ГлавнаяСОАВТОРЫБлог → Опер.гл.5

 

Опер.гл.5

Опубликовано: 1722 дня назад (18 марта 2012)
Рубрика: Без рубрики
Редактировалось: 2 раза — последний 25 марта 2012
+8
Голосов: 8
Капитан Чечевицын и его неожиданная и нежданная гостья Серафима, стояли на балконе и курили. Для капитана это было удивительно, что она еще и курит, но он уже не поражался ничему. Как-то успокаивающе действовала на него эта невысокая девушка. А за двумя рыжими головами выглядывала такая же рыжая кошка Анфиса, примостившаяся на подоконнике.

- Понимаешь, капитан, - сделав глубокую затяжку, произнесла Сима, - все, что сейчас происходит, для тебя более важно, чем для меня. Если быть точнее, то мне оно вообще не надо.

При этих словах она в упор посмотрела на Чечевицына. Но тот только сигарету покуривал, да глаза скашивал в сторону гостьи. Хотя она уже и не гостьей совсем была. Он себя даже чувствовал у нее в гостях ил на каком-то собеседовании. И решил пока молчать, выжидая, как обернется дело.

- А вообще-то, - продолжала Сима после небольшой паузы, - хватит страдать ерундой. Пора приступать.

Тут она повернула голову к кошке, слегка кивнув в ее сторону, а капитан замер, весь напрягшись. Не понравились ему эти слова, а тем более жесты.

- Да ты не бойся, - с усмешкой произнесла Сима, - будет не больно.

И тут она дико захохотала, устремив взор куда-то вниз, сильно перевесившись через перила балкона. Измученный капитан в изумлении и с тревогой, но упершись руками для надежности, краем глаза выглянул вниз. Ничего особенного он не увидел и немного больше выглянул. В этот миг за спиной он услышал кошачий визг. Быстро обернувшись, заметил только, как на него летит рыжее пятно. А в следующий миг, потеряв равновесия, с воплями, летел вниз.

Капитан Чечевицын жил на девятом этаже.

Очнулся незадачливый опер неожиданно, как будто что-то вырвало его из небытия. Память моментально вернула его к тому моменту, когда он упал с балкона своей квартиры. Капитан резкими движениями начал щупать себя, голову, лицо, туловище, ноги. Удостоверившись, что он цел и может всем двигать, да к тому же ничего не болит, он принял сидячее положения. Паника на его лице сменилась удивлением. Хоть мышцы лица еще подрагивали, он ударил себя по щеке, чтобы удостовериться, что не мертв. Вокруг него расстилалась замечательная лужайка, весело щебетали птицы, все жужжало и пело, дышало летней радостью. В ручье неподалеку плескалась рыба. Деревья ласково затеняли Чечевицына от жарких солнечных лучей. Но самому капитану не было жарко, его морозило.

- Смотри, жалкое создание, - раздался голос позади обезумевшего капитана.

Он увидел Симу, хотя то, как она выглядела, не позволяло называть ее Симой. Это была Серафима: величественная, изменившаяся, с гордой осанкой. Она стала стройна, грациозна, с золотистыми пышными волосами. Черты лица ее приобрели силу и вдохновенность. Только властный голос и глаза по-прежнему напоминали рыжую девушку из квартиры капитана. Совершенно растерянный и изумленный, Чечевицын стал на ноги, которые подкашивались, дрожащей рукой отряхнулся и вопросительно уставился на златовласую богиню.

- Узри себя, - продолжала Серафима, - ты должен вспомнить то, что нельзя забыть человеку.

При этих словах она протянула руку и указала перед собой. Чечевицын посмотрел и обомлел: он увидел себя, еще подростком, но это был он. Капитан открыл рот, чтобы закричать, но ни звука не издал его голос. А между тем, тот юноша смотрел в пруд. О чем он думал? Капитан начал вспоминать…

Это было, когда ему исполнилось 15 лет. В их деревне гуляли свадьбу. Веселье, хохот, пьяные крики, суматоха, шум. Тогда еще просто Рыжик, как называли будущего капитана односельчане, не разделял всеобщего веселья. Все ему здесь казалось не достойно внимания. Да и еще нравилась ему одна девушка, но он как-то все не решался с ней начать разговор. Да и не обращала она на него внимания, в силу его внешней непривлекательности. Но Чечевицын, под общий шум, ухнул стакан самогонки и, решившись, направился к объекту своего обожания. Стараясь придать себе непринужденный вид, что у него совершенно не получилось, Рыжик подошел к девушке, открыл рот, чтобы произнести слова, и увидел, как из-за ее спины в него, с ехидной усмешкой, направил бутылку шампанского Колька, который постоянно доставал бедного Рыжика. Чечевицын округлил глаза, приоткрыл рот и полуприсел на, ослабевших вмиг, ногах. А пальцы Кольки медленно открывали бутылку. Еще миг и… Раздался хлопок. Одеревеневший от страха Рыжик, как был, так и повалился на колени перед его дамой. И тут же почувствовал, что ногам его стало очень тепло. Мгновение стояла тишина, а потом раздался такой всеобщий хохот, будто мир сотрясал воздух, в котором кипело все рыжиково нутро. А самое страшное, что над ним смеялась та, которая ему нравилась. Чечевицын вскочил, красный, униженный, и что есть мочи побежал. Он ничего не помнил, только бы убежать от того стыда, который гнался за ним жутким хохотом пьяной толпы. Немного очнувшись, он обнаружил себя стоящим у пруда со склоненной головой, будто бы о чем-то думая…

Капитан вспомнил это, и волна стыда захлестнула его, он попытался повернуть голову к Серафиме, но безуспешно.
- Смотри, - только и произнесла она назидательно.

Чечевицын уставился на юношу у пруда, и потом пришел в ужас, вспомнив то, что он сделал потом. Хватая воздух, капитан напряг все силы, чтобы сдвинуться с места, но остался стоять как вкопанный.
А юноша, тем временем, вздрогнув от хруста, раздавшегося неподалеку. Быстро обернувшись на шум, он увидел маленького, беззащитного ягненка, непонятно каким образом забредшего сюда. Ягненок постоял немного и направился к Рыжику, доверчиво протягивая мордочку. Злобная усмешка скользнула по губам Чечевицына, он протянул руку к несчастному животному и вмиг набросился на него, задыхаясь от ярости. Придавив его своим телом, Рыжик лежал так, пока тельце ягненка не перестало дергаться.

Капитана стало подташнивать, слезы хлынули из глаз, он пытался кричать, но не мог. Он чувствовал, что теряет сознание, что его толкает что-то, он задыхался. Еще пару судорожных вздохов и его сознание покрылось тьмой.

Очнулся капитан Чечевицын и с ужасом обнаружил, что стоит перед Папой, который сильно открывает рот, но слов, даже малейшего звука нельзя было разобрать. Капитан смотрел в отвратительно жирное лицо Папы-Лизуна, но странное дело: страха он не испытывал. Какая-то дерзость и отчаянная смелость, чего раньше не чувствовал капитан, овладевали им. Он посмотрел на себя и с удивлением обнаружил, что одет в отлично отутюженной форме. Машинально он потянулся к карману и нащупал пистолет, который так и не выложил в квартире. Хоть и не заряженный, но этот факт его успокоил немного.

- Ты вообще оборзел. Головой оно крутит. Гнида продажная, я тебя спрашиваю: почему не было доклада о происшедшем случае?! - внезапно включился звук. Папа орал, брызгая слюной. Выпуклые глаза, налитые кровью, мясистые губы, одутловатое лицо, плешь, казалось проевшая его голову с самого рождения, - все это вызвало тошноту в капитане. Он захотел ударить этого жирдяя в погонах. Но, по привычке, начал придумывать, как бы отмазаться. Лихорадочно ища ответ, Чечевицын вдруг выпалил:

- Рот закрой, жирная свинья!!! – и обомлел. Но мочевой пузырь не сделал привычное дело. Это придало сил капитану, да и чувствовал он себя как-то непривычно уверенно.

А Лизун только рот открыл от такой наглости. Никак не ждал он от этого рыжего тщедушного капитана такой дерзости.

- Да я тебя… - начал было Папа.

- … в порошок сотру, да ты у меня говно свое есть будешь: знаю я все наизусть, - произнес Чечевицын таким спокойным и уверенным тоном, что не поверил, будто это он говорит, - ты мне не угрожай, жополиз.

Последнее вообще было невероятно, но капитан почувствовал облегчение и радость из-за сказанного.

- Ты обкурился что ли? – уже более спокойно спросил Лизун, настораживаясь, и подходя к столу, под крышкой которого была замечательная кнопочка, позволявшая вызвать несколько крепких ребят на случай непредвиденных ситуация. Данная ситуация была как раз из этого разряда. Капитан заметил движение начальника и вытащил пистолет. Это получилось так неожиданно, что сам капитан не осознал сразу, что происходит. Тем не менее, он посильнее стиснул рукоятку и произнес:

- Понимаешь, гад, мы повязаны вместе. Ты вот орешь тут, но если чего-то мне не понравится или ты меня убрать захочешь, то я и тебя за собой потяну. И не только тебя: есть там люди и позначимее. Так что им тебя легче убрать, да и мне это легче, - протянул загадочно Чечевицын, но так увлекся своей новой и непривычной ролью крутого парня, что не заметил, как Лизун исхитрился и нажал кнопку. Капитан уже рисовал радужные перспективы своего будущего, как за дверью раздались шаги бегущих людей. Презрительно скривив рот, Чечевицын, полный решимости, принял боевую позу. Но доли секунды что-то поразмыслив, вдруг замахнулся и бросил пистолетом в Лизуна. Тот издал глухой стон и тяжело начал заваливаться на пол. В этот момент в кабинет вломились два амбала с оружием в руках, а Чечевицын уже прыгал в окно, разбив собою стекло. Дикий хохот только донесся до оторопевших охранников.

А капитан Чечевицын последнее, что видел, - рыжее пятно, стремящееся ему в лицо. Он закрыл глаза…
"Опер" Глава 6 | Нужен соавтор для повести
Комментарии (12)
Михаил Соболев # 18 марта 2012 в 13:21 +3
Ну ребята, вы даёте!!! v
Кира # 18 марта 2012 в 14:40 +3
kissfor остальное в личке smile
Лариса Тарасова # 18 марта 2012 в 14:40 +3
Ой.
Стас, нечто фантастическое-мистическое здесь развивается. Эпизод с юношей у пруда и ягненком дополняет психологически виляние характера Чечевицына и является удачным связующим звеном Никанор-Серафима. Но дальше события приняли неожиданный поворот. Я так поняла, что первую часть Вашей главы можно понять, как сон, как наркотическое забытье, а во второй части главы пропал особист, который его в багажнике привез для раскрутки Лизуна. Может быть, эту главу можно учесть, как 7-ю? А между Вашей и пятой дописать 6-ю? Михаил, а Вы как поняли? Стас начал писать вместе с Джоном пятую главу, но его перебросили и попросили писать 6-ю. Поэтому ему пришлось на ходу перестраиваться. Это было чрезвычайно трудно сделать.
soln soln smile
Михаил Соболев # 18 марта 2012 в 15:14 +3
Мне тоже думается, что ребята писали одновременно. Ничего страшного, при желании можно разрулить.
Лариса. А? angel
Джон Магвайер # 18 марта 2012 в 16:02 +2
Я от Михаила получил личное сообщение в 17-39


Михаил Заскалько, Вчера в 17:39 Это опять я. Всё вопрос решили: ВЫ пишете 5 главу. Удачи!

Поэтому спокойно засел за ее написание) Но на мой взгляд ничего страшного, вернется Стас можно будет пару предложений откорректировать. Ведь по сюжету Чечевицина утром в 8 утра Лизун с докладом ждал, вот я от этого и отталкивался, что Никанор должен был Серафиму оставить и поехать на работу.
Кира # 18 марта 2012 в 14:44 +3
Стасу уже не исправить, он появится только через три дня, работа( Так что решайте как лучше.
Татьяна Белая # 18 марта 2012 в 15:05 +1
Все зависит от того, кто следующий соавтор. Я бы вырулила без вреда для Стаса и самого сюжета. Но времени нет. Можно сказать, уже в полете. Эту линию можно будет развивать. Мистика есть мистика. Действительно такое могло Бобу во сне привидеться в доме особистов. Или было в "действительности", но в ночь, когда в его доме появилась Серафима. Реальные события могут развиваться своим ходом. А отношения с Серафимой и её работа по исправлению заблудшей души Никанора особой веткой. Это даже придаст неповторимость и своеобразие нашей нетленке. Где опять Михаил? Авторы, кто возьмет на себя разруливание ситуации? А переставлять не надо. Тут парой предложений можно ситуацию уравновесить. privi mmm
Наталья Бугаре # 18 марта 2012 в 14:58 +3
Глава просто должна быть пятой, а глава Джона шестой. Тогда все устаканится. Начало главы, явно сон или психотренинг Симки, тогда и конец укладывается- он в трансе все рассказал и психолог дала установку. Причем вся глава- транс, вот так я вижу. По двум моментам я бы внесла коректировку. Я бы посетовала вместо бутылки шампанского ввести детский пистолет, стреляющий водой или краской- так понятнее его страх. И ягненка спасти, а не задавить. Спасение малыша, который, например, попал ногой в капкан на выдру, даст точку отсчета для извлечения положительного в герое. Это мое ИМХО. Стиль и слог хороший, описание транса-супер. То,что события чередуются, как отрывочные пазлы только подчеркивает состояние. В общем понравилось. smile
Джон Магвайер # 18 марта 2012 в 15:06 +2
Да, возможно неплохая идея нумерация поменять. Иначе и правда непонятно будет, почему Чечевицин которого должны будут использовать особисты в качестве засланного казачка, вдруг такие корки с Лизуном и его охраной мочит.
Татьяна Белая # 18 марта 2012 в 15:46 +2
А может, и верно. Если главу Стаса считать пятой, то все сложится. Может, он чуть там где-то подправит, если сочтет нужным. Мы ведь расстались с ГГ в четвертой главе именно тогда, когда у него была Серафима. А глава Джона пойдет шестой. Короче, никакой трагедии не произошло. Главное, кто продолжит? Именно отталкиваясь от попадания Чечевицына к особистам. joke
Лариса Тарасова # 18 марта 2012 в 16:03 +2
Хороший выход предложила Ната. Правильно, Стаса главу сделать пятой, а Джона - шестой. И тогда мистика, сон, забытье Чечевицына можно списать на Серафиму. А продолжить с главы Джона. Ната! Молодчина! Вот только кто теперь?
Ната, тебе за выход из тупика
Наталья Тоток # 19 марта 2012 в 09:07 0
Да, я тоже думаю, что главы надо поменять местами.
Мне очень понравилось. Стас, МОЛОДЧИНА! Так интересно придумал и описал. supersmile
очепятки:
"Он себя даже чувствовал у нее в гостях ИЛ на каком-то собеседовании."
"А юноша, тем временем, вздрогнув от хруста, раздавшегося неподалеку." - предложение не закончено, но стоит точка.
или вместо "вздрогнуВ" написать "вздрогнуЛ"
"...кнопочка, позволявшая вызвать несколько крепких ребят на случай непредвиденных ситуациЯ."