ГлавнаяПоделись улыбкою своей... → Рашен приключения инк

 

Рашен приключения инк

Опубликовано: 1824 дня назад (5 декабря 2011)
0
Голосов: 0
«Вы мечтаете об отпуске на дне океана, но не можете выбраться из кучи снегов? Вы всегда хотели карабкаться по горам Марса, а сами катитесь под гору? Приходите в корпорацию «Воспоминания», где вы приобретете память о вашем отпуске. Это дешевле и безопасное, чем в реальности…
Из рекламного проспекта. («Вспомнить все»)

Это все в прошлом, представления о вымышленной жизни в виде воспоминаний изменились до неузнаваемости. Нет, конечно, всегда были и будут параноики, желающие приобрести ложную память вместо реальной, всегда будут жаждущие убежать от действительности. Но большую популярность приобрели компьютерные игры, в которых человек мог теперь окунуться целиком и полностью, в тоже время оставаясь лежать на кушетке, весь опутанный датчиками, пока его сознание бродит в вымышленных мирах, сражается со всевозможными чудищами, и даже вместе с телом подвергается опасности, как подвергается человек под гипнозом мнимым ожогам – настала новая реальность для сознания, могущая привести даже к смерти, если операторы не сумели вовремя отключить клиента. Это техническое усовершенствование вновь изменило мир, - человек теперь проводил время еще более азартно, чем сидя перед монитором. И все это стало возможно благодаря программе ЭПП - Фент, «эффекту полного присутствия». Обычные фильмы тоже ушли в прошлое, им на смену пришли фент-технологии, по сути те же фильмы, но главным героем становился сам зритель. И выбор фильмов-игр был неимоверным. Так, например, толкинисты теперь собирались в виртуальном мире и там устраивали свои баталии, любители масштабных войн могли участвовать в любом историческом сражении и даже переписать заново воображаемую историю, (что кстати делают и с настоящей); человек мог теперь отправиться куда угодно… в своем воображении. Возникли тысячи фирм, специализирующихся на путешествиях, войнах и приключениях в виртуальном мире. Огромные концерны, и фирмы однодневки, среди которых значится и «Рашен приключения инк». Вот только человеческая сущность остается неизменной... Это и есть подлинная реальность.

1
«Рашен Приключения Инк»

(Клиент – Вячеслав Супольников).

- Вам необходимо выбрать себе оружие и обмундирование. И транспортное средство безусловно.
- А что вы можете предложить?
О, у нашей фирмы есть всевозможные виды и полные наборы. Например – кольчужка-самобранка.
- В смысле? И броня и скатерть что ли?
- Нет, в смысле как ее накроет - бранится ужасно. Матом. Всех врагов разметает на версту. Всего 70 евро.
- Однако. А что еще?
- Меч-кладенец, лезвие из легированной стали, это вам подойдет по цене, всего лишь 30 евро. Бьется сам, главное удержать его в руках.
- А джедаевского меча у вас нет случайно? Светового?
- Это не к нам, - почему-то обиделась приемщица. – Мы придерживаемся национальных приоритетов. Бластеров и прочего не держим.
- Хорошо, хорошо, что еще есть?
Она нырнула под стол.
- Клубок-навигатор, есть еще видеояблоко на блюдечке, оп, нет, извините, в прошлый раз его надкусили…
- Кого, яблоко?
- Нет, блюдечко! Попадаются же идиоты!
Я начал тихо свирепеть. Поскольку деньги уплачены и выбора у меня уже не было.
- Это вы сейчас кого имеете в виду?
- Ох, простите сударь, конечно не вас! Того кто надкусил. Вы же не кусали?
- Еще не успел. Но если мы не начнем сейчас же, гарантирую, что не только покусаю, но и надгрызу основательно. Вас первую.
И улыбнулся, давая понять, что это шутка, но миленькая девушка скорчила тоскливую рожицу.
- Нет, ну что за клиенты пошли! – пожаловалась она сама себе и сделала попытку изобразить радушную улыбку.
- Простите, - клиент всегда прав. Продолжим? Наверно лучше бы вам начать с транспортного средства. Имеется – конь и печка.
- Печка почем?
- 300 евро.
- А зачем мне печка? Я что, Емеля какой? Давайте коня!
- 120 евро.
- А может пешком пройтись? – начал рассуждать я, - так сказать ногами землицу Русскую ощутить?
- Без коня пропадете. Не советую.
- Ладно, давайте коня и кладенец. А матом я и сам могу покрыть.

Я устроился удобней на лежанке, с подозрением глядя на оператора, возящегося с обручем. Наконец он водрузил это чудо техники мне на голову, поколдовал над пультом и довольный повернулся ко мне.
- Держи-и-итесь крепче-е-е, сказка-а начинается-я! 3, 2, 1, - поехали!

