголь подействовал быстро, но болезненное состояние ощущалось даже сквозь него.

- Ну что, давай посмотрим, что тут у нас, - мужчина склонился над лисом. Тот весь напрягся, но сопротивляться не стал. Открытую рану Ярослав промыл, убедился, что сломанная кость не смещена, наложил шину. Обмотав повреждённую лапу чистой тканью, он положил немного мяса в миску Пирата и поставил около животного.

Пошатываясь, добрёл до кровати и, буквально, упал на неё, тут же свернувшись клубком и натянув на себя старое одеяло.

Картины сменяли одна другую. Сначала ему казалось, что он пробирается сквозь мороз и метель, куда-то к другой стороне леса. Ветер холодный, колючий. Он сбивает Ярослава с ног, растрёпывая и без того ветхую одежду. Двигаться всё тяжелее, но поворачивать назад нельзя: если выбрал направление, то надо идти до конца. Впереди бежит Пират, ему метель не так страшна, он резво перепрыгивает сугробы, зарывается в снег, а потом, с радостным лаем, выпрыгивает из них. Ярослав попытался позвать пса, однако голос не послушался его, из горла доносилось лишь невнятное сипение. Присмотревшись внимательнее, Ярик вдруг понял, что Пират бегает не один. Впереди бежит соседская собака Линда. Они бегают по кругу, словно не замечая метели и снега, который доходил человеку почти до колен. Откуда-то со стороны донёсся голос Евы.

- Пират, ко мне! Ко мне, мой хороший!

- Кажется, ему не до нас сейчас, - машинально ответил Ярослав - пусть побегает.

- С кем? С этим животным? Я – «против»!

Ничего не понимая, Ярик посмотрел ещё раз в сторону собак. Впереди Пирата бежала совсем не Линда, а рыжий лис, передняя лапа которого была тщательно перемотана. Ярослав вновь попытался закричать, однако его голос поглотил завывающий ветер и унёс куда-то вдаль. В этот момент, мужчина проснулся. Оглядевшись, он обнаружил лиса, лежавшего на том самом месте, где оставил его перед этим. Чёрные глаза по-прежнему смотрели в сторону Ярослава, но теперь уже совсем не пристально, как раньше. Даже не вставая с кровати, было видно, что лис уже не дышит.

Огонь в печи постепенно догорал, но сил подняться с постели и поддержать его, у Ярослава не было. Больше суток он так и пролежал, не вставая, и почти не меняя положения. Мышцы совсем затекли, но Ярик уже не обращал внимания на подобное. Жар усилился, дышать стало тяжело, вероятнее всего - воспаление лёгких. Труп лиса лежал там же и, по-прежнему, смотрел на Ярослава своими чёрными, мёртвыми глазами. Метель на улице так и не улеглась, продолжая завывать и периодически стучать сорванными ветками по крыше. Взгляд мужчины упал на висящую картину, которую он давно перестал замечать.

- Нет, серьёзно, какого чёрта здесь делает картина? - вопрос был риторическим, адресованным в пустоту. Конечно, он помнил, что сам привёз её сюда. Ещё он помнил, когда купил её, и даже то, где впервые увидел оригинал...

 

* * *

 

- Как считаете, такое место где-то существует?

- Что, простите? - Ярослав оглянулся и растерянно посмотрел на стоявшую рядом с ним девушку.

- Картина, - она улыбнулась так, словно сказанное было очевидным, - вы почти полчаса смотрите на неё, не отрываясь.

- Ах, это, - опомнился Ярик, - пейзаж... есть в нём нечто завораживающее. Какое-то своё, индивидуальное настроение, которое притягивает меня. Никогда не встречал ничего подобного. А вы?

- Тоже, - она подошла ближе и, встав рядом, задумчиво посмотрела на картину.

- Ева, - представилась она, по-мужски протянув руку для приветствия.

- Ярослав, - мужчина всё же склонился к её запястью и, как истинный джентльмен, поцеловал его. Девушка улыбнулась в ответ на этот жест.

- Я часто прихожу сюда. Но ничего другое меня здесь не интересует, - произнесла она, - только эта картина. Я могу часами смотреть на неё, время с ней пролетает незаметно. Впрочем, вы и сами убедились уже.

- Да уж, действительно. Так что вы спросили, когда подошли?

- Мне интересно, верите ли вы в то, что такое место существует на самом деле? Там всегда царит такая же атмосфера, солнце никогда не бывает радостно ярким, а вокруг совсем нет людей, потому, что для них здесь слишком мрачно.

Ярослав задумался.

- Наверное, есть. По крайней мере, хотелось бы так думать.

- И вы бы хотели там жить?

- А вы? - вопросом на вопрос ответил Ярослав.

