Так и было

26 февраля 2015 - Александр Джад
Не обратить внимания на девушку лет эдак двадцати, которая пришла сюда явно расслабиться и выделывающую в танце замысловатые па, было просто невозможно. Женщины окидывали её оценивающими взглядами не с завистью, нет, лишь справедливо рассматривали как соперницу, готовую в любой подходящий (или вовсе нет?) момент увести у них внезапно потерявших над собой контроль законных кавалеров. Мужчины же, наоборот, наблюдали за ней с одобрением и затаённой готовностью откликнуться на зов.
Танцевала она самозабвенно, извиваясь всем телом в такт музыке, рассыпав по плечам прямые русые волосы и, казалось, не замечала никого и ничего вокруг. Лицо светилось открытой белозубой улыбкой, губы вышёптывали слова звучащей песни.
«Я знаю точно, невозможное возможно», — доносился из мощных динамиков голос певца Димы Билана. «Сойти с ума, влюбиться так неосторожно», — шевеля чувственными губами, неслышно повторяла за ним девушка.
Хотелось коснуться и потрогать влажную манящую теплоту, утонуть прямо здесь, сейчас, немедленно в сладкой прелести молодого гибкого тела. И все верили: с ней это действительно возможно. По-детски наивный взгляд огромных голубых глаз подкупал чистотой и открытостью.
 
Дмитрий заливал пустоту своего существования вином. Никто его не понимает — ни жена, ни заказчики. Одни не хотят платить, а дражайшая половина удивляется: «Если муж такой талантливый и исключительный, почему у него нет денег?»
— Потому что все они дураки! — ответил своим мыслям Дмитрий. — Ничего в этом не соображают, а туда же... — он поднял бокал с красным, будто кровь, вином. — То, что делаю, — это искусство, а им подавай картинки из «Мурзилки», —  сделал глоток. — Дебилы безмозглые! — причмокнул от удовольствия влажными губами. — Болваны несчастные... — поднял глаза. Перед затуманенным взором возникло божественное гибкое создание. — Вот кто поймёт и оценит!
Поддавшись внезапному порыву, он тяжело встал и, размахивая руками в такт музыке, на полусогнутых ногах, выставив вперёд, как своё самое большое достоинство округлый, приличных размеров живот, двинулся к девушке.
Как ни странно, но она, казалось, только и ждала этого.
«Найти тебя, не отпускать ни днем, ни ночью, — между тем пел Дима Билан. — Всё невозможное возможно, знаю точно», — улыбаясь и призывно глядя на Дмитрия, вторила девушка.
Нередко именно случайности решают исход того или иного мероприятия. Часто, не задумываясь, мы совершаем действия, о которых потом можем пожалеть или наоборот, будем вспоминать о них с благодарностью. Вот только как распознать и отличить одно от другого? Как угадать, когда следует остановиться, а когда нет. Да и кто в такие моменты задумывается над этим?..
Девушка была поглощена магией танца. Плавно двигаясь, извиваясь всем телом и обволакивая чувственностью, она явно получала наслаждение от своей власти над мужчиной.
Так и было. Он всё медленнее двигался, впадая в сладкий дурман, ощущая рядом волнительно пахнущее молодое тело. Она же, словно дразня и издеваясь, то приближалась в танце, то отдалялась, лишь изредка, будто случайно слегка касалась его своими волосами, вызывая этим не столько желание, сколько похоть. Именно так. Грубую животную похоть. А Дима и не возражал. Прикрыв глаза, он просто расслабился и получал удовольствие, не слыша музыки, невпопад двигая конечностями...
Вдруг волшебное наваждение исчезло, словно выключили звук и переключили программу. Дмитрий открыл глаза. Действительно, музыка уже не звучала. Он стоял в центре зала в одиночестве. Все куда-то исчезли (или никого не было?). Подошёл к своему столику, присел, пригубил вино. Оно показалось пресным и невкусным. Поморщился. Почувствовал тяжесть внизу живота. Встал и направился к туалетной комнате.