- Ты что ли богатырь будешь?
Конь измерил меня взглядом, обошел вокруг.
- Килограмм 80 – угадал? Плюс меч. Кольчужка есть?
- Нет! - отрезал я, не позволяя коню сразу сесть мне на шею. (Знаю, наслышан,) - но могу в переметную сумку наложить камней. Юлий?
- Позвольте представиться, Гай Юлий Це…
- Ты вот что, Македонский, будешь бубонеть без умолку, рот скотчем заклею. Смолой замажу. Моментом залью! Усек?!
- Да, ну и клиент пошел! Присаживайся, богатырь!
Я вставил ногу в стремя и попытался усесться, но это «транспортное средство» отступило в сторону, и я глупо повис на стремени.
- Это ничего, - утешил меня конь, - с непривычки со всеми бывает. Давай еще разок!
После пятой попытки, когда мы выложили друг другу все свои запасы ненормативной лексики и я уже всерьез подумывал, а зачем мне искать врагов где-то там, когда он вот он, скотина, предо мною, - мы пришли к компромиссу. Он согласился подойти к пеньку, если я перестану на него орать. Пенек был явно стартовой площадкой для многих. Я сел. Конь крякнул, что-то пробормотал себе под нос, и мы тронулись навстречу приключениям.

Юлий по ходу делал комментарии:
- Обратите внимание, налево лес дремучий, направо скоро начнутся болота замшелые. Соваться туда не советую. Даже по малой нужде. Впереди нас ждет развилка. Конечно с камнем. Согласно традиции на нем высечены стандартное послание на… Шутка! Вот и камень!

Так и есть.
«Налево, - славу добудешь, прямо – головушку сложишь, направо – коня потеряешь.»
- Ты как, богатырь, может рискнешь, - прямо пойдешь?
- Я че, дебил по твоему, - 700 евро выложить за то, чтобы мне голову оторвали?!
- Да, не та нынче молодежь пошла, эх не та!
Задел он меня, задел! И хотя тут и дураку было понятно, куда нам ехать, но до такой степени меня этот конь достал, что я выбрал другое.
- Ты сдурел?
- Давай направо я сказал!
- Эй, эй, это прямое нарушение правил и законодательства о сохранности популяции редких видов животных. А вдруг там Гринпис с радаром в кустах сидит, а? Штраф конкретный, парниша, попадешь на полную катушку!
- Я клиент?
- Ну и че?!
- Бабки отвалил?
- Ой, бабок то…!
- Вот и поедем направо. Все, базар окончен!
- Ну как знаешь…
Конь понурился, даже спину прогнул, отчего стало очень неудобно сидеть и почапал по дроге. В кустах кто-то хихикал.
И скакали мы так часа два. Я бы даже задремал, если эта скотина специально не прищемляла мне одно место. Было интересно наблюдать, как нас обгоняют муравьи и другие букашки и стремительно скрываются вдали. Надо отдать должное Юлию, одну улитку мы все-таки догнали и долго шли ноздря в ноздрю, пока она не свернула в сторону, не выдержав такого бешеного темпа. От скуки я успел основательно рассмотреть все проносящиеся мимо стволы елей, сосчитать сучки и количество шишек на нижних ветвях. Вдали тревожно ухало с явной периодичностью, словно пленку пустили по кругу. Эти звуки означали, что мы заехали в саму чащобу Страшного леса.
-Угу! Угу!
И эхо вторило: Гу-гу, Га-га, Ги-ги!
- Юлий, а у вас что, другой фонограммы нет?
- Вот сейчас налетят на тебя черные орды, узнаешь что по чем… - монотонно бормотал конь, - да как растерзают, да как навалятся, только косточки обглоданные да останутся…
- Твои?
- А че сразу мои? – встрепенулся конь богатырский.
- Ты забыл, куда мы свернули?
- А, ну да, - пригорюнился тот.
- Слушай, а где здесь ближайший ларек? В глотке пересохло.
- Ну так бы сразу и сказал!
Конь взбодрился, даже голову поднял, и громко спросил:
- А не испить ли нам водицы ключевой?
- Так я тебе…
- Тихо, не мешай! А не испить ли нам водицы ключевой, - еще громче крикнул он и насторожил уши. Тут слева послышалось утиное кряканье.
-О, чую, близок родник с водою студеною! Нам налево.
И свернул в кусты. Выбирая места погуще и ветки поколючее, он вывез меня поляну. На поляне стояла та самая, на курьих ножках.
- Избушка, избушка, а повернись ка ты ко мне передом!
- А тебе что, лень обойти? – раздался сварливый голос. - Не видишь что ли, и так провода в натяжку! Что за люди! Ну зайди как нормальный человек, постучи в окошко, нет же все вопят, все требуют! А кто холодильник будет чинить, если провода оборвутся? А не дай Кощей короткое замыкание!
Мы объехали избушку, причем та недовольно кудахтала и пыталась отвернуться от нас, и если бы не сердитые вопли хозяйки, мы бы долго наверно ездили вокруг.
- Стой, кому говорят! Стой дура колченогая! Тпру!
Остановились оба – и конь и избушка.
- Че стал, но!
Тронулись оба.
-Тпру, кому сказала!
- Да но ты, кляча!
На клячу избушка обиделась, захлопнула ставни и почесала ногу об ногу.
- Ко-ко-ко – начал было издеваться надо мною конь, но я хлопнул его по уху.
- Когда снесешься, готовь ужин! Мне глазунью.