- Хотелось бы так думать, - парировала Ева, повторяя его недавний ответ.

Некоторое время они стояли молча. Каждый смотрел на картину и думал о своём, однако теперь, внимание Ярослава не было к ней приковано. Украдкой он поглядывал на стоявшую рядом девушку. Она однозначно красива, очень. Это не та красота, которая смотрит на тебя с обложек журналов и экранов телевизоров. В ней не было идеальной правильности, зато присутствовала изюминка, особенность. То, что заставляет мужчин терять голову, бросаясь в самые невероятные и опасные авантюры.

- Только не стройте иллюзий, пожалуйста, - внезапно произнесла Ева, не отрываясь от созерцания полотна.

- А?

- Я вижу, как вы на меня смотрите. Ничего не имею против, вы мне симпатичны, но поэтому и должна предупредить: я больна… лейкоз должен был убить меня ещё полгода назад. Так что я не ищу серьёзных отношений, а с вами, боюсь, другое и невозможно.

 

* * *

 

Сдавленный крик вырвался из его груди, более он не мог сопротивляться. Резко вскочив с кровати, Ярослав направился в сторону кладовой. Его шатало из стороны в сторону, дважды он чуть не упал. Распахнув дверь, он, спотыкаясь, направился в дальний угол, смахнув на ходу несколько банок, которые упав, разлетелись вдребезги. Наконец, он дошёл до неё. Шкатулка стояла на том же месте. Конечно, он всё помнил, он никогда не смог бы забыть этого. В той самой галерее, он понял, что хочет быть с Евой. До самого конца, как бы скоро тот не настал.

Ева продержалась четыре года, которые они прожили вместе. Конечно, они никуда не могли уехать, но продолжали хранить свою мечту, проводя время в поисках места, которое видели на том полотне. После её похорон, Ярослав собрал необходимые вещи, взял Пирата и отправился туда сам. Он нашёл его. В точности, как на картине, всё как они хотели. Только поселился он здесь уже один, без неё.

Шкатулку Ярослав открыл с особым трепетом, слишком давно он не видел этих вещей. Сверху лежал её кулон, который Ева так любила носить; точно такой же, каким он оставался в его памяти. Так непривычно было видеть эту вещь вот так лежащую отдельно... Открытка, написанная её рукой. Это была шуточная идея, подарить друг другу самодельные открытки, написав на них смешные поздравления, но Ева так увлеклась тогда, что он чуть не расплакался от переизбытка чувств, впервые взглянув на её работу. Миниатюрный сотовый телефон, маленькие песочные часы, а ещё фотография. Ева смотрела с неё своим неповторимым взглядом, на который он так долго не решался ответить, находясь здесь.

Собрав все свои сокровища, что были в шкатулке, он направился обратно в комнату. Положив рядом с собой на кровати, Ярослав перебирал их пальцами, гладил, а слёзы текли по его лицу. Болезненное состояние усиливалось, перед глазами вновь стали возникать образы, только теперь мужчина не сопротивлялся им, ему было хорошо. Молочно-белая пелена обволакивала, принимая в свои объятия, а сквозь неё, откуда-то из глубины, прозвучал голос Евы, зовущий его к себе.

 

 


 1 Отрывок из песни "Как всё уходит" Е.Войнаровской (Flёur)

 

 

 

 

 

© Copyright: Алексей Сороковик, 2014

Регистрационный номер №0243635

от 5 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0243635 выдан для произведения:

Скользит беззвучно стрелка по часам,

Но время меня больше не заботит, -

Я знаю, что все вещи исчезают,

Я чувствую, как всё уходит.

И каждый вечер, сидя у окна,

Я наблюдаю, как заходит солнце.

И каждый его блик напоминает

О том, что больше не вернется.

Солнце, клонившееся к закату, уже наполовину скрылось за верхушками поредевших деревьев. Чёрные ветви, ещё сохранившие остатки пожелтевшей листвы, плавно качались в такт вечернему ветру. Ярослав бросил последний взгляд на заходящее светило и вновь взмахнул топором. Приближались холода и здесь, вдали от цивилизации, необходимо было готовиться серьёзно. Не хватит дров - помрёшь от холода, помочь некому будет. За пять лет, что Ярослав провёл в этом лесу, возможностей познакомиться с нравами местной природы у него было предостаточно. Все запасы, которые он привёз с собой, закончились в первую же зиму. Лес словно желал, чтобы всякий поселившийся здесь, оставил в прошлом всё, что у него было ранее. Ярик не растерялся, не впал в отчаяние, не сдался. Он лишь сделал вывод: готовиться к зиме здесь следует тщательнее.