— Из-звините! — приоткрыв дверь, он увидел ту самую девушку, поправляющую макияж перед зеркалом. «Ага, значит, она всё-таки была!» — радостное возбуждение вновь охватило его.
Он отступил на шаг и в ожидании, когда освободится помещение, прислонился спиной к прохладной стене. Дверь тут же распахнулась, и девушка, участливо улыбаясь, сказала:
— Хотите писать? Проходите. Там свободно.
Не то чтобы он был закоренелым пуританином, но вопрос застал врасплох. Так мама в раннем детстве спрашивала: «Димочка, ты не хочешь писать? Иди, а то заиграешься и штанишки замочишь».
— Вы хотите помочь? — чтобы хоть как-то скрыть неловкость, с наигранным равнодушием парировал он.
— Есть необходимость? — девушка не осталась в долгу, вопросом снова загнав Дмитрия в тупик.
В трезвой жизни это бы оттолкнуло...
Девушек любят скромных и целомудренных, а не острых на язычок. Кому понравится, когда тебя выставляют дураком? Таких или боятся, или презирают. Девушка должна быть девушкой, а не монстром в юбке. Третьего, как говорят, не дано.
...В трезвой жизни это бы отпугнуло. В трезвой. А тут такая расслабуха! Эта игра слов Дмитрию даже понравилась. Приятно иметь дело с умным собеседником, а не с глупой куклой-пустышкой. Значит, не ошибся, она обязательно поймёт и оценит.
— Необходимость?.. — он помедлил с ответом. — Необходимости нет... А вот желание...
В зале послышалась знакомая мелодия. Кто-то вновь заказал песню Димы Билана: «Я знаю точно, невозможное возможно», — пел его тёзка.
Дмитрий улыбнулся. Осторожно, боясь поцарапать, провёл ногтём по щеке девушки. Она не отстранилась, лишь, казалось, пристальней посмотрела на него. Тогда он шагнул в узкое помещение и плотно прикрыл за собой дверь.
— Вам нужно сначала туда, — девушка кивком головы показала на дверь в комнату, куда даже короли ходили пешком.
Опять вспомнилась мать: «...а то заиграешься и штанишки замочишь». Она права. Обе правы. Конфуз допустить нельзя. Хорошенькое дело! Девушка — не мама, да и ему уже годков по самое некуда. И он послушно скрылся в означенном помещении.
«Нет, ну действительно, что особенного? Всё вполне естественно. Что тут такого? — размышлял он. — Просто девушка без предрассудков и предубеждений. Зато как понимает. Это просто клад. Находка. Как раз то, что нужно».
Сделав дело, Дмитрий поправил брюки и вышел из укромного места.
Девушка сидела на выступе стены, словно специально спроектированном здесь для этой цели. Увидев молодого человека, поставила ногу на раковину, юбка при этом сползла, оголив стройные, в тоненьких колготках ноги, но она не обратила на эту пикантную вольность никакого  внимания, лишь задумчиво поглядела на струйку воды, вытекающую из крана.
Поза Дмитрию не показалась вульгарной — скорее, привлекательной.
Он приблизился вплотную. Девушка не отстранилась. Погладил её чуть выше коленки. Не удержавшись, наклонился и поцеловал. Она запустила пальцы в его волосы.
— Тебе одиноко, да? Всё плохо?
Опять попала в точку. Как узнала? Догадалась? Думать об этом не хотелось. Хотелось только стоять вот так, прижавшись к ней, и ощущать её всем телом.
— Меня никто не понимает.
— Понимаю.
— Только ты, — прошептал он. — Ты одна способна на это.
— Зачем так жить? Зачем вообще жить? — вроде бы обращаясь к Дмитрию, девушка бросала вопросы в пустоту. — Жизнь никуда не ведёт. Только к небытию. В ней ничего нет. Вакуум и страх. 
— Глупости... — не поднимая головы и от удовольствия прикрыв глаза, Дмитрий, словно кот, потёрся щекой о её коленку. — Есть ещё радость в жизни. Есть!