- Хозяйка, открывай!
- У нас перерыв!
- Охренеть! Оператор! Эй, есть тут кто нибудь из администрации?
Ставни тут же распахнулись и косматая яга даже попыталась улыбнуться.
- Ой, ну что сразу телеги катать! Все, все касатик, перерыв закончен. Тебе чего?
Но я уставился на ценники и тихо дурел.
- Однако, - водица студеная – 10 евро! А заговоренная – 50?! Да ну на... вас всех…и коня вашего….!
- А че коня сразу?!
Юлий даже начал хлестать себя хвостом по бокам, словно разъяренный тигр.
- Ладно, дайте «невское айс», только холодное!
- Две!
- Юлий, а губа не завернется?
А мне что, пить не полагается?
- Родник найдешь, - пей на здоровье. Еще и на тебя тратиться, и так три шкуры дерете!

Юлий заскучал. Я отдохнул, отбившись от бабкиных предложений отведать чайку, (всего за 5 евро), осмотреть уникальную печку и антикварную лопату, (бесплатно), и мы поскакали дальше. К вечеру мы отскакали от избушки на целых 300 метров, заехали в болота, и тут мой конь выдохся окончательно.
- Давай, пускай стрелу, ищи лягушку.
- Д нет у меня лука!
- А как же ты будешь лягушку искать?
- В смысле?
- Ну ты деревня! Пусти стрелу, где упадет, там уже лягушка будет ждать.
- А на кой она мне? Если че, так я ее и камнем могу шваркнуть!
- Фу, какая мерзость! Вот оно что! Извращенец! То-то я гляжу, глотка воды ему жалко, и специально направо поехал, а теперь лягушку хочет грохнуть! А у нее ведь губы как у Анжелы Джоли, силиконом налитые, только в три раза больше! Да краше ее на всем болоте не сыщешь!
- Слушай, ты зачем меня сюда привез?! Где гарантированные вашей фирмой приключения? Где Горыныч? Ты мне долго будешь мозги канифолить?
- А кто сказал ехать направо?! Вот че тебя сюда понесло? Уже бы давно сразился, и свалил бы отсюда!
- Ну все, вы попали! Эй, выключай шарманку! Где директор? Сейчас же иду в общество защиты прав потребителей! А потом в суд!
- Спокойно, спокойно, уважаемый богатырь, - донесся сверху как раскат грома солидный голос, - прошу вас не нервничать. Вы конечно имеете полное право выбирать, куда вам свернуть, но на камне русским языком ясно было сказано, куда вам следовало ехать! Вы же выбрали план график А, не так ли? Сражение с драконом, согласно цене. А любовные приключения, график Б у нас идут по другому прейскуранту, так что доплачивайте, и мы вас обеспечим хоть тремя лягушками!
- Сами вы своих лягух!
Под ногами кто-то прыснул.
- Давай Горыныча!
- Внимание, дайте клиенту что он требует! Адвоката прошу зайти ко мне в кабинет.

Воздух потемнел. Горыныч летел тяжко, пузом цеплялся за верхушки деревьев. Шлепнулся передо мною и долго не мог отдышаться.
- Фу, сейчас, секунду, фух! И на кой леший тебя сюда занесло? Этот осел, что, не мог дорогу показать?
- Это кто тут осел?! Да от осла слышу! А кто пропил…
- Тихо! Юлий! Хорош трепаться!
Они еще малость поспорили, и в конце концов пришли к мнению, поскольку осел ни тот, ни другой, значит осел здесь кто-то третий.
И уставились на меня.
- Вы все? Может начнем?
- А ну да, конечно! Начнем. Фух, фух, русским духом что-то запахло!
- Слышь, богатырь, ты бы слез с меня, ведь несподручно будет верхом биться!
И то правда, я уже себе и так все место натер. Конь отошел в сторонку, сