Главнаяwam65 → Отказной

Отказной

Опубликовано: 2202 дня назад (6 декабря 2012)
Блог: wam65
Рубрика: Проза
Редактировалось: 7 раз — последний 15 февраля 2013
Настроение: Отличное
0
Голосов: 0

Отказной

Сборник рассказов о нелегкой службе сотрудников милиции, в одном из провинциальных городков нашей необъятной Родины. Фамилии и имена героев изменены, но место происходящего оставлено подлинным.

Бесы

Декабрь 1999 года в нашем провинциальном городе Дзержинск выдался умеренно холодным. Снега было немного, и морозы были некрепкими от 10 до 15 градусов по ночам. Днём же, на 2-3 градуса теплее, в общем, зима начиналась теплее обычного.
Наш опорный пункт №5, как обычно работал в штатном режиме. Прием граждан велся строго по распорядку с 17 часов до 19 часов, по завершению, которого личный состав учреждения выходил обслуживать заявки и вёл работу на своем административном участке, проверялся подученный элемент, оружейники и прочие, прочие, прочие.
В общем, выполнялась повседневная рутинная работа, о которой многие гражданские даже не догадывались. Коллеги по работе между собой шутили, что обязанностей у участкового инспектора, больше чем у самого Иисуса Христа. Ему, начинающему участковому инспектору, в звании младшего лейтенанта милиции всё было в новинку.
Новый коллектив, новые люди и новая интересная работа. Опорный пункт № 5 находился на проспекте Ленина, располагался в обыкновенном жилом доме из красного кирпича.
Коллектив был маленький, но очень и очень работоспособный. Душой всего коллектива, был помощник участкового инспектора прапорщик Стрижиков. Коренастый среднего роста, увлекающийся боксом и очень весёлый человек, одним словом настоящий казак.
Он обладал не заурядными талантами, пел старинные русские песни, играл на гармошке.
Его приятный баритон частенько был слышен во время празднования праздников и прочих мероприятии не связанных с исполнением служебных обязанностей. Опорный пункт возглавлял старший участковый инспектор капитан милиции Арефьев Сергей Николаевич. Ему Соловьеву, как молодому и начинающему участковому, Арефьев был наставником по работе и отвечал за него, перед выше стоящим начальством. Можно сказать проще, отец, мать в одном лице. В процессе обучения, по сбору материала и написанию отказных постановлений, Арефьев обучал также, тактике и психологии общения с людьми. Его опыт работы с людьми заслуживал настоящего особого внимания и уважения. Одним из опытных работников пункта охраны правопорядка считался в нашем коллективе старший лейтенант Гусев Владимир Борисович, на фоне которого лейтенант Новосельцев Станислав Игоревич выгладил просто юнцом в нашей нелёгкой работе. «Микро майоров», было двое Христовский Александр Сергеевич и Соловьев Валерий Евгеньевич. Вот такой мощной микро ячейкой и велась борьба с преступностью и нарушителями общественного порядка на территории равной одной восьмой части нашего города. Работы было непочатый край, в связи с проведением операции «Вихрь анти террор», все выходные дни, отпуска были отменены, весь личный состав пункта находился на рабочих метах. Так вот, в один из таких дней от дежурного по отделу милиции, поступила заявка о факте хулиганства соседки по дому, расположенному по адресу улица Октябрьская. Данная территория принадлежала коллегам с опорного пункта № 15, но в связи с тем, что они были заняты более важной работой, эту заявку закинули нам, да и данный адрес находился от нас в пяти минутах ходьбы.
Прибыв на место, в составе трех сотрудников Стрижикова, Хрестовского и Соловьева.
Были распределены обязанности по сбору материала, Хрестовский и Стрижиков ведут опрос соседей, а Соловьёв опрашивает нарушителя спокойствия. Сказано, сделано.
Все разошлись по рабочим местам. Соловьев поднялся на пятый этаж и позвонил в квартиру № 13. За дверью всё было тихо и было, похоже, что там ни кого нет. «И почему все придурки и нарушители спокойствия селятся либо на пятом, либо на девятом этажах» подумал про себя Соловьев. От мысли его оторвал шаркающий звук за входной дверью.
Старческий тихий женский голос спросил: « Кто там», «Участковый, милиция» громко и внятно отрапортовал он. « Я милицию не вызывала и в её помощи не нуждаюсь» ответил голос. « Соседи вызвали, очень просили поговорить с Вами», ответил Соловьев. В этот момент на площадку пятого этажа подошёл Христовский и тихим голосом сообщил: « Там у Анны Ивановны крыша съехала, как утверждают соседи, она сегодня час назад отпилила ножовкой батарею отопления. Слесаря уже были, воду отключили и уехали, сказав людям, чтобы обращались в милицию». «Ещё они сказали, что она одинокая и вызвать псих. бригаду не кому». В это время дверь квартиры приоткрылась и в щели показалась седая голова старушки. «Сынок, зайди я тебе что-то скажу» обратилась она к Соловьёву.
Хрестовский- « Иди, а я зайду пока в 14 и 15 поговорю с соседями». Соловьёв проследовал за старушкой. «Идите за мной, обувь можете не снимать» сказала она, и он прошел за ней в комнату. Квартира была однокомнатная, без какой либо роскоши старый диван, сервант и тумба с телевизором марки «Рекорд». «Сынок ты послушай, что я тебе расскажу и посоветуй, как мне поступить». « Слушаю» сказал он и старушка начала свой рассказ.« Соседи жалуются, что я дом без отопления оставила, так я это не со зла. Ты понимаешь, живу одна, уж лет тридцать как мужа схоронила, сын погиб в Афганистане, пенсия небольшая, но на жизнь хватает. Так я это вот к чему тут недавно поселились у меня в квартире два беса. Один длинный худой, так он ещё ничего спокойный, а второй маленький толстый и злющий, как собака. Так это маленький сегодня залез ко мне на шею и давай командовать. Бери, говорит бабка ножовку и пили батарею, я не хотела, а он матом. – «Пили сука, а то хуже будет» и давит коленками на шею. Вот так я и отпилила
трубу, слесарей к себе не пустила, бес не велел». « Посоветуй, что мне делать, как от них избавится, с их появлением отношения с соседями испортились». В квартиру зашли Хрестовский и Стрижиков принесшие объяснения соседей. Соловьев, приняв объяснение со старушки, пообещал разобраться в этом трудном и мистическом деле. Сказав Анне Ивановне до свидания, все удалились из квартиры.
По дороге к опорному пункту, он рассказал коллегам, о том, что рассказала ему старушка.
Все дружно согласились, что не пора ли агента Малбера приглашать, либо охотников за привидениями, но так как ни тех не других в городе нет решили обратиться в клинику для
Душевно больных.

Шизофрения.