— Жизнь страшна... — она принялась ласково перебирать его волосы.
— С тобой нет, — он не очень вдумывался в слова. Просто ощущал на себе прикосновение нежных пальчиков и слушал чарующий голос.
— Скоро всё кончится.
— Как кончится? Ведь ещё ничего... — лаская её губами, сказал Дмитрий.
— Ты не представляешь, как часто всё хорошее, не успев начаться, очень даже быстро заканчивается.
— Пусть только начнётся...
— Ты сам захотел этого, — голос её стал на удивление спокойным и твёрдым.
— Да, да, да! — он не уловил перемены, уже плохо соображая, не понимал, что происходит и вообще, где и с кем находится. — Ты, только ты одна можешь помочь мне справиться.
— Я помогу тебе, если... если не струсишь и не сбежишь.
— Никогда! — воскликнул Дмитрий, пытаясь снять с неё блузку.
Он был даже искренен в этот момент и готов пообещать что угодно, пойти на любые жертвы.       
— Ты мне поможешь?
— Помогу, будь спокоен, — не сопротивляясь, прошептала девушка. — Ты даже представить себе не можешь, что все твои трудности и неудачи просто мелочи, пшик, о которых не стоит ни говорить, ни думать.
Он на секунду замер. Приподнял голову. И удивлённо взглянул на девушку.
— Потом поймёшь...
Не успел Дмитрий осмыслить её слова. Не успел понять. В дверь негромко, но настойчиво постучали.
— Всё будет, как ты хочешь, но не сейчас, чуть позже, — девушка поправила сбившийся гардероб и открыла дверь.
В проёме стоял бармен.
— Пойдем, потанцуем, — она проскользнула в зал.
— Вовремя, — сказал страж порядка. —  Не успели?
— Чего? — ошарашенный таким внезапным обломом огрызнулся Дмитрий. — Вали отсюда!
— Вы бы выражения выбирали, — незлобно сказал бармен. — Я всё-таки при исполнении. О вас же забочусь.
— Слышь, а ты спроси, нужна мне твоя забота или нет? На самом интересном обломал, гад...
— Хотелось бы посмотреть, как бы вы потом запели, — не отреагировав на оскорбление, усмехнулся бармен.
— Ты что, пророк, что ли?
— Не пророк, но кое-что предсказать могу. Хороша девочка?
— Тебе-то что?
— Ну тогда приготовьтесь выслушать горькую правду... — страж порядка выдержал паузу, словно решая, стоит продолжать или нет.
— Не пугай!
— Она, конечно, девочка что надо, — бармен пожевал губами, подыскивая слова. — Только...
— Что «только»? — подтолкнул Дмитрий.
— Только с прибамбасами.
 — Ну и что? Кто не грешен?
— Это вы хорошо сказали. Грешен. Она больна. Очень больна. У неё СПИД чуть ли не в последней стадии.
Дмитрий инстинктивно вытер губы.
— Не поможет, — растолковав это движение по-своему, покачал головой бармен. — Да так и не передаётся. Ей терять нечего, а вам пока что, видимо, есть.
— А ты не врёшь? Может, она просто тебя продинамила, так ты и мстишь?
— Глупо! Такими вещами не балуют. Не верите, спросите у неё. Она не скрывает. Говорю же — с прибамбасами.
А ведь точно! Так и было. Дмитрий вспомнил свой разговор с девушкой. Тогда он не придал значения её словам. А вот теперь... «жизнь страшна», «зачем жить?», «скоро всё кончится», «твои трудности и неудачи, просто мелочи, пшик», «потом поймёшь». Холодок пробежал по коже — скоро всё кончится. Даже хмель разом выветрился.
Дима выглянул в зал и увидел девушку. Он даже не спросил, как её зовут. Она танцевала, извиваясь всем телом в такт музыке, рассыпав по плечам прямые русые волосы. Лицо светилось открытой белозубой улыбкой, губы вышёптывали слова звучащей песни: «...Найти тебя, не отпускать ни днем, ни ночью, — кто-то вновь заказал полюбившуюся песню. — Всё невозможное возможно, знаю точно...»
Она танцевала, не обращая ни на кого внимания. Самозабвенно кружилась, пристукивала каблучками и подпевала, едва шевеля чувственными губами. Самозабвенно, не замечая никого и ничего вокруг. Самозабвенно, будто в последний раз...
А по её щекам, смывая макияж, текли слёзы, и губы, словно непослушные дети, упрямо повторяли: «Найти тебя, не отпускать ни днём, ни ночью. Всё невозможное возможно, знаю точно...»  

© Copyright: Александр Джад, 2015

Регистрационный номер №0273986

от 26 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273986 выдан для произведения: Не обратить внимания на девушку лет эдак двадцати, которая пришла сюда явно расслабиться и выделывающую в танце замысловатые па, было просто невозможно. Женщины окидывали её оценивающими взглядами не с завистью, нет, лишь справедливо рассматривали как соперницу, готовую в любой подходящий (или вовсе нет?) момент увести у них внезапно потерявших над собой контроль законных кавалеров. Мужчины же, наоборот, наблюдали за ней с одобрением и затаённой готовностью откликнуться на зов.
Танцевала она самозабвенно, извиваясь всем телом в такт музыке, рассыпав по плечам прямые русые волосы и, казалось, не замечала никого и ничего вокруг. Лицо светилось открытой белозубой улыбкой, губы вышёптывали слова звучащей песни.
«Я знаю точно, невозможное возможно», — доносился из мощных динамиков голос певца Димы Билана. «Сойти с ума, влюбиться так неосторожно», — шевеля чувственными губами, неслышно повторяла за ним девушка.
Хотелось коснуться и потрогать влажную манящую теплоту, утонуть прямо здесь, сейчас, немедленно в сладкой прелести молодого гибкого тела. И все верили: с ней это действительно возможно. По-детски наивный взгляд огромных голубых глаз подкупал чистотой и открытостью.
 
Дмитрий заливал пустоту своего существования вином. Никто его не понимает — ни жена, ни заказчики. Одни не хотят платить, а дражайшая половина удивляется: «Если муж такой талантливый и исключительный, почему у него нет денег?»
— Потому что все они дураки! — ответил своим мыслям Дмитрий. — Ничего в этом не соображают, а туда же... — он поднял бокал с красным, будто кровь, вином. — То, что делаю, — это искусство, а им подавай картинки из «Мурзилки», —  сделал глоток. — Дебилы безмозглые! — причмокнул от удовольствия влажными губами. — Болваны несчастные... — поднял глаза. Перед затуманенным взором возникло божественное гибкое создание. — Вот кто поймёт и оценит!
Поддавшись внезапному порыву, он тяжело встал и, размахивая руками в такт музыке, на полусогнутых ногах, выставив вперёд, как своё самое большое достоинство округлый, приличных размеров живот, двинулся к девушке.
Как ни странно, но она, казалось, только и ждала этого.
«Найти тебя, не отпускать ни днем, ни ночью, — между тем пел Дима Билан. — Всё невозможное возможно, знаю точно», — улыбаясь и призывно глядя на Дмитрия, вторила девушка.
Нередко именно случайности решают исход того или иного мероприятия. Часто, не задумываясь, мы совершаем действия, о которых потом можем пожалеть или наоборот, будем вспоминать о них с благодарностью. Вот только как распознать и отличить одно от другого? Как угадать, когда следует остановиться, а когда нет. Да и кто в такие моменты задумывается над этим?..
Девушка была поглощена магией танца. Плавно двигаясь, извиваясь всем телом и обволакивая чувственностью, она явно получала наслаждение от своей власти над мужчиной.
Так и было. Он всё медленнее двигался, впадая в сладкий дурман, ощущая рядом волнительно пахнущее молодое тело. Она же, словно дразня и издеваясь, то приближалась в танце, то отдалялась, лишь изредка, будто случайно слегка касалась его своими волосами, вызывая этим не столько желание, сколько похоть. Именно так. Грубую животную похоть. А Дима и не возражал. Прикрыв глаза, он просто расслабился и получал удовольствие, не слыша музыки, невпопад двигая конечностями...
Вдруг волшебное наваждение исчезло, словно выключили звук и переключили программу. Дмитрий открыл глаза. Действительно, музыка уже не звучала. Он стоял в центре зала в одиночестве. Все куда-то исчезли (или никого не было?). Подошёл к своему столику, присел, пригубил вино. Оно показалось пресным и невкусным. Поморщился. Почувствовал тяжесть внизу живота. Встал и направился к туалетной комнате.
— Из-звините! — приоткрыв дверь, он увидел ту самую девушку, поправляющую макияж перед зеркалом. «Ага, значит, она всё-таки была!» — радостное возбуждение вновь охватило его.
Он отступил на шаг и в ожидании, когда освободится помещение, прислонился спиной к прохладной стене. Дверь тут же распахнулась, и девушка, участливо улыбаясь, сказала:
— Хотите писать? Проходите. Там свободно.
Не то чтобы он был закоренелым пуританином, но вопрос застал врасплох. Так мама в раннем детстве спрашивала: «Димочка, ты не хочешь писать? Иди, а то заиграешься и штанишки замочишь».
— Вы хотите помочь? — чтобы хоть как-то скрыть неловкость, с наигранным равнодушием парировал он.
— Есть необходимость? — девушка не осталась в долгу, вопросом снова загнав Дмитрия в тупик.
В трезвой жизни это бы оттолкнуло...
Девушек любят скромных и целомудренных, а не острых на язычок. Кому понравится, когда тебя выставляют дураком? Таких или боятся, или презирают. Девушка должна быть девушкой, а не монстром в юбке. Третьего, как говорят, не дано.
...В трезвой жизни это бы отпугнуло. В трезвой. А тут такая расслабуха! Эта игра слов Дмитрию даже понравилась. Приятно иметь дело с умным собеседником, а не с глупой куклой-пустышкой. Значит, не ошибся, она обязательно поймёт и оценит.
— Необходимость?.. — он помедлил с ответом. — Необходимости нет... А вот желание...
В зале послышалась знакомая мелодия. Кто-то вновь заказал песню Димы Билана: «Я знаю точно, невозможное возможно», — пел его тёзка.
Дмитрий улыбнулся. Осторожно, боясь поцарапать, провёл ногтём по щеке девушки. Она не отстранилась, лишь, казалось, пристальней посмотрела на него. Тогда он шагнул в узкое помещение и плотно прикрыл за собой дверь.
— Вам нужно сначала туда, — девушка кивком головы показала на дверь в комнату, куда даже короли ходили пешком.
Опять вспомнилась мать: «...а то заиграешься и штанишки замочишь». Она права. Обе правы. Конфуз допустить нельзя. Хорошенькое дело! Девушка — не мама, да и ему уже годков по самое некуда. И он послушно скрылся в означенном помещении.
«Нет, ну действительно, что особенного? Всё вполне естественно. Что тут такого? — размышлял он. — Просто девушка без предрассудков и предубеждений. Зато как понимает. Это просто клад. Находка. Как раз то, что нужно».
Сделав дело, Дмитрий поправил брюки и вышел из укромного места.
Девушка сидела на выступе стены, словно специально спроектированном здесь для этой цели. Увидев молодого человека, поставила ногу на раковину, юбка при этом сползла, оголив стройные, в тоненьких колготках ноги, но она не обратила на эту пикантную вольность никакого  внимания, лишь задумчиво поглядела на струйку воды, вытекающую из крана.
Поза Дмитрию не показалась вульгарной — скорее, привлекательной.
Он приблизился вплотную. Девушка не отстранилась. Погладил её чуть выше коленки. Не удержавшись, наклонился и поцеловал. Она запустила пальцы в его волосы.
— Тебе одиноко, да? Всё плохо?
Опять попала в точку. Как узнала? Догадалась? Думать об этом не хотелось. Хотелось только стоять вот так, прижавшись к ней, и ощущать её всем телом.
— Меня никто не понимает.
— Понимаю.
— Только ты, — прошептал он. — Ты одна способна на это.
— Зачем так жить? Зачем вообще жить? — вроде бы обращаясь к Дмитрию, девушка бросала вопросы в пустоту. — Жизнь никуда не ведёт. Только к небытию. В ней ничего нет. Вакуум и страх. 
— Глупости... — не поднимая головы и от удовольствия прикрыв глаза, Дмитрий, словно кот, потёрся щекой о её коленку. — Есть ещё радость в жизни. Есть!
— Жизнь страшна... — она принялась ласково перебирать его волосы.
— С тобой нет, — он не очень вдумывался в слова. Просто ощущал на себе прикосновение нежных пальчиков и слушал чарующий голос.
— Скоро всё кончится.
— Как кончится? Ведь ещё ничего... — лаская её губами, сказал Дмитрий.
— Ты не представляешь, как часто всё хорошее, не успев начаться, очень даже быстро заканчивается.
— Пусть только начнётся...
— Ты сам захотел этого, — голос её стал на удивление спокойным и твёрдым.
— Да, да, да! — он не уловил перемены, уже плохо соображая, не понимал, что происходит и вообще, где и с кем находится. — Ты, только ты одна можешь помочь мне справиться.
— Я помогу тебе, если... если не струсишь и не сбежишь.
— Никогда! — воскликнул Дмитрий, пытаясь снять с неё блузку.
Он был даже искренен в этот момент и готов пообещать что угодно, пойти на любые жертвы.       
— Ты мне поможешь?
— Помогу, будь спокоен, — не сопротивляясь, прошептала девушка. — Ты даже представить себе не можешь, что все твои трудности и неудачи просто мелочи, пшик, о которых не стоит ни говорить, ни думать.
Он на секунду замер. Приподнял голову. И удивлённо взглянул на девушку.
— Потом поймёшь...
Не успел Дмитрий осмыслить её слова. Не успел понять. В дверь негромко, но настойчиво постучали.
— Всё будет, как ты хочешь, но не сейчас, чуть позже, — девушка поправила сбившийся гардероб и открыла дверь.
В проёме стоял бармен.
— Пойдем, потанцуем, — она проскользнула в зал.
— Вовремя, — сказал страж порядка. —  Не успели?
— Чего? — ошарашенный таким внезапным обломом огрызнулся Дмитрий. — Вали отсюда!
— Вы бы выражения выбирали, — незлобно сказал бармен. — Я всё-таки при исполнении. О вас же забочусь.
— Слышь, а ты спроси, нужна мне твоя забота или нет? На самом интересном обломал, гад...
— Хотелось бы посмотреть, как бы вы потом запели, — не отреагировав на оскорбление, усмехнулся бармен.
— Ты что, пророк, что ли?
— Не пророк, но кое-что предсказать могу. Хороша девочка?
— Тебе-то что?
— Ну тогда приготовьтесь выслушать горькую правду... — страж порядка выдержал паузу, словно решая, стоит продолжать или нет.
— Не пугай!
— Она, конечно, девочка что надо, — бармен пожевал губами, подыскивая слова. — Только...
— Что «только»? — подтолкнул Дмитрий.
— Только с прибамбасами.
 — Ну и что? Кто не грешен?
— Это вы хорошо сказали. Грешен. Она больна. Очень больна. У неё СПИД чуть ли не в последней стадии.
Дмитрий инстинктивно вытер губы.
— Не поможет, — растолковав это движение по-своему, покачал головой бармен. — Да так и не передаётся. Ей терять нечего, а вам пока что, видимо, есть.
— А ты не врёшь? Может, она просто тебя продинамила, так ты и мстишь?
— Глупо! Такими вещами не балуют. Не верите, спросите у неё. Она не скрывает. Говорю же — с прибамбасами.
А ведь точно! Так и было. Дмитрий вспомнил свой разговор с девушкой. Тогда он не придал значения её словам. А вот теперь... «жизнь страшна», «зачем жить?», «скоро всё кончится», «твои трудности и неудачи, просто мелочи, пшик», «потом поймёшь». Холодок пробежал по коже — скоро всё кончится. Даже хмель разом выветрился.
Дима выглянул в зал и увидел девушку. Он даже не спросил, как её зовут. Она танцевала, извиваясь всем телом в такт музыке, рассыпав по плечам прямые русые волосы. Лицо светилось открытой белозубой улыбкой, губы вышёптывали слова звучащей песни: «...Найти тебя, не отпускать ни днем, ни ночью, — кто-то вновь заказал полюбившуюся песню. — Всё невозможное возможно, знаю точно...»
Она танцевала, не обращая ни на кого внимания. Самозабвенно кружилась, пристукивала каблучками и подпевала, едва шевеля чувственными губами. Самозабвенно, не замечая никого и ничего вокруг. Самозабвенно, будто в последний раз...
А по её щекам, смывая макияж, текли слёзы, и губы, словно непослушные дети, упрямо повторяли: «Найти тебя, не отпускать ни днём, ни ночью. Всё невозможное возможно, знаю точно...»  
Рейтинг: +8 262 просмотра
Комментарии (11)
Влад Устимов # 27 февраля 2015 в 07:18 0
Как угадать, когда следует остановиться
Он сумел вовремя остановиться
А она – нет и по своему нашла свое «счастье»
Хороший рассказ
Удачи автору!
Орхидея Мира # 12 июля 2015 в 21:59 0
Ментальное всегда важнее...Все так и было! v soln igrushka
Александр Джад # 12 июля 2015 в 22:37 0
Здравствуйте, Орхидея! Вот именно - так и было. А жаль... наверное.
Удачи!
Алла Войнаровская # 10 августа 2015 в 09:45 0
big_smiles_138 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Орхидея Мира # 27 августа 2015 в 10:32 0
это я читала, помню. Хорошо написано!Благодарю за труд! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Татьяна Петухова # 30 ноября 2015 в 16:19 0
отлично!!!
Александр Джад # 30 ноября 2015 в 16:34 0
Пожалуйста!
Удачи!
Лора (Герда) Горелик # 12 февраля 2016 в 09:38 0
Саша,до момента..Ты сам захотел этого, — голос её стал на удивление спокойным и твёрдым....у меня в голове мелькнула мысль-фантастика!!!!сейчас она будет его белой горячкой,смертью!!!и не было никакой девушки...но рассказ жизненный,интересный...никому нет дела до нее,а ей до них...впечатлило...и девушку увидела и парня,жаль сегодняшних молодых,такая обреченность...картина тягостная-они ведь дети наши...
Вдохновения!!!
Александр Джад # 12 февраля 2016 в 10:14 0
Здравствуйте, Лора!
Да, бывает и такое... Но всё же чаще, думаю, всё не так уж плохо. Скажу больше - потом Они стали жить вместе, хотя и не без шероховатостей и разочарований. Что делать? Любоффь...
Удачи!
Екатерина Морозова # 16 февраля 2016 в 00:57 0
Уважаемый Александр!
Интересный рассказ. Хорошо выстроен сюжет, с каждой строчкой все любопытнее, что будет дальше.
Единственное, что немного царапнуло, - это чистые, наивные глаза танцующей девушки, которые потом совсем не вяжутся и с образом развязной девицы, и с образом смертельно больного человека тоже. Но, может, это только мое личное восприятие.
Спасибо за Вашу работу! korob
Александр Джад # 16 февраля 2016 в 10:22 0
Здравствуйте, Екатерина!
Спасибо за откровенность и неравнодушие!
А глаза... Они не только такие, как есть, но и такие, как кажутся в данный момент.
Скажем: "Свежий ветерок шелестел листочками..." Или так: "Пронизанный холодом ветер без жалости трепал поникшую листву..." - во всех случаях ветер один и тот же. А вот настроение и видение его разное - всё по настроению. Пояснил?
Удачи!