Стук, стук, стук. Топор монотонно поднимался и опускался, нарушая тишину леса. Запасов еды хватит, охотничий сезон в этом году выдался удачным. Пират вот только совсем стар, на промысел лишь как сопровождение ходит, но Ярослав и сам уже неплохо справляется, а вот компании пса он рад. Обычно, отправляясь на охоту, они с лабрадором разговаривают. Обсуждают планы на предстоящую зиму, хорошо ли расставлены силки, достаточно ли у них дров, не пора ли отремонтировать крышу. Пират - хороший собеседник, всегда очень внимательно слушает, не перебивает. Он вообще говорит мало, изредка только добавляет к сказанному что-нибудь важное. То, что они общаются на разных языках, никого из них совершенно не смущает.
Стук, стук. Ярик прекратил работу, распрямил спину и потянулся. Время позднее, надо собрать дрова и отнести в сарай, хватит на сегодня. Пират, лежавший на крыльце, приподнял голову и посмотрел на Ярослава.

- Ты хоть бы перетащить помог, что ли, совсем уж обленился, - пёс ничего не ответил, лишь встряхнул головой, словно не соглашаясь с хозяином.

- Ленивый ты стал, да, нечего спорить. И не надо мне тут про возраст говорить.
Пират вновь поднял взгляд, вытянул шею и протяжно заскулил.

- Знаю, дружок, - Ярослав подошёл к псу и погладил того по голове, - я тоже по ней скучаю.

Следующий день выдался дождливым. Ливень начался ещё под утро, и к полудню уже стало ясно, что до вечера он не закончится. Свинцовые тучи полностью заволокли небо, даже с приоткрытыми ставнями, в доме всё равно было темно. Ярослав налил воды в алюминиевый чайник и поставил его греться. Хорошо, что он в последнее время был так усерден, когда готовился; судя по всему, такая скверная погода будет теперь часто.
Поёжившись, Ярик отвернулся от окна и взглянул на Пирата. Тот лежал около печи, положив морду на передние лапы. Ливень на улице действовал на него удручающее. Если в молодости он спокойно относился к любым капризам природы, то теперь, верный спутник стал реагировать на них так, как и следует старику. А возможно, всё дело в том, что Пират скучал по городской жизни. Не так он хотел встретить старость, наверное. Ярослав подбросил в огонь пару поленьев, и стал наблюдать за тем, как пламя постепенно обволакивает их. Огонь завораживал, приковывал к себе взгляд. Мысли постепенно растекались, теряя очертания, пока не исчезли совсем. Остался только белый шум, который через время, стал принимать странные, почти забытые формы.

 

* * *

 

- Ты весь день ничего не ела, может хоть супа немного принести? - мужчина присел рядом и слегка погладил её плечо. Ева не отреагировала на прикосновение, продолжая смотреть в окно.

- Я не голодна, Ярослав. Если хочешь - иди, ешь сам.

- Так тоже нельзя, ты только хуже себе делаешь, - он всегда смущался и терялся, когда у неё случались подобные настояния.

- А разве это может что-то изменить? - губы девушки растянулись в лёгкой улыбке, однако глаза по-прежнему с грустью смотрели на ночной город.

- Для меня - да, - ответил он.
Какое-то время они сидели молча, наблюдая за огнями огромного мегаполиса за окном.

- Иногда я не понимаю, зачем ты возишься со мной? Это что, чувство ответственности?

- А может мне это нравится? - пожал плечами Ярик.

- Что нравится? ЭТО? - девушка, наконец, отвернулась от окна и посмотрела ему в глаза.

- Ты знаешь, о чём я говорю. И я тоже знал, на что шёл, когда согласился.

- Жалеешь теперь, наверное.

Ярослав покачал головой.

- Знаешь, я часто думаю о том, как было бы, не случись с тобой этого. Как мы могли быть счастливы. Но потом, мне приходит в голову странная мысль - а были бы? Смогли бы мы ценить каждый момент, да и вообще встретиться? Несмотря ни на что, эти годы мы были живее, чем кто-либо. Так что нет, не жалею, ни капли.

Она придвинулась ближе и положила голову к нему на плечо.

- Надо было уехать туда, сразу, это ведь было нашей мечтой.

- А давай уедем! – воодушевился он, - завтра же купим билеты, бросим всё к чёрту, а?

- Нет, родной, - прошептала она, - теперь поздно. Теперь уже слишком поздно...

 

* * *

 

Пирату нездоровилось с самого утра. Он лежал на одном месте, почти не меняя положения, отказывался от еды. К полудню стало понятно, что это не собачьи капризы: скорее всего, заболел вчера, во время грозы.

Лекарства на этот случай у Ярослава были припасены, однако не хватало уверенности в том, что именно сейчас необходимо. Вряд ли это обычная простуда, слишком уж он ослабел. С другой стороны, откуда Ярославу знать, как ведёт себя пожилая, простуженная собака?

Укол Пират выдержал стоически, лишь слегка подёрнул верхней губой.

- Молодец, - похвалил его Ярик, и потрепал по загривку, - мужик!

"Мужик", не поднимая головы, пробурчал что-то невразумительное в ответ. Посчитав это подтверждением того, что с Пиратом всё в порядке, Ярослав вышел на улицу.

Несмотря на то, что грозовые тучи давно ушли, предчувствие близящихся холодов стало гораздо ощутимее. Словно вчерашний день был неким переломным моментом в смене сезона.
Пирату необходимо было срочно поправляться, ведь когда ударят холода, состояние больного, пожилого пса станет только хуже.

- Пожилого, - сказал Ярослав вслух, и поморщился от того, как это слово прозвучало. В памяти как-то сразу всплыл молодой и задорный лабрадор, который с громким лаем бегает кругами по лужайке, в бесполезной попытке догнать небольшую, но очень прыткую овчарку. Как же её звали? Ли... Лиза? Лида? Линда! Точно, соседскую собаку звали именно так. И отчего она ему вдруг вспомнилась, вместе с той лужайкой и солнцем, которое в тот день было особенно ярким?

 

* * *

 

- Пират, ко мне! Ко мне, мой хороший!

- Кажется, ему не до нас сейчас, - улыбнулся Ярослав, - пусть побегает. У него смотри, какая подруга есть, больно мы ему нужны.

Ева отступила на пару шагов назад, продолжая с улыбкой наблюдать за дурачеством своего любимца. Некоторое время, они с Ярославом просто стояли, не желая нарушать тишину.

- Мы так давно не выбирались никуда, - мужчина задержал взгляд, любуясь её профилем, - поужинаем сегодня где-нибудь?

- Не будь таким банальным, - Ева улыбнулась, не поворачивая головы.

- Можно придумать что-то другое.

- Например? - девушка взглянула на него, щуря глаза от яркого солнца.

- Ну... эм...

- А может не надо ничего придумывать? - Ева взяла его под локоть и продолжила наблюдать за бегающим Пиратом, - надо уметь наслаждаться тем, что мы имеем сейчас.

- А как же наша мечта? - Ярослав удивлённо приподнял бровь.

- А что с ней? Разве я предложила от неё отказаться?

- Но...

- Погоди, - перебила она его, - я ещё не договорила. Как бы хороша она не была, разве тебе сейчас плохо?

- Нет, но я...

- Тогда наслаждайся, - Ева повернулась к Ярославу и, посмотрев в глаза, провела пальцами по его щеке, - мы не знаем, сколько ещё у нас есть времени. Наша мечта ждёт нас, но в погоне за ней, не забывай о том, что происходит сейчас.

 

* * *

 

К вечеру Пирату стало хуже. Дышал он тяжело и часто. По-прежнему отказывался принимать пищу, интереса к происходящему вокруг почти никакого не проявлял. Ярослав сделал ему ещё один укол, на который тот даже не отреагировал.

Чтобы хоть немного накормить животное, Ярик приготовил бульон из кролика.

- На вот, - мужчина пододвинул миску к его морде, - не хочешь мяса есть, так хоть бульончика попей.
Пират пошевелил носом, но на этом его интерес закончился.

- Ну, нет, голодовку объявлять я тебе не позволю, - мужчина пододвинул миску поближе к псу, зачерпнул немного бульона и капнул ему в пасть. Пират облизался и вопросительно посмотрел на хозяина. Ярослав повторил процедуру - пёс отреагировал так же. На третий раз, больной всё же обратил внимание на то, откуда берётся жидкость, которую он напрасно игнорировал до этого.

- А-а-а, вот ты значит как, - Ярик погладил собаку и поднялся, - всё-то тебя заставлять приходится. Ну, ничего, утром ты у меня мясо начнёшь кушать.

Оставшись довольным результатом, Ярослав помыл руки в импровизированной раковине, после чего оделся и вышел из хижины. На улице оказалось довольно свежо. Ночью будет холодно, так что лишняя вязанка поленьев не помешает. Обычно, он старался расходовать запасы экономно. Организм уже привык переносить холод; для того, чтобы заболеть, требовалось нечто большее, чем прохлада в доме. А что касается комфорта, то здесь, в глуши, куда другие даже не заходят, приходилось жить по другим правилам: не хочешь остаться без еды и тепла посреди холодов - учись экономить.

Но сейчас необходимо создать комфортные условия для Пирата, пусть поправляется, а запасы Ярослав ещё успеет пополнить. Тем более что он всегда запасался впрок, и от того, что неделю в доме будет теплее обычного, катастрофы не произойдёт. Подхватив вязанку, Ярослав коротко ощупал стены - не отсырели. Это хорошо, содержать самодельный сарай сухим в таких погодных условиях было отнюдь непросто.

Ярик вернулся в дом, убрал принесённую связку, взял оставшиеся с прошлого раза поленья. Если знать, как правильно топить печь, то можно поддерживать нужную температуру на протяжении долгого времени, не вставая с постели каждые полчаса. Когда-то давно ещё, будучи подростком, Ярослав, часто бывал в походах с дядей, для которого природа была словно домом родным. Тот научил его, как правильно разводить огонь, как его поддерживать, как добывать пищу, живя в лесу и многому другому. Мог ли тогда юный Ярослав всерьёз подумать, что все эти знания ему так пригодятся в будущем? Ведь тогда это было лишь забавным приключением, возможностью научиться тому, что умеют любимые книжные герои, и в чём совершенно не разбираются сверстники. И вот, много лет спустя, он оказывается здесь.

- Ну что, дружище, будем тебя отогревать, - Ярик скептически осмотрел свою работу с печью и, оставшись не совсем доволен, поправил несколько поленьев, - ты давай, набирайся сил. Завтра я от тебя не отстану, пока не съешь что-то, понятно?

На этих словах, он вопросительно взглянул на пса, словно тот действительно должен был что-то сказать в ответ. Пёс, конечно, ничего не ответил, однако было что-то настораживающее в этой тишине, в этом молчании. Ярослав оставил своё занятие и подошёл проверить, всё ли в порядке. Через мгновение стало понятно, что тепло и уют уже не понадобятся - Пират был мёртв.

Поёжившись, мужчина огляделся. На фоне серого неба, полуголые ветви деревьев создавали странное ощущение отчуждённости. Как будто давным-давно, нечто вытянуло из этого места всякую жизнь, оставив пустые оболочки, которые лишь создают видимость жизни. Стоя на краю утёса, Ярик смотрел на раскинувшийся перед ним пейзаж. Свет солнца казался холодным и тусклым, добавляя серых красок и без того мрачной картине.

Странное дело - он искал здесь одиночество, но смерть Пирата тяжело повлияла на него, стала ощущаться странная беспомощность, словно теперь он может не справиться, не пережить зиму. И всё больше появлялось уверенности в том, что этот сезон окажется тяжелее всех предыдущих.

Ветер усилился, развевая одежду и волосы, проникая под кожу, пробирая тело до костей. Ярослав помотал головой, отгоняя наваждение, развернулся и пошёл в сторону дома. Впереди было ещё много работы.

Зайдя вовнутрь, он первым делом направился в кладовую. Необходимо проверить запасы и заново всё пересчитать. Судя по всему, продуктов в этот раз может не хватить. Его обычным зимним рационом было вяленое мясо, консервы собственного приготовления, орехи, а также овощи, выращенные на заднем дворе и закатанные в привезённые с собой банки.

Спустившись в кладовую, Ярик зажёг свечи, взял листок бумаги с огрызком карандаша, и принялся проводить своеобразную ревизию. Его задачей было высчитать, на сколько суток хватит запасов, при условии активного потребления и отсутствия возможности пополнить их в течение зимы. В таком деле, всегда лучше брать в расчёт худший вариант развития событий.

Постепенно, тревога стала покидать Ярослава. Сосредоточившись на подсчётах, он позволил себе отвлечься, переключить внимание, наводя порядок, как в кладовой, так и в своих мыслях. Грифель шустро бегал по старой, пожелтевшей бумаге:

"...Зайчатина - 25 порций, кролик - 17 порций, кабан..."

Внимание Ярослава привлекла шкатулка, стоявшая на одной из полок.

- Какого чёрта она здесь делает? - мужчина аккуратно, с ощутимым трепетом коснулся её кончиками пальцев. Там, внутри, находились вещи Евы. То немногое оставшееся, что было связано с ней. Внезапно что-то цепкое, липкое, плотное, обхватило его грудь и стало сжимать.

"Прочь, никаких воспоминаний, прочь!" - мысли бешено закрутились в его голове.

Резко отдёрнув руку, Ярослав отступил на пару шагов, сделав несколько судорожных вдохов. Закрыл глаза, сосчитал до десяти, после чего вздохнул уже ровнее. Через мгновение, карандаш продолжил мелькать, выводя ровным почерком опись запасов на зиму.

 

* * *

 

- Скажи, а когда мы там поселимся, чем станем питаться? - руки Евы скользнули под одеяло и обвились вокруг его тела.

- Ну, хм... я стану охотиться. Я умею, ты не подумай!

- Ох, ну как же я могу сомневаться, - она потянулась, соблазнительно выгнув спину, - мой мужчина-охотник будет возвращаться из леса, с тушей дикого вепря на плечах, сбрасывать её у входа и прямо с порога кричать: "Женщина, я голоден! Приготовь мне мяса!"

- Перестань, я же не такой, - усмехнулся смутившийся Ярослав.

Ева сложила руки и картинно изобразила на лице крайнюю степень разочарования.

- Как жаль, а я ведь именно о таком и мечтала.

Ярослав попытался напустить на себя демонстративно грубый вид, но на Еву это произвело обратный эффект.

- Тебе не идёт, прекрати, - рассмеялась она, после чего крепко поцеловала, - но я тебя таким и люблю.
Ярослав откинулся на подушку, довольно щурясь и мечтательно перебирая пряди её волос.

- Так что? Говоришь, что будешь охотиться? - снова спросила девушка, - с большим ружьём наперевес?

- Можно и с ружьём, но есть способы гораздо эффективнее. Например, расставлять силки.
Ева на мгновение задумалась.

- Я могу допустить, что ты научишься ими пользоваться... технически. Но хоть я и далека от охотничьих дел, сдаётся мне, что расставлять их грамотно тоже надо уметь.

- Да, всё верно, - Ярослав обрадовался возможности похвалиться навыками, - но мне было ещё пятнадцать, когда я начал ходить в лес со своим дядей Олегом. Он тот ещё охотник, многим интересным вещам меня обучил.

- Как здорово, - девушка потянулась и сладко зевнула, - надо будет выпить за твоего дядю Олега.

- А это дело он не любил, кстати.

- Да и плевать, - Ева приподнялась, склонившись над его лицом и едва касаясь кончиками волос, - иди ко мне, охотник.

 

* * *

 

Метель лишала всякой возможности смотреть вперёд. Сгорбившись и закрывая лицо рукой от жуткого ветра, Ярослав с трудом пробирался сквозь заснеженный лес. Хотя тёплых вещей на нём было столько, что он с трудом мог свести руки, создавались ощущения, будто он путешествует по этой вьюге в одной лишь летней куртке.

Силки повсюду были пустые. Видимо, охотничий сезон всё-таки закончился, придётся обойтись тем, что успел добыть. Где-то наверху послышался сильный треск. Инстинктивно, Ярослав прикрыл голову руками и отпрыгнул в сторону, опрокинувшись в сугроб. На то место, где он только что находился, с грохотом упала ветка, сорванная с дерева ураганом. Вытряхивая снег из сапог и воротника, Мужчина попытался выругаться, но мышцы лица настолько замёрзли, что в результате вышло лишь невнятное мычание. Кое-как, поднявшись, он направился дальше - до места оставалось совсем немного.

В последнем капкане обнаружился лис. Молодой, почти лисёнок. Передняя лапа его была зажата меж зубьев и, вероятно, сломана. Животное смотрело на него затравленным взглядом, очевидно понимая, что его ожидает. Лис настолько замёрз и обессилел, что даже не пытался защищаться. Просто смотрел на человека перед ним и ожидал своей участи.

Ярослав выругался - теперь он стал ещё и сентиментальным, этого ему не хватало. Осторожно высвободив лапу животного, Ярик бегло осмотрел её. Как и предполагалось, она оказалась сломана. Возможность убить зверя была упущена, а отпускать его в таком состоянии - ещё более жестоко. Тяжело вздохнув, Ярослав взвалил на плечи дрожащее и фыркающее создание и направился домой. Снег в сапогах и за воротом уже начал подтаивать, так что задерживаться здесь дальше было нельзя.

Уже подходя к дому, мужчина почувствовал лёгкий жар, смешанный с ознобом. Растаявший снег неприятно хлюпал в сапогах, а промокшие ноги ощущали всю силу разыгравшихся морозов.

В самом помещении было почти так же холодно, как и на улице, разве что не было метели. Не разуваясь, Ярослав прошёл к печи, положил животное на коврик и принялся разводить огонь. Когда пламя взялось, он быстро скинул с себя одежду, обтёрся сухим полотенцем и надел чистые вещи. Надо было срочно выпить чего-то согревающего и заняться раной лиса. Вспомнив о нескольких бутылках ягодной настойки, которые он обнаружил во время последней ревизии, Ярослав поспешил в подвал. Жар в теле усиливался, мышцы начало сводить. Очевидно, он промёрз сильнее, чем казалось раньше.

Соленья, мясо, овощи, где же она была? Его взгляд скользнул по стоявшей на одной из полок шкатулке.
"Она так и оставалась здесь с того дня?" - промелькнула удивлённая мысль - "Ну конечно, я же не забирал её".

Выйдя из оцепенения, Ярослав продолжил поиски. Вскоре искомые бутылки были найдены. Особо не церемонясь, Ярик зубами откупорил одну, и жадно примкнул губами к горлышку. Согревающая жидкость легко прошла по пищеводу, приятно обжигая стенки. Оторвавшись от бутылки, мужчина сделал несколько глубоких вдохов, после чего попытался отпить ещё, однако закашлялся - настойка была крепкой. Хмель быстро подействовал на ослабевший организм, наверх Ярослав поднимался уже пошатываясь. Лис по-прежнему лежал там, где его оставили. На вошедшего, он глянул зло, исподлобья.

- И н-нечего на меня так смотреть, - пробурчал Ярик, - здесь выживает с-сильнейший, а я тебя ещё пожалел.

Лис ничего не ответил, лишь продолжил сверлить человека взглядом своих чёрных глаз. Ярослав, тем временем, ходил взад-вперёд по комнате, собирая всё необходимое для обработки раны. Алкоголь подействовал быстро, но болезненное состояние ощущалось даже сквозь него.

- Ну что, давай посмотрим, что тут у нас, - мужчина склонился над лисом. Тот весь напрягся, но сопротивляться не стал. Открытую рану Ярослав промыл, убедился, что сломанная кость не смещена, наложил шину. Обмотав повреждённую лапу чистой тканью, он положил немного мяса в миску Пирата и поставил около животного.

Пошатываясь, добрёл до кровати и, буквально, упал на неё, тут же свернувшись клубком и натянув на себя старое одеяло.

Картины сменяли одна другую. Сначала ему казалось, что он пробирается сквозь мороз и метель, куда-то к другой стороне леса. Ветер холодный, колючий. Он сбивает Ярослава с ног, растрёпывая и без того ветхую одежду. Двигаться всё тяжелее, но поворачивать назад нельзя: если выбрал направление, то надо идти до конца. Впереди бежит Пират, ему метель не так страшна, он резво перепрыгивает сугробы, зарывается в снег, а потом, с радостным лаем, выпрыгивает из них. Ярослав попытался позвать пса, однако голос не послушался его, из горла доносилось лишь невнятное сипение. Присмотревшись внимательнее, Ярик вдруг понял, что Пират бегает не один. Впереди бежит соседская собака Линда. Они бегают по кругу, словно не замечая метели и снега, который доходил человеку почти до колен. Откуда-то со стороны донёсся голос Евы.

- Пират, ко мне! Ко мне, мой хороший!

- Кажется, ему не до нас сейчас, - машинально ответил Ярослав - пусть побегает.

- С кем? С этим животным? Я – «против»!

Ничего не понимая, Ярик посмотрел ещё раз в сторону собак. Впереди Пирата бежала совсем не Линда, а рыжий лис, передняя лапа которого была тщательно перемотана. Ярослав вновь попытался закричать, однако его голос поглотил завывающий ветер и унёс куда-то вдаль. В этот момент, мужчина проснулся. Оглядевшись, он обнаружил лиса, лежавшего на том самом месте, где оставил его перед этим. Чёрные глаза по-прежнему смотрели в сторону Ярослава, но теперь уже совсем не пристально, как раньше. Даже не вставая с кровати, было видно, что лис уже не дышит.

Огонь в печи постепенно догорал, но сил подняться с постели и поддержать его, у Ярослава не было. Больше суток он так и пролежал, не вставая, и почти не меняя положения. Мышцы совсем затекли, но Ярик уже не обращал внимания на подобное. Жар усилился, дышать стало тяжело, вероятнее всего - воспаление лёгких. Труп лиса лежал там же и, по-прежнему, смотрел на Ярослава своими чёрными, мёртвыми глазами. Метель на улице так и не улеглась, продолжая завывать и периодически стучать сорванными ветками по крыше. Взгляд мужчины упал на висящую картину, которую он давно перестал замечать.

- Нет, серьёзно, какого чёрта здесь делает картина? - вопрос был риторическим, адресованным в пустоту. Конечно, он помнил, что сам привёз её сюда. Ещё он помнил, когда купил её, и даже то, где впервые увидел оригинал...

 

* * *

 

- Как считаете, такое место где-то существует?

- Что, простите? - Ярослав оглянулся и растерянно посмотрел на стоявшую рядом с ним девушку.

- Картина, - она улыбнулась так, словно сказанное было очевидным, - вы почти полчаса смотрите на неё, не отрываясь.

- Ах, это, - опомнился Ярик, - пейзаж... есть в нём нечто завораживающее. Какое-то своё, индивидуальное настроение, которое притягивает меня. Никогда не встречал ничего подобного. А вы?

- Тоже, - она подошла ближе и, встав рядом, задумчиво посмотрела на картину.

- Ева, - представилась она, по-мужски протянув руку для приветствия.

- Ярослав, - мужчина всё же склонился к её запястью и, как истинный джентльмен, поцеловал его. Девушка улыбнулась в ответ на этот жест.