Весна в тот год была ранняя, снег дружно растаял, и на почве уже появилась зеленая поросль. Новосельцев, Хрестовский и Соловьев по окончании совещания в отделе милиции, заступили на службу. День был обычный, и работа шла своим чередом.
Ближе к вечеру примерно около пяти в кабинет Христовского и Соловьева зашёл новоиспеченный старший лейтенант Новосельцев. Новые погоны придавали ему солидности. «Мужики» обратился он к ним, « Поступила заявка, на Пирогова, там опять Круглова чудит, просили срочно выйти». На сборы, понадобилось около двух минут, и наша троица выдвинулась в адрес. Стас, всю дорогу возмущался бездействием родственников Кругловой, которые не желали следить за своей душевно больной матерью. «Почему я должен заниматься ей, когда у ней есть сын, баламут», говорил он возбуждённо. – «Да и потом она вряд ли откроет дверь, так как я, уже навещал её по просьбе соседей и поговорил с ней достаточно строго». « Ерунда, чего ни будь, придумаем, как войти к ней в доверие», сказал Христовский. За этой беседой мы не заметили, как пришли в назначенный адрес. Ещё метров за двадцать мы увидели, что окно квартиры Кругловой, распахнуто, под окном в палисаднике, валялись, какие-то обгорелые тряпки и дымился старый матрац. «Это что-то новое», буркнул Стас, « Еще не хватает пожара», добавил Хрестовский. Во дворе, нас уже поджидала парочка возмущенных соседей. Заметив своего участкового, женщины сразу на перебой запричитали: « Станислав Игоревич, когда это кончится, неужели на Круглову, нет ни какой управы»? Стас тихо переговорил с соседями и обратился ко мне: « Опроси их на отказной материал, клиент стоит на учёте в психушке. Я с Христовским попробую попасть в квартиру к Кругловой». « Ладно», ответил Соловьев и подошёл к женщинам. Из открытого окна первого этажа до моего слуха доносились обрывки фраз. «Круглова, откройте, милиция, участковый», « участковый? Участкового не пущу!», «кого пустите?», «КГБ!». Через пару секунд после этой фразы в, на улице показались Новосельцев и Хрестовский. Ни сказав ни слова они оба пошли вокруг дома и сделав круг, снова зашли в подъезд. В открытое окно было слышно, как раздался стук в дверь и уже привычный женский голос спросил: « Кто там?», ответ прозвучал: « КГБ». Было слышно, как щелкнул замок входной двери и Круглова, пригласила войти в свою квартиру. Минут примерно через двадцать после этого, к подъезду подкатила машина с бригадой врачей псих. диспансера. Дежурный врач Волков Владимир Николаевич, участливо спросил: «Что опять наш клиент всем покоя не даёт?» «Опять», сказали женщины соседки. « Сегодня вон КГБ запросила, а что будет дальше, только Бог знает?» « И так все службы, от неё красавицы не отходят». В этот момент из подъезда вышла Круглова в сопровождении медбратьев и участковых.
Круглова повернулась к соседкам и крикнула: « В следующий раз КГБ не пущу!»,
« Ну, ни чего, что ни будь, придумаем» подбодрил Стаса, Хрестовский. «Да, кем мы только уже у неё не были и пожарниками, и газовщиками, один раз слесарем представлялся, у неё всегда новое требование, лишь бы в больницу не ехать».
«Весело тут Вас», ответил Волков и хлопнул дверцей Уаза. Женщины вздохнули с облегченьем:- «Теперь дней двадцать будет спокойно, с диагнозом шизофрения, как у неё, по мой-му надо находиться в стационаре безвылазно », сказала одна из соседок.
Возвращаясь на пункт, мы всю дорогу обсуждали данное происшествие, Стас продолжал сетовать на безучастность родственников к судьбе матери, мы, молча с ним соглашались.

А за рулем у них, Ельцин

Скоро закончится 1999 год, настроение предновогодние в отделе милиции проводится операция «Металлист» с целью предотвращения хищений с производств металла.
Сегодня пятница короткий день у работяг. Приказом, начальника службы Ульяничевым Владимиром Прокопьевичем, в рейд задействованы по два человека с опорного пункта.
От опорного № 5 идут в рейд Гусев и Соловьёв. Развод в связи с операцией, был назначен на час раньше обычного. В четырнадцать двадцать, мы все участники рейда, уже сидели в «буханке» и ждали водителя. Старый УАЗик, насквозь продувался ветром, и сидеть в нём просто так, было не уютно. Коллеги в машине начали потихоньку роптать и сетовать на отсутствие водителя. В это время из дверей отдела вышел Ульяничев и сел за руль, буханка нехотя завелась и мы тронулись в путь. Дорога предстояла не близкая и Гусев начал травить анекдоты, я тоже решил его поддержать и начал свой рассказ со слов: - В столице появился новый шестисотый Мерседес, который подарили по случаю праздника Ельцину. Катается он с соратниками по Москве, пробует новый подарок, и остановился ненадолго возле ларька. Местная братва тоже заметили новый мерс, но в тонированные стекла разглядеть кто в нём не могут. И вот главный посылает шестёрку, тот возвращается почти сразу и испугано говорит:- Я не знаю что, за братва, но за рулём у них Ельцин.
Все кто был, в салоне УАЗика заржали громче обычного. Ульяничев, засмеявшись повернулся в мою сторону и громко сказал: - Соловьев это ты на кого намекаешь? УАЗик, аж, подпрыгнул от дружного хохота, так как за рулем сидел целый полковник.
До места проведения операции доехали весело и достаточно быстро.
Объектом нашего внимания была проходная одного из крупных заводов города Дзержинска. Ульяничев распределил всех по рабочим местам и поставил конкретную задачу. Территория данного предприятия принадлежала опорному пункту восточной зоны и отвечал за неё майор Кистин. Ему и была отведена главная роль в предстоящей операции. Попасть на территорию завода и согласовать все с руководством предприятия, в помощь к нему был направлен и Гусев. Весь рейд проходил достаточно результативно и гладко. Задержанных, доставляли с похищенным металлом в караульное помещение ВОХР, где составлялся акт о хищении и задержании, после чего составлялся соответствующий протокол. В общем всё работало как отлично отлаженный механизм, если бы не один казус. Гусев, находясь на территории завода, решил пошутить над Кистиным и пока тот говорил с начальником цеха, незаметно подсунул в его дипломат увесистую медную пластину. После этого воспользовавшись старым знакомством с начальником караула ВОХР, шепнул ему на ухо о том, что у Кистина в дипломате медь. Весть о предстоящей шутке сразу прокатилась по всем ушам сотрудников отдела и работников ВОХР. На вертушку проходной была направлена самая дородная женщина, которая своей грудью, полностью закрыла весь выход. Все молча ждали виновника торжества и между собой хихикали. И вот миг настал, в дверях показался Кистин и контролёр сразу потребовала предъявить его дипломат к осмотру, майор как ни в чём не бывало положил его на стойку и открыл. Его лицо мгновенно перекосило от недоумения, так как по верх бумаг лежала толстая и увесистая медная пластина. – Это что у вас? вежливо спросила контролер, участковый от волнения потерял дар речи, в этот момент проходная содрогнулась от дружного смеха. Кистин, поняв, что это розыгрыш и проанализировав последовательность событий, наскочил с претензиями на Гусева, но поняв, что раздувать скандал просто бессмысленно, пообещал при случаи отомстить подобной шуткой.
С рейда ехали в отдел уставшими, но с приподнятым настроением.

Наказание неизбежно

Декабрь 1999 года был умеренно холодным, снега было предостаточно, вокруг опорного пункта №5 появились невысокие сугробы. Отделение службы участковых инспекторов ждало глобальных изменений и перестановок по службе. Данная суета началась сразу, как только Ульяничев пошёл в отпуск, из которого по слухам, руководства он должен был, плавно по тихому уволится в запас. Ещё сильнее напрягали и перемены в нашем Российском законодательстве, смена УПК, КоАП и прочих нормативных актов.
На неопределенное время парализовали всю работу на пункте, работа с новыми законами практически начиналась с нуля. В этот зимний день на пункте дежурили всем составом.
Вёлся приём граждан по личным вопросам, помощник участкового Стрижиков И.В., нарабатывал административную практику и дежурил возле кафе «Гамбринус», от куда доставлял нарушителей общественного порядка в опорный пункт, для составления административных протоколов. Работа шла в обычном рабочем ритме. На улице быстро стемнело, я не заметил, как время приёма граждан подошло к концу, пора было выдвигаться на административный участок. Одевшись, я вышел на улицу и направился в сторону «Гамбринуса», чтобы взять с собой на заявки Стрижикова. Его коренастую фигуру я заметил я еще на подходе к кафе, Игорь, переговорив о чём-то с администратором заведения , быстрым шагом направился за павильон, я пошёл следом. Из-за широкой спины помощника, я заметил неизвестного мужчину сидевшего на корточках возле двери запасного выхода из кафе. Мужик сидел и спокойно оправлялся, практически на виду проходящих граждан. Женщины просто отворачивались и проходили мимо, а мужчины брезгливо сплюнув, матерились. Весь этот беспредел, закончился разом, как только пьяный нахал заметил приближающегося к нему Стрижикова. Он, с перепугу, вытаращив глаза и открыв рот от удивления, сел на пятую точку и находясь в полном ступоре, делал попытки отвечать на вопросы старшины. – Ну и что с ним будем делать, спросил я, Игоря.
- Да ничего, куда его брать, ни какого дезодоранта не хватит, он весь опорный провоняет.
- Согласен сказал я и добавил: «тем более, что он уже наказал себя сам». - Правильно сказал Стрижиков, «изолятор или вытрезвитель его тоже не возьмет». Мужик сидел на снегу, слушал наш разговор и в недоумение вращал глазами, осознав, что его забирать не будут, он вдруг изрек истину: «Наказание неизбежно», мы рассмеялись, и дружно сказав ему: «Точно!», отправились на заявки.

Отказной

Примерно за две недели до нового года, в отдел пришла разнарядка на повышение квалификации в учебном центре ГУВД в городе Нижний Новгород, который располагался в местечке с романтическим названием, «Щёлковский хутор». Соловьёва, как молодого лейтенанта по решению кадровой комиссии направили в центр, сроком на один месяц.
Учёба в центре, была интересным и поучительным занятием. Изучались новые изменения в законодательстве, поправлялось здоровье на занятиях в спортзале. Самым изнурительным для Соловьёва, была регулярная езда из Дзержинска в Нижний Новгород. Вставать утром на электричку приходилось в пять часов, чтобы пол- восьмого быть на курсе. Курс, это название сводных групп одного призыва в учебном центре.
Преподавательский состав центра, профи с большим опытом работы на земле.
Землей, в обиходе, называлась работа на административных участках, а не в кабинетах, как всё руководство. На занятиях по специальности, преподаватель, полковник Хромов организовывал свои лекции очень интересно, он всегда использовал в качестве пособий свежие отказные материалы сотрудников разных отделов милиции по Нижегородской области. Его лекции всегда проходили весело, так как читать творчество участковых всем доставляло только положительные эмоции. Как-то дня за два до новогодних праздников, Хромов принёс интереснейший, творческий материал, о котором я и хочу рассказать подробней. В этот день Хромов не вошёл,а влетел в аудиторию, чуть сдерживая себя от смеха, и с порога сказал: « Я принёс шедевр, слушайте, этому сельскому пареньку надо писать повести и романы». Хромов, держа перед собой постановление начал читать:
« Основанием для проверки послужило, заявление гражданки Ивановой А.И. 1956 года рождения проживающей там то и там-то, о факте пропажи у неё поросенка по кличке, Борька. В заявлении гражданка Иванова А.И., просит принять меры к розыску последнего. В ходе проверки установлено, что», и с этого места началось!
Проверкой установлено, что в селе Ильино-Заборское, Семеновского района жила дружная семья свиней Машка и Васька, у которых на иждивении находилось одиннадцать поросят. Одного из поросят звали Борька, он рос шустрым веселым поросёнком. Любил бегать по хозяйскому двору и играть с братиками и сестричками. 20.июля 1999 года, Борька заигравшись, выскочил за околицу и направился по направлении к речке Керженец возле поселка «Фанерный». По пути поросёнок проголодался и очень хотел есть. Подойдя к берегу реки, Борька заметил, что на другом берегу растёт сочный, душистый клевер,
Но он так же заметил и бригаду косцов, косивших его и которые наверняка прогнали бы его со своего луга. Борька смекнул, что если ему переплыть речку ниже по течению и попасть на луг с другой стороны, то сможет вдоволь наесться клевера. Поросёнок вошел в воду и поплыл, на середине реки его подхватило быстрое течение и понесло стремительно вниз. Борька старался изо всех силёнок выгрести, но обессилел и камнем пошёл ко дну». На основании вышеизложенного, в собранном материале проверки, признаков уголовно-наказуемого деяния не усматривается. Руководствуясь пунктом таким-то, статье такой-то УПК РФ, в возбуждении уголовного дела отказать, о чём уведомить заявителя гражданку Иванову А.И., проживающую там то и там то». Хромов замолк и смотрел на нас, через секунду аудитория взорвалась смехом. « Пришвин или Тургенев», кто-то выкрикнул из зала.
Обсуждение данного шедевра, затянулось до конца занятий. Приехав, домой я рассказал эту историю жене, чем поднял ей настроение на целый вечер.


Свято место, пусто не бывает

Январь двух тысячного года, запомнился тем, что сменилось руководство службы участковых инспекторов. На общем разводе отдела, теперь уже бывшему начальнику службы Ульяничеву В.П., торжественно вручили электролобзик и с почётом проводили в отставку. Но, как говорится в русской поговорке, «свято место, пусто не бывает», к нам в службу тут же назначили нового руководителя, Ромина С.В. Сергей Васильевич Ромин, службу в органах внутренних дел начинал на нашем пункте №5 и службу знал изнутри, все её плюсы, и все недостатки. Пришёл он к нам в начальники, с отделения дознания, уже в звании майора. До службы в ОВД, Ромин С.В., служил офицером в вооруженных силах СССР. В город прибыл из Германии, после вывода войск связанного с развалом Союза. Поэтому, встав на должность, он с первых дней, пытался установить у нас в службе армейские порядки, надо сказать, что наладить дисциплину на первых порах у него не очень то получалось. Эти неудачи в основном были связаны с панибратством среди старослужащих, которым он делал поблажки, а те в свою очередь пользовались его снисхождением к ним, и наглели прямо на глазах. Зато построить молодежь, Ромин проделывал мастерски, в их глазах он был неотразимым авторитетом. Служба участковых, под его руководством практически кардинально поменяла свой вектор. Любая малая инициатива сотрудников, пресекалась сразу на корню ещё в зачатии и искоренялась всеми доступными методами. Проще сказать, шаг влево, шаг вправо - побег, прыжок вверх, по карьерной лестнице, вообще расценивался, как попытка улететь. Следом за сменой руководителя службы, произошли перемены и на нашем пункте. Сначала ушёл на повышение в следствие, Арефьев С.Н., а немного позднее ушёл в отставку и майор Максимкин Г.А., освободив еще одну должность старшего участкового. На эти должности сразу назначили старших лейтенантов Гусева В.Б. и Новосельцева С.И., наш коллектив поредел на два человека, а работы сразу добавилось на два вакантных участка. Старшим над нами был назначен Гусев Б.В., которого между собой все называли Борисыч. Весь личный состав пункта, продолжал работать в жёстком режиме, операции «Вихрь анти-террор» следовали одна за другой. В семьях коллег начались скандалы и ссоры, семью Соловьева, эта участь также не обошла стороной. Систематические задержки зарплаты, отсутствие главы семьи дома, делали свое черное дело. Его семья рушилась на глазах, государственная машина перемалывала и ломала все отношения. В конечном итоге, разрыв состоялся, Соловьев находился в депрессии, конец которой положил Ромин С.В., бесцеремонно вмешавшись в дела чужой семьи, именно благодаря Ромину, Соловьев, забыл вкус спиртного на долгие годы. Ценой за трезвость, стала потеря самого надёжного тыла на свете. Семья, распалась на части, решением федерального суда, дети разделены между родителями. Всё это, ждало Соловьева в недалеком будущем, а пока он работал в полную силу и даже не подозревал о грядущих переменах. Настоящее, для него было безоблачным и прозрачным, как стекло гранёного стакана.

Борисыч

Гусев В.Б., не высокого роста, коренастый человек, обладатель небольшого брюшка, со стороны напоминал Огурцова из фильма «Карнавальная ночь», которую блестяще исполнил актер Ильинский. Страдал комплексом Наполеона, но это не мешало ему быть хорошим хозяйственником, по характеру весёлый и энергичный, он всегда находил себе какое ни-, будь занятие. С его назначением на должность, на пункте начался косметический ремонт, замены устаревшей мебели, причем всё это делалось в обход руководства и конкретно с использованием связей Борисыча. На пункте появился первый компьютер, хотя все ещё работали по старинке на печатных машинках, либо выносили постановления об отказе в возбуждение уголовного дела от руки, чем всегда была недовольно прокуратура, проверяющая законность наших решений. Борисыч обладал единственной и не красящей его чертой, это примазаться со своим рапортом к чужому раскрытию преступлений, за что неоднократно премировался руководством и одно время был лучшим участковым отдела. Гусев, быстро работал с любым материалом при вынесении решения, причём возвратов от прокурора почти не было. Принципы его работы были похожи на старый анекдот: « Следственно оперативная группа в составе следователя двух оперативников и участкового прибыли на убийство и рассматривают лежащий на земле труп с топором в голове. Следователь качает головой, говорит:- "очередной глухарь", оперативники молча соглашаются и вздыхают:- "опять землю рыть придется, чтобы концы найти". Участковый, улыбаясь, почёсывая затылок, говорит: - "Да, жестокое самоубийство". В общем, марафет материала, был в крови у Борисыча. Умение себя преподнести окружающим, поднять свой авторитет в глазах населения, было его любимым занятием, и когда он садился на этот конёк, то остановить его в этот момент можно было только тяжёлым танком. Хороший рассказчик, фантазер он всегда мечтал написать свою книгу о своих похождениях, и я думаю, что ему действительно было, что рассказать. Насыщенность его личной жизни, была высока, события в его карьере были молниеносны, что в конечном итоге привело его к краху в будущем. В две тысячи девятом, не доработав всего два месяца, до выхода на пенсию, его, в звании капитана милиции, принудят к увольнению из органов внутренних дел. Чем положат конец его стремительной карьере.

Друг с детства

Февраль двухтысячного года походил к своей середине, погода была по настоящему февральская. На улице выла настоящая метель, и выходить, куда- либо из помещения не хотелось. Соловьев дежурил у себя на пункте в паре с помощником участкового инспектора Стрижиковым. На участках всё было спокойно и подозрительно тихо.
Воспользовавшись затишьем, он сидел в кабинете и отказывал материал. Игорь, чтобы не слоняться без дела отпросился до дому по делам, Соловьев возражать не стал, зная, что помощник живёт прямо на административном участке и в случае необходимости он его сразу вызовет по телефону. Прием граждан уже закончился, и на пункте было тихо, и пусто, Соловьев сосредоточился на отказном материале. В тишине было слышно, как за окном воет вьюга. В этот момент хлопнула металлическая входная дверь, и тяжелые шаги послышались в коридоре. Опять кого-то несёт, подумал про себя Соловьев и в ту же, секунду, в дверном проеме кабинета появилось лицо Копина. Он своим привычным басом пробасил – « Есть, кто живой?» - «Заходи блудный сын, заходи, что нового на пункте №12?» С Копиным, Соловьев дружил с детства, поэтому по-свойски сказал; - « А я думаю, кого там черти принесли, в такую погоду, какими судьбами к нам на окраину города?» - « Да я из БСМП Валерыч, работаю с материалом, а насчёт окраины, так у меня тоже окраина только с другого конца города». - «Что, что ни будь серьезное?» - «Да нет, ерунда, бытовуха пару ссадин и синяков, в общем гражданско-правовые в чистом виде, а ты не угостишь кофе, а то зябко на улице». - «Нет проблем», сказал Соловьев, и, включив чайник в розетку, отложил в сторону не дописанный отказной. – «А ты, что один, что больше некому работать?» - «Почему один, я с помощником, он отлучился по делам ненадолго и скоро подойдет». Налив две чашки кофе, Соловьев поставил их на стол.
- « А ёще, что нового у вас на гектаре?» Гоша, потягивая горячий напиток, веселел прямо на глазах. – « Да есть чего порассказать, только слушай». И Копин сразу сел на свой любимый конёк рассказчика очередной хохмы.- « Вот слушай, что расскажу, я с напарником на днях работал по грабежу, собрали полнейший материал, доказательства вины на все сто двадцать процентов, задержали подозреваемого, опросили всех кого только возможно, а тут как назло заявка по 02 падает о факте хищения неизвестным батона колбасы из магазина Меркурий. Мозги и так вскипают, а тут эта туфта, я, конечно послал туда помощника, предварительно проинструктировал его, как взять отказное заявление, чтобы списать материал сразу в номенклатурное дело. Помощник отработал все по уму и принёс набранный материал, в нем только не хватало нашего рапорта о проделанной работе и рапорт на списание материала. Я сразу озадачил напарника писать рапорт о проделанной работе, а сам сел писать рапорт на списание. Всё сделали как надо,
а тут вчера на гарнизонном разводе, шеф как обычно распекал и устраивал разбор полетов по всем административным участкам. Досталось всем, кроме нашего пункта, нас даже похвалили за раскрытый грабёж, так как задержанный нами жулик взял на себя ещё пять эпизодов, а кормя нашего дела. Под конец развода шеф, решил окончить его на так сказать позитивной ноте. Он сделал серьезное лицо и стал читать рапорт, с первых же строк я понял, что за бумагу он читает и кто автор этого шедевра детективного жанра.
В рапорте было следующее! Докладываю Вам, что, работая по сообщению службы 02, о факте хищения батона колбасы, неизвестным лицом из магазина Меркурий, расположенного там-то и там-то. Мной, совместно с участковым инспектором Копиным,
по горячим следам был установлен расхититель магазинной продукции. Им оказался дворовый пёс Шарик, данный факт закреплён протоколом осмотра места происшествия и составлена схема места происшествия. Следы, указывающие на то, что именно Шарик совершил правонарушение в виде ошметков, от обертки колбасы с места происшествия не изымались, так как пёс огрызался и скалился, задержать нарушителя и доставить его в отдел, не представилось возможным, так как, при попытке поймать его петлёй, он выскочил и убежал. О факте побега нарушителя, с места происшествия доложено дежурному по УВД и ориентирован личный состав смежных территорий пунктов номер девять и шестнадцать, а также дежурные экипажи отдела вневедомственной охраны.
Число подпись. После этой фразы я от смеха чуть со стула не рухнул. Хорошо, что шеф с юмором, а то бы….., сам понимаешь. В этот момент зазвонил телефон и монотонный голос дежурного по отделу сказал: - « Заявки запиши», записав в блокнот задание, Соловьев позвонил Стрижикову и сказал ему, где его встретить. Распрощавшись с Копиным на ступеньках пункта, они разошлись в разные стороны, Соловьев побежал на участок, друг детства пошёл на остановку автобуса. Соловьёв по дороге осмыслил рассказанное другом и пришёл к выводу, что и на другом конце города участковые, чудят не меньше чем они.

Табор с неба не вернётся

Воскресенье, день сумасшедший, особенно под конец дежурства, обязательно подкинут какой нибудь специфичный нежданчик. Новоселцев и Хрестовский собирались на заявку, а Соловьев сидел и отказывал очередной материал, но для завершения работы ему не хватало дополнительного объяснения потерпевшего. – « Что у тебя?» спросил Стас. – « Ножевое, легкий вред здоровью» ответил Соловьев. – «Тогда пошли с нами все равно адреса рядом, сначала заявку обслужим, потом и по ножевому поработаем.» Так и решили. Улица Матросова на гектаре нашего пункта, была старой застройки, двухэтажные желтые домики располагались по обеим сторонам дороги. В каждом из них размещалось по восемь квартир и контингент, проживающий в них, весь состоял в основном из пожилых пенсионеров. Дверь нужной нам квартиры открыла пожилая женщина лет восьмидесяти на вид. Она с порога признала своего участкового и начала излагать Стасу свои жалобы. Новосельцев слушал с вниманием не перебивая старушку.
Причём обращалась она к участковому по имени и отчеству, и с первых минут Соловьев нисколько не сомневался в её адекватности. Старушка сказала: - «Станислав Игоревич, а кто это с вами?» - «Коллеги», ответил Стас, - « Но давайте сразу к делу, расскажите всё подробно и, кстати, как поживают ваши девочки в комоде?» - «Хорошо поживают, вот только танцуют реже, я им там сервиз чайный поставила, и простора у них стало поменьше». – « Так я о деле, Станислав Игоревич, вот уже как неделю, в моей квартире проживает цыганский табор. Безобразничают жуть, украли у меня из банки сахарный песок, навели беспорядок в квартире». – «А, что они именно делают и как попадают к вам в квартиру?» спросил Новосельцев. – « Вы, что им ключи дали?» добавил Хрестовский.
- « Да нет, они в замочную скважину просачиваются туда сюда, ходят, как к себе домой,
вот вчера на диван грязные мужские трусы подбросили, опять же полбанки сахарного песка умыкнули, в общем, тиранят ироды как хотят». Стас достал чистый лист бумаги и попросил хозяйку принести злополучную банку. Пока она ходила за ней, Новосельцев ввел нас в курс дела, пояснив, что у старушки весной и осенью обострение, но в целом она безобидная и добрая. – «Может родственников вызвать?», предложил Соловьев. – «Нет у неё ни кого», ответил Хрестовский и продолжил: - « Из больницы её выпускают только на летний и зимний период, а сейчас весна!» - «А ты её откуда знаешь?» спросил Соловьев.
- «Я её давно знаю, ещё, когда за помощника участкового работал». – «Ну и как заявление с неё брать?» - «Хитростью возьмём» ответил Стас. Старушка вернулась в комнату, принеся с собой банку. Новосельцев аккуратно взял её в руки и как опытный эксперт посмотрел её на просвет. – « Так, так пальчики есть, будем работать, мне кажется, что сахар мы вам сегодня отыщем, след чёткий». Положив банку на белый лист, он прокатал её несколько раз туда и обратно и обратился к старушке: - « Всё иди, расписывайся, отпечатки сняли, приступаем к розыску». Сделав серьезное лицо, он обратился к нам
- «Всё начинаем работать!» Мы вышли в подъезд, старушка проводила нас до двери.
- «Так сколько у тебя было песка?» еще раз уточнил Стас. – « Да полбанки милок», ответила старушка и закрыла за собой дверь. – « Так ты идешь в магазин за песком и купишь полтора кило», обратился он к Хрестовскому, - «Ты опрашиваешь соседей, через двадцать минут встречаемся здесь же». Все разошлись по рабочим местам. По прошествии вышеуказанного времени, все собрались у дверей квартиры старушки. Стас позвонил в дверь, старушка открыла сразу, он вошел в прихожую и с порога сказал:- « нашлась твоя пропажа, вот держи». Христовский поставил пакет с песком на тумбочку. – « Твой?» Старушка пристально оглядывала принесённый пакет. – « Мой!», - « Ну раз твой, пиши отказной», пошутил Хрестовский. – «А как же табор?», спросила старушка. – « Не бойтесь, больше он с неба не вернётся!» уверенным тоном ответил Новосельцев. – « Слава Богу! спасибо милок тебе за всё», сказала старушка. А мы дружно зашагали отрабатывать другой материал.

Пикник

Как-то в мае, в разлив реки Оки 2002 года, личный состав нашего опорного пункта предпринял попытку провести массовое мероприятие и выехать на природу.
Местом мероприятия, было выбрано в окрестности посёлка Желнино, выбор был не случайным, так как у меня в посёлке был дом, где проживала моя мать, и в случае непогоды всегда возможно было, остановится у неё. Пикник решили устроить в живописнейшем месте на берегу лесного озера под названием Плотинка. Местные жители поселка данную местность называли Пчельник, это название возникло ещё в дореволюционный период, когда купцы Марков и Солин держали здесь пчёл и по буграм смешенного леса стояли пасеки. Воды в разлив было достаточно много, и она поднялась высоко на столько, что можно свободно проехать через трубу на баркасе и попасть в озеро. Я и Хрестовский стали первопроходцами, нашей задачей было организовать рыбалку и подготовить место бедующего пикника. Я сидел в веслах, и мы медленно продвигались в глубь озера, воды было столько, что озером Платинку, называть было бы не правильно, течение было сильное и грести приходилось, прикладывая достаточное усилие. Бугры Пчельника были перетоплены в двух местах, поэтому решили остановится у первого, это было связано с удобным подъездом к нам, остальной группы, которая в это время работала на пункте в усиленном режиме. Выгрузив вещи из баркаса, на живописной поляне, которую окружали старые вековые дубы, мы поехали расставить снасти для ловли рыбы. По завершении этого процесса, занялись окультуриванием места стоянки. Притащили несколько бревен и разложили их вокруг будущего костра в качестве лавок.
За этим нехитрым занятием время летело быстро, закончив благоустройство места, развели костер и повесили котелок с водой. Картошка к ухе, была взята уже чищенной, и тратить на нее драгоценное время не пришлось. Санька поглядывал на часы и нервничал. – « Пора бы и снасти посмотреть, а то приедут, а рыбы нет», сказал он, я согласился и мы отчалили от берега. Улов был небольшой два карася и небольшой щуренок. – «Не густо!», заметил Хрестовский. – « Но и не пусто!» отпарировал я. – « Сосиски есть и яйца куриные, накрошим, и будет рыбный суп» сказал я подбадривающим тоном. – « Точно, уха из петуха» буркнул Хрестовский и подчалил к берегу. Вода в котелке кипела, и картошка практически сварилась, я быстро почистил рыбу и закинул её в котелок, добавив к ней целый веник укропа и лаврового листа. Аромат ухи заполнил поляну, Санек ложкой помешивая уху, сетовал на то, что она слишком жидковата и рыбы нет, и картошки надо было больше. Я не раздумывая, добавил в уху морковь, порезав её ровными кружочками, и покромсал сосиски с куриными яйцами. Бульон сразу помутнел и содержимого супа видно не было. Звонок по сотовому телефону отвлек меня от стряпни. – « Едут!», громко сказал Хрестовский и добавил - «Уже на мост въехали». Я не успел снять с огня котелок, как на пригорке появился старенький жигулёнок Борисыча. Мастерски подкатив, к поляне, он остановил свою семерку, двери распахнулись, и из салона первой выбралась девушка. Девушку звали Надежда, она встречалась уже более года с Сергеем Арефьевым. Затем по очереди на полене появились Стрижиков, Арефьев и Новосельцев. Борисыч открыл багажник, коллеги сразу приступали к опустошению его содержимого. Стрижиков вытащил канистру с пивом и скороговоркой проговорил: - « И в жару и холода пиво лучше, чем вода». – «А если водочки со льда, то и пиво ерунда» поддержал его Стас, вытаскивая картонную коробку со спиртным. Наша поляна быстро стала преображаться, появился импровизированный стол, который сервировался быстро, что можно было сравнить его со скатертью самобранкой. Поверх, скатерти, в считанные секунды появились всевозможные салатики и прочие закуски, из овощей, огурцы и помидоры, не забыли и о фруктах. Гусев предусмотрел практически всё, не списывая со счетов, то, что в сугубо мужской компании могут появиться и представительница слабого пола.
Гусев, первым делом справился, сварилось ли уха и убедившись, что все в полном порядке торжественно приступил к намеченному застолью. Первый тост был, как обычно за выезд и сказав попутно напутствие: - «Чтоб не последнюю», Борисыч опустошил свою стопку, мы все последовали его примеру. Не выдерживая ни какой паузы Борисыч, налил ещё стопку и подняв её над головой сказал следующий тост, - « За присутствующую даму!» все сразу его подержали. После короткой паузы, слово взял Стрижиков, он, как всегда говорил шутками или скороговорками, - «После первой и второй, промежуток не большой!», пробормотал он, и налив стопку вытянув руку, вперёд изрёк – « Ну, что бы всё!» И все тут же его поддержали. Наша компания уже находилась на пике веселья, когда на стол поставили чашки с ухой, Борисыч, взяв деревянную ложку и вращая ей в чашке, делал тщетные попытки отыскать в ней рыбу. Наконец, когда он поймал ложкой, кусок сосиски он в недоумении сказал: - « Странно, а пахнет рыбой, где рыба?», с раздражением в голосе спросил он Хрестовского. – « Где, где, в реке конечно!» я длинной деревянной поварешкой отыскал на дне котелка карасика и положил в чашку Борисыча.
- «Во, рыба!» и он сразу же налил себе очередную стопку и призвал всех выпить за уху, все не возражая подчинились. Поле этого тоста наступило, небольшое затишье и Стрижиков удобно разлегшись, на бревне затянул: - « У дома стояла карета, там пышная свадьба была, все гости нарядно одеты, невеста всех краше была», сразу, как по команде не ожидая для себя все подхватили эту песню я взял свою гитару и на ходу подбирая аккорды, принялся подыгрывать. Песня эхом прокатилась по озеру, постепенно затихая в сумерках. На воде со стороны болота, послышался, громки всплеск и с кряканьем взлетели две большие серые утки. Игорь прекратил петь и следил за ними, в его взгляде проглядывался инстинкт охотника. – « Эх, сейчас бы ружьё!» - « Запрет, зелёная зона!», сказал ему я и он, перестав следить за птицами, опустился на своё бревно. – «Валерыч, сыграй нашу, а то, что-то не весело», обратился он ко мне. Я ударил по струнам и запел: - « Ты помнишь, как все начиналось, всё было впервые и вновь. Как строились лодки и лодки назвались Вера, Надежда, Любовь!» Вся компания подхватила:- « Я пью до дна, за тех кто в море, за тех кого любит волна» и Борисыч словно получивший новый заряд бодрости, сразу предложил тост: - « За Надежду и любовь!», я поставил к дубу свою гитару и отошел к воде убедиться, что она не прибыла и баркас находится на месте. Подойдя к берегу, я заметил, что вода убывает, это было хорошо заметно по заплёсу на стволе векового дуба. Я обернулся и посмотрел на нашу поляну со стороны. Гусев, жестикулируя руками, рассказывал очередную хохму, Стрижиков, не обращая на него никакого внимания, мирно дремал на бревне. Надежда с Сергеем облюбовали мою телегу, на которой я вожу баркас, они забрались в короб телеги и о чём-то говорили, это было хорошо заметно по артикуляции их губ. У них, похоже, намечаются серьезные отношения, подумал я про себя и разница в возрасте им не помеха. Надежду, я знал давно, даже раньше Николаеча, она работала когда-то на ранке, который охраняла вневедомственная охрана, в которой я проработал несколько лет. Я и познакомил Арефьева с ней, пригласив их в 1998 году на рыбалку так же в разлив на озеро Дедово. Ей тогда было 25, а ему уже под сорок, странно одно, как два абсолютно разных человека нашли общие точки соприкосновения. Я перевел взгляд к столу, Стас и Санька продолжали наливать и закусывать, пытаясь истребить все запасы копчёной колбасы. Я сел на нос баркаса и опять погрузился в раздумье, мои мысли прервал Хрестовский внезапно подошедший ко мне.
- « Поедим, снасти посмотрим, может, что и попало», сказал он. – « Поедим» и я, пропустив его на корму, оттолкнул баркас от берега. Майская ночь была теплая, на небе мерцали звезды и большая круглая луна светила как уличный фонарь. – « Рыбы сегодня не будет», - «Почему?» спросил Санька. – « Да потому, смотри, какая балда светит» ответил ему я. Рыбы действительно было мало, опять попалось два карася и два щурёнка. Подчалив к берегу я вылез и потащил баркас на берег, рывком дёрнул его за нос и сразу услышал всплеск со стороны кормы. Глубина в этом месте была не большая около метра, но вода в озере еще была холодная. Вынырнув из-под воды и твердо встав на ноги первое, что сказал Санька, было: - « Ну, ни фига себе, порыбачили, я всю рыбу выпустил из рук»
С поляны донёсся весёлый хохот Новосельцева и Борисыча, и только Стрижиков продолжал похрапывать на облюбованном им бревне. – « Иди к костру и переоденься», сказал я Христовскому и он поплелся к поляне. Естественно его встретили там, как родного и Гусев налил ему штрафную. – « Ну, за не пойманных, и неощипанных!», сказал Борисыч. И влил штрафную стопку прямо в рот Саньки. Надо сказать, что тот, дрожа, от холода и держа обеими руками свой бушлат, не сопротивлялся. Я, взял гитару, сел на канистру с пивом поставив, её поближе к костру и запел. Репертуар у меня был огромный, и я мог петь и играть несколько часов подряд. Компания, утомившись от праздника, стала потихоньку укладываться спать. Я поставил гитару к дубу и подложив под себя широкий кусок коры дуба лег по ближе к затухающему костру. Пикник входил в свою завершающую стадию. Утром, собрав снасти и убрав за собой мусор с поляны уставшие, но довольные мы все направились в город. Ехать пришлось в два этапа, так как жигулёнок Борисыча не мог вместить в себя семь человек. Пока он отвозил первых счастливчиков, мы с Хрестовским оттащили баркас домой, и налегке дожидались приезда Гусева.
Вроде всё прошло неплохо, думал я про себя, компания дружная и сплочённая. Я даже не подозревал, что в недалёком бедующем, наш сплочённый коллектив, по независимых от нас обстоятельствах распадется на части. Гусева переведут на пункт№4, я уйду на повышение, на пункт № 9 и буду работать в другом отделе города. Сергей и Надежда поженятся, родят симпатичную дочку, но их счастье продлится не долго из-за автокатастрофы, в которой погибнет, Надежда и Сергей, будет воспитывать дочь и её сына от первого брака, в одиночку. Новосельцев, уйдет работать в кадры УВД, и видится с ним, я буду очень редко. А пока, мы все едем в машине, и Борисыч уже планирует новую вылазку на природу, которая на сей раз будет чисто семейная.


Ночные сирены

Июнь месяц вдался на редкость жарким, я находился в отпуске. Большую часть время занимался семьёй, но были дни, а точнее сказать ночи, когда с семьёй, либо с коллегами по работе выбирался на реку. В один из таких дней к дому на Садовой, подкатил жигулёнок Борисыча. Гусев с порога вывалил: - « Может, организуем выезд?», - «Можно, супруга сегодня дома и приглядит, за детьми, но только есть одно но!» - «Какое ещё но!», переспросил Борисыч, - «Да такое но, «Казанку», мотор, бак, весла надо везти на озеро, а от туда через дамбу и в Оку», сказал я раздражённо –« Лодка, не самолёт и по воздуху не летает», - «Ааааа!, понятно, привезу помощников, а куда основной группе подъехать?»
«В первую гриву, на вытек ручья», - «Не понял, куда, куда переспросил Гусев». – « Ну, ты даёшь, как будь-то, первый раз на рыбалку приехал, гривами желнинцы называют дубовые рощи вдоль Оки, у каждой есть своё название: Сибирская, Лебединка и так далее, понял теперь?» - « Не совсем», - « Пьяный бугор знаешь?», «Знаю!» пробормотал Борисыч, - « А с противоположной стороны ручья, первая грива, вот сюда и подойдете, только транспорт оставьте здесь, в лугах запрет, сенокос скоро». Борисыч уехал, и я стал готовиться к выезду, накопал червей, проверил и приготовил подпуска, взял и спиннинг, снабдил его тяжелой желтой блесной-качалкой. Ближе к обеду, к дому подъехал Стас Новосельцев, который привёз помощников, Арефьева и Хрестовского и выгрузив их уехал. Загрузив всё необходимое в лодку, погрузили её на телегу и направились к озеру. Телега на самолетных колесах шла легко без напряга, и мы решили отвезти «Казанку» прямо в ручей, где благополучно спустили на воду. Повесив Вихря на транец лодки, и подключив бак, я рывком дернул стартер, мотор завелся с первого раза. Санька, стоя на носу лодки и работая одним веслом, выводил её по извилистому ручью. Прогрев мотор, я включил реверс переднего хода и на малом газу продолжил начатое Хрестовским дело.
Так вот тихим сапом на малой скорости мы выбрались в реку. Ока, встретила нас легкой рябью на воде. – « Куда рванём!, под Дудин в «колы», или рванём в верх под Венец?», спросил я напарников. – «Да ну их, эти развалины монастыря», высказал нехотя Санька, - «Точно и комаров там, в затоне, наверняка тьма тьмущая», поддержал Николаич, Хрестовского. Завалив резкий вираж влево, я поддал газу и на полной скорости мы помчались вверх по реке. Колы, древнее название местности, где сейчас расположен залив, образовавшийся на месте старого русла Оки у подножья Дудина монастыря. Кол, на древнеславянском означал круг, места сборищ, как правило, расположенных возле капищ. Городские зовут эту местность «Талы» название возникло около 30 лет назад из-за красного тальника, в изобилии произрастающего в этой местности. «Казанка», глиссируя, скользила над водой, словно летела, приятный южный ветра, набегая встречным потоком, остужал изнывающее от палящего солнца тело. Санька, с Сергеем откинув спинку передней лавки, и устроившись поудобней, любовались красотами Оки. Река в июне на пике своего великолепия выглядела просто сказочно. По правому борту от нас проносились дубовые гривы, заливные луга и множество недовольных рыбаков с удочками, стоящих, как вдоль левого, так и вдоль правого берега реки. С развалом Союза, речное хозяйство пришло в упадок, суда ходили всё реже и реже, ракет на подводных крыльях и вовсе не стало, в связи с этой причиной бакены и речные створы по ночам не работали. Лодок и катеров практически не осталось и всё, что было ещё на плаву, в основном принадлежало рыбацкой артели базирующейся в поселке Желнино. Проскочив на полном газу мимо водозабора, я сбросил газ, впереди был перекат, с высокой волной, переехав эту малозначительную преграду, снова добавил газу. Река находилась в своём привычном уровне и я, практически не сбрасывая газ, влетел в узкий проход устья речки Осовец, где, заглушив мотор, тукнулся носом лодки в берег. – « Приехали, сейчас ставим подпуска, собираем дрова и какое-то время находимся здесь, ближе к вечеру переберемся на косу, на ту сторону, там комаров нет», сказал я. Сергей и Санька выскочили на берег, оттолкнув лодку. Поставив снасти, я вернулся к месту временной стоянки, там уже горел небольшой костер, Хрестовский наколов на прут сардельку обжаривал её на огне. – « Ну что, может за выезд по маленькой», предложил Санька. «Можно!», поддержал его Арефьев. – « А ты что, не будешь?» спросил Сергей, повернувшись ко мне. – « Да я хотел спиннингом заняться, тут на камнях жерех бьёт». - « И, что одно другому не помеха, давай поддержи компанию, а то для двоих будет лишнего» Я согласился и, подстелив бушлат, прилёг у костра. – « И что за Зимбуру будем употреблять?» пошутил я. – « Сам ты Зимбура», сказал, обижено Санька. – « Коньяк «Белый аист», сам Борисыч подогнал», с ноткой гордости в голосе отпарировал Хрестовский. – « Да, сейчас махну и буду сам, как аист на моторке», посмеялся я. – « Точно, точно белый аист и главное в тему, ты же блондин», подшутил Николаич. – « Да ну Вас!» и Санька разлил коньяк по кружкам.
- « Надо бы лимончик или шоколадку под коньяк, а ты сардельку нажарил» попрекнул я его. – « В магазин не сбегать», огрызнулся он. – « Да ладно ты, это я так пошутил» ответил я ласково. За этим занятием, время летело быстро, да и разговор за столом был по теме. Николаич интересовался историей и спросил меня, с чем связано название Дудин – « С деревней Дуденево наверно», сказал Санька. – « Нет не с деревни!», и я рассказал им легенду о том, как, в 1524 году, Иван Грозный шел походом на Казань и, остановившись здесь, казнил не в чём не винного пастуха, который играл на дудочке. Позднее одержав победу над татарами и возвращаясь из похода, Иван на месте казни пастуха повелел заложить монастырь, но так, как имени паренька не знали, назвали Дудиным. – « А за что он казнил-то его» поинтересовался Санька. – « Иван то, набожный был человек и расценил игру пастушка, как на погибель, а когда одержал победу, пересмотрел свои взгляды, понял?» Хрестовский кивнул головой в знак согласия. – « Поедем, подпуска глянем, может, что и попало», предложил я Николаичу. Санька - « Я тоже с вами!». Рыбы на подпусках не было, но наживка была сбита, я выбрал, червей покрупней, и снова зарядил подпуска. – « Вот, что такое не везет и как с ним бороться» буркнул Сергей. – « Ничего, время у нас еще терпит, мы можем к артельщикам сгонять, они меня всегда выручат», подбадривающим тоном сказал я. – « Так чего время тянуть, вон они на Венецком сплаву околачиваются!», сказал Санька – « Поехали а…!». – « Да поехали!» и я с силой дернул за рукоятку стартера Вихря. Через пять минут, мы уже плавно покачивались на волнах, пришвартовавшись к борту лодки рыбаков. – «Здорово браконьеры!» поздоровался я с рыбаками. – « Какие мы браконьеры, мы скромные труженики реки!», отшутился знакомый мне Дмитрий – « Как рыбалка, что на сплаве?», полюбопытствовал я. – « Да так себе, еле-еле на сдачу наскребли, вот хотели ещё на «Власовских песках» попробовать, да боюсь, не дотянем до Погорелок». Деревня Погорелки, находилась выше по реке, не доезжая до города, Горбатов и являлась для артельщиков местом стоянки вовремя осеннего промысла. – « А у тебя, что за беда, как с горючкой?» поинтересовался Дмитрий. – « Дела как сажа бела!», ответил я скороговоркой и продолжил: - « Вот собрались с коллегами отдохнуть, а с рыбой проблема, а с горючкой у нас все в норме, мало будет, ещё