- Я часто прихожу сюда. Но ничего другое меня здесь не интересует, - произнесла она, - только эта картина. Я могу часами смотреть на неё, время с ней пролетает незаметно. Впрочем, вы и сами убедились уже.

- Да уж, действительно. Так что вы спросили, когда подошли?

- Мне интересно, верите ли вы в то, что такое место существует на самом деле? Там всегда царит такая же атмосфера, солнце никогда не бывает радостно ярким, а вокруг совсем нет людей, потому, что для них здесь слишком мрачно.

Ярослав задумался.

- Наверное, есть. По крайней мере, хотелось бы так думать.

- И вы бы хотели там жить?

- А вы? - вопросом на вопрос ответил Ярослав.

- Хотелось бы так думать, - парировала Ева, повторяя его недавний ответ.

Некоторое время они стояли молча. Каждый смотрел на картину и думал о своём, однако теперь, внимание Ярослава не было к ней приковано. Украдкой он поглядывал на стоявшую рядом девушку. Она однозначно красива, очень. Это не та красота, которая смотрит на тебя с обложек журналов и экранов телевизоров. В ней не было идеальной правильности, зато присутствовала изюминка, особенность. То, что заставляет мужчин терять голову, бросаясь в самые невероятные и опасные авантюры.

- Только не стройте иллюзий, пожалуйста, - внезапно произнесла Ева, не отрываясь от созерцания полотна.

- А?

- Я вижу, как вы на меня смотрите. Ничего не имею против, вы мне симпатичны, но поэтому и должна предупредить: я больна… лейкоз должен был убить меня ещё полгода назад. Так что я не ищу серьёзных отношений, а с вами, боюсь, другое и невозможно.

 

* * *

 

Сдавленный крик вырвался из его груди, более он не мог сопротивляться. Резко вскочив с кровати, Ярослав направился в сторону кладовой. Его шатало из стороны в сторону, дважды он чуть не упал. Распахнув дверь, он, спотыкаясь, направился в дальний угол, смахнув на ходу несколько банок, которые упав, разлетелись вдребезги. Наконец, он дошёл до неё. Шкатулка стояла на том же месте. Конечно, он всё помнил, он никогда не смог бы забыть этого. В той самой галерее, он понял, что хочет быть с Евой. До самого конца, как бы скоро тот не настал.

Ева продержалась четыре года, которые они прожили вместе. Конечно, они никуда не могли уехать, но продолжали хранить свою мечту, проводя время в поисках места, которое видели на том полотне. После её похорон, Ярослав собрал необходимые вещи, взял Пирата и отправился туда сам. Он нашёл его. В точности, как на картине, всё как они хотели. Только поселился он здесь уже один, без неё.

Шкатулку Ярослав открыл с особым трепетом, слишком давно он не видел этих вещей. Сверху лежал её кулон, который Ева так любила носить; точно такой же, каким он оставался в его памяти. Так непривычно было видеть эту вещь вот так лежащую отдельно... Открытка, написанная её рукой. Это была шуточная идея, подарить друг другу самодельные открытки, написав на них смешные поздравления, но Ева так увлеклась тогда, что он чуть не расплакался от переизбытка чувств, впервые взглянув на её работу. Миниатюрный сотовый телефон, маленькие песочные часы, а ещё фотография. Ева смотрела с неё своим неповторимым взглядом, на который он так долго не решался ответить, находясь здесь.

Собрав все свои сокровища, что были в шкатулке, он направился обратно в комнату. Положив рядом с собой на кровати, Ярослав перебирал их пальцами, гладил, а слёзы текли по его лицу. Болезненное состояние усиливалось, перед глазами вновь стали возникать образы, только теперь мужчина не сопротивлялся им, ему было хорошо. Молочно-белая пелена обволакивала, принимая в свои объятия, а сквозь неё, откуда-то из глубины, прозвучал голос Евы, зовущий его к себе.

Рейтинг: +8 265 просмотров
Комментарии (6)
Ирина Ковалёва # 9 октября 2014 в 12:23 +2
Печальный рассказ! Автору удачи!
Светлана Тен # 12 октября 2014 в 13:56 +2
Стопроцентное попадание в тему. Хороший слог, форма, сюжет.
Доходит глубоко, цепляет. Автор, верю. Удачи в туре.
Влад Устимов # 13 октября 2014 в 23:15 +1
Хороший рассказ. Желаю удачи в конкурсе!
Светлана Ермашкевич # 29 октября 2014 в 10:48 +1
Щемящий душу рассказ.
Алена Викторова # 3 ноября 2014 в 06:46 0
Cпасибо, Алексей...
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 30 января 2015 в 23:50 0
ХОРОШАЯ РАБОТА!!! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e c0137 ura c0414