подвезут». – « Так может, отольешь литров пяток, а мы тебе на уху подкинем», предложил Дмитрий. – « Нет проблем», и я, отключив штуцер от мотора, подал бак Дмитрию. Отлив на глазок около пяти литров, он вернул мне бак и набросал на дно лодки рыбы. Рыба была разнообразная: три стерляжины, пара судачков грамм по семьсот и штук шесть небольших лещей. Поблагодарив его за рыбу, мы направились вниз по реке, к месту стоянки. Солнце уже клонилось к вечеру, а нам надо было еще наготовить дров и обустроит место на пляже, для будущей ночёвки. На песчаной косе, где Ока делает свой поворот, и решено было разбить импровизированный лагерь. Место выбрано было не случайно и до снастей не далеко и до места, куда прибудут коллеги, в общем, всё в зоне видимости. Дрова возили из Сибирской гривы на лодке, так как на косе, ничего кроме мокрого топляка не сыщешь. Навозив дров, сразу же развели костер и повесили на перекладину мой десяти литровый котелок, доставшийся мне по наследству от деда. Я принялся начищать рыбу, а Арефьев с Санькой быстро в два ножа занялись картошкой, через минут двадцать картошка уже варилась, а рыба ждала своей очереди. – « Может, заварим тройную уху?», предложил я. – « Это как?» спросил Санька. – « Да очень просто, варим разные виды рабы по очереди, а в конце оставим в котелке только стерлядь, а остальную выложим на блюдо, и пересыплем свежей зеленью, предварительно подсолив» - « Давай тройную, у меня уже слюнки потекли, пока ты перечислял свою стряпню». Когда уже все было готово с той стороны реки, донеслись крики. Стрижиков горланил так, что разогнал всех чаек в округе, я прыгнул в лодку, и заведя мотор помчался к ним. Через пятнадцать минут мы все в сборе сидели у костра и хвалились пойманным уловом, естественно, что мы выманили его на бензин, рассказывать не стали. Борисыч убедившись, что с рыбой проблемы нет, приступил к руководству по организации стола. Я от нечего делать взял гитару и стал бренчать какую-то мелодию
в голове крутились слова будущей баллады о Дудине монастыре. Я про себя повторял один и тот же куплет: Иван четвертый Грозный царь, ходил с дружиной на Казань. И встав у берега Оки, расставил лагерем полки. В этот момент меня оторвал от мыслей Стас.
- « А ты, давно снасти проверял?», спросил он. «Примерно около часа назад, хочешь посмотреть?» - « Да, а то я тут только мешаюсь» - «Поехали, прокатимся» сказал я, и мы направились к «Казанке». Закат на реке был царственно красным, солнце уже полностью закатилось за гривы Решетихинских дубрав, речная гладь была ровной и гладкой как стекло. То тут, то там, были слышны всплески рыбы, пару раз прямо из-под воды на поверхность выскакивала пиковка, так рыбаки называют мелкую, непромысловую стерлядь. – « Смотри, какую свечку завалила», восхищался Стас. Я взялся за леску подпуска и почувствовал тяжесть, потянув леску на себя, она дернулась и на поверхность воды, описав круг, выскочила рыба. Я потянул быстрей и вытащил из воды стерлядь, около восемьсот грамм весом. – « Не плохо», восхищённо произнес Новосельцев. К нашему сожалению, второй подпуск был пуст, и, сменив насадку мы отправились на берег. Солнце практически исчезло, и наступали сумерки, вдоль берега, как по команде стали загораться костры рыбаков. Ночь предстояла теплая, ветер утих и в речной глади как в зеркале стали отражаться звезды. Напротив нашей стоянки на косе, бросил якорь туристический теплоход, бакена и створы не горели, и капитан судна не стал рисковать проходить повороты реки в слепую. На баке, играла музыка, и туристы веселились, когда мы подошли к столу, из динамиков звучало: « Ах, белый теплоход, бегущая волна, уносишь ты куда, скажи куда». – «Ничего себе дискотека, прям в тему», выпалил я. – « И что, я тоже так могу» отозвался Стрижиков. – « Сейчас вот махнём для связок и споём».
Борисыч, как заправский дирижер приступил к командованью банкетом. Тосты шли без остановки один за другим, и вся эта агония продолжалась около получаса. За это время дискотека на судне закончилась, а молодежь не расходилась. Стрижиков прочувствовав этот момент, затянул: - « Ой, ты степь широкая», с палубы донеслись аплодисменты и послышались звонкие женские голоса. Стрижиков, окончив петь, передал мне гитару и сказал: - « Давай теперь твой дебют» Я проверил настройку гитары и запел. Исполнял я песню Машины времени «костер», на судне опять аплодисменты и вдруг женский громкий голос спросил: - « Мальчики, а что у Вас?» - « У нас, стерляжья уха, вино, гитара и весёлая компания!» Крикнул Борисыч. Помолчав секунд, пять, тот же голос произнес: - « Мы тоже хотим?» - « Хотите, так плывите!», пошутил Стрижиков. Нашему изумлению не было придела, когда ровно через минуту к нашему костру подошли три симпатичных девушки в купальниках. – « Ну, где уха, вино и гитара?», спросила незнакомка со звонким голосом. Стас первый вышел из ступора и произнес крылатую фразу: - « Ну, ни чего себе Сирены!» - « Ночные Сирены!», поправила незнакомка. Прибывшие ночные гости сразу были окружены особым вниманием. По команде Борисыча сразу появились три бушлата, которые незамедлительно были одеты на девушек. Чашки с подогретой ухой уже стояли перед ними, деревянные ложки с хохломской росписью были начищены до такой степени, что в некоторых местах была смыта и роспись. Девчонки просто тонули в нашем мужском внимании. Стрижиков исполнял одну песню за другой, гитара не замолкала ни на минуту.
Порой казалось, что соседи с теплохода кроют нашу весёлую компанию трехэтажным матом. Хорошо, что июньская ночь такая короткая и около трех часов ночи появились первые признаки рассвета. Подул легкий прохладный ветерок, который отрезвляюще подействовал на нас и ночных гостей. Незнакомки пожелавшие остаться неизвестными, засобирались на свой теплоход, который по их рассказу совершает турне по золотому кольцу России. Я успокоил их, сказав, что моя «Казанка» к вашим услугам, а догнать туристический теплоход это дело пустяковое. – « А как вы ловите рыбу?», спросила меня девушка в желтом купальнике. – « Да очень просто, сейчас поедем, и покажу» Девушки сели в лодку, причём сделали это так неуклюже, что сразу было заметно, что они это делали впервые в жизни. Я завел мотор, и прогрев его включил реверс заднего хода, лодка медленно отошла от песчаного пляжа. Проверяя снасти в присутствии гостей, я поймал двух крупных стерлядей, которых сразу же подарил незнакомкам. Подъехав к судну со стороны бака, я помог девушкам подняться на теплоход и распрощавшись с ними вернулся на берег.- « Настоящие Сирены», пробурчал Стас, мирно спавший в багажном отделении «Казанки», и которого я в лодке сразу не заметил, так как гости завалили его бушлатами. На берегу все потихоньку успокаивались, теплоход, подняв якоря, медленно поплёлся вверх по реке. Наши новые знакомые, которые так и не назвали себя, махали нам руками и кричали до свиданья. – « До какого свиданья, они даже телефонов не оставили», с досадой в голосе сказал Гусев. Потом по прошествии времени. Гусев на основе этого случая пустил в нашем отделе утку, что мы отдыхали с Аншлагом на реке, и он Гусев, лично познакомился с Региной Дубовицкой. Сотрудницы из отделения дознания и отделения по делам несовершеннолетних, смотрели на него с широко раскрытыми глазами, а потом переспрашивали нас по очереди, правду ли говорит Борисыч. Естественно мужская солидарность делали свое дело, и байка Гусева прижилась в отделе, а мы на какое-то время стали кумирами женского коллектива.

А кто не знает!

Развод в отделе тянулся, как никогда долго, Ромин проводил занятия по знаниям «Закона о милиции». Мы сидели в кабинете в импровизированной аудитории и конспектировали отдельные выдержки закона. Я сидел за столом между двух своих коллег Христовского и Стрижикова, которые всю лекцию, обсуждали между собой, будет у нас в России милиция или, как поговаривают в верхних кругах власти держащих, нас всё-таки реорганизуют в полицию.- « Да ты сам посмотри», говорил Хрестовский, - « УПК и УК сменили, статьи в основном все выкупные, деньги есть, и закон не указ». Стрижиков слушал и продолжал гнуть свою линию. – « Да чтобы нас реорганизовать знаешь, сколько всего надо?». – « Да ерунда всё это мизер по сравнению с личным спокойствием, а ты как считаешь?», обратился ко мне Санька. Я отложил конспект и стал разъяснять своё виденье ситуации.
- « Во-первых, расслоение общества на богатых и бедных ещё только, только началось,
Во-вторых, население ещё не созрело для таких резких изменений общества, а в третьих,
для реорганизации нужно подготовить плацдарм». – « Это как?» поинтересовался Стрижиков. – « А ты сам не видишь, сначала с грязью смешали через СМИ, а за тем зарплаты поджали». – « А в полиции, что по-другому будет?», не унимался Игорь.
- « Слушай, ты Носова «Незнайка на луне» читал, там так все доходчиво изложено», сказал я с раздражением. – « А что конкретно изложено?», не унимался Стрижиков.
- «Я не знаю смогу ли дословно, но суть вот в чём: - «А кто такие эти полицейские? - спросила Селедочка.
- Бандиты! - с раздражением сказал Колосок. - Честное слово, бандиты! По-настоящему, обязанность полицейских - защищать население от грабителей, в действительности же они защищают лишь богачей. А богачи-то и есть самые настоящие грабители. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница, по закону меня ограбят или не по закону? Да мне все равно!
- Тут у вас как-то чудно! - сказал Винтик. - Зачем же вы слушаетесь полицейских и еще этих... как вы их называете, богачей?
- Попробуй тут не послушайся, когда в их руках все: и земля, и фабрики, и деньги, и вдобавок оружие!».
- « Ну, всё, вопросов больше нет, вон смотри, Пашкин, заскочил и громадную кипу возвратов приволок», сказал я. Ромин, прекратил читать закон и стал перекладывать материалы по возврату.
- «Ну, сейчас начнётся!», сказал Хрестовский, - « Не кипа, а гора целая!», продолжил он.
- « Это не гора, а какой-то Эверест», съязвил Стрижиков.
Дверь кабинета открылась и вновь появился Пашкин, который, нагнувшись к Ромину, что
-то шепнул на ухо. – « Когда больше двух, говорят вслух», выкрикнул Гусев. – « Что за секреты, Константиныч?», поддержал Гусева майор Лебедев. Ромин привстал с кресла и сказал: - « Никаких секретов, просто приехал представитель с отдела по борьбе с наркотиками и занятия продолжаться его лекцией, достаньте вновь тетради и конспектируйте». – « Константиныч, пригласи капитана», обратился он к Пашкину
и тот быстрей молнии исчез за дверью.
- «Вот еще только ОБНОНА, нам и не хватало», возмутился Санька.
- « И Вы, чем недовольны, Хрестовский?». С командной ноткой в голосе, спросил Ромин.
- « Да всем доволен, вот в личное время сижу уже два часа, а тут, раз и ректор объявился».
Дверь в кабинет открылась, и в аудиторию вошел темноволосый молодой человек лет двадцати восьми. – «Капитан Ершов, оперативный отдел ОБНОН», представился он.
- « Не ты глянь, ещё очки одень и вылитый Шурик из операции « Ы»!» ерничал Санёк.
- « Шурик, блондином был, а это темно-русый», отпарировал я
- « Не а, все равно похож», подержал Игорь, Саньку и стал пихать в бок Гусева, поделится своим наблюдением.
Обменявшись рукопожатиями с Василичем, Ершов начал свою лекцию. Он говорил о том, что в связи с новым приказом по МВД, необходимо усилить борьбу с наркоманией в стране. Нарко-трафик, в стране существует с советских времён, просто раньше не было принятым афишировать данную проблему и, учитывая факт, что это зло наращивает обороты, то всем сообща необходимо бороться с ним. Именно по этой причине он здесь,
чтобы изучить тему и организовать рейд.
- « Изучение темы мы начнём с видов наркотиков и наркосодержащих видов растений, а также грибов, вызывающих эффект галлюцинаций».
Выждав паузу и дав возможность законспектировать сказанное «Шурик» продолжил:
- « Так вот в нашей полосе Росси глюцагенных грибов нет!» - « Это почему же нет, мухомор красный, а поганки всевозможных видов», выкрикнул с места Стрижиков.
- « Я не о наших с вами мухоморах говорю, а о специфичной поганке, которая растёт только в Ленинградской, Псковской, Новгородской областях».
- « Так, что в рейд мы планируем туда?», выкрикнул с места Гусев.
- Гусев, прекрати, все бы тебе, куда ни будь свалить, за счёт отдела», осадил его Василич.
- « Продолжай капитан!», подбодрил он Ершова.
В этот момент на пороге опять появился Пашкин и, пройдя в президиум сел рядом с начальником.
- « Продолжай капитан!», повторил Василич.
- « Я думаю о грибах уже и так всё ясно, что непонятно прочтут самостоятельно вот в этой брошюре», и «Шурик» положил на стол с десяток тоненьких книжечек.
- « А мы перейдём к растениям, так вот на нашей территории произрастают два вида растений, это: конопля и мак!» Все вы неоднократно встречали их на своих участках.
- « А у меня нет огорода!», выкрикнул с места Хрестовский.
- « Участок я имею в виду, административный!», с раздражением в голосе отпарировал капитан.
- « Так вот вернёмся к нашим баранам!»
- « Баранов нет тоже», буркнул Гусев.
Осознав свой неудачный речевой оборот, капитан моментально исправился и начал:
- « Я думаю рассказывать вам о маке, смысла нет, о нём вы и так знаете, а вот о конопле,
я расскажу подробней. Жаль только продемонстрировать её наглядно не смогу, забыл образец на работе».
Окна кабинета из-за июльской жары были на распашку и Стрижиков с недовольным возгласом: - « А кто не знает!» перегнувшись через подоконник, вывол
Сказки внуку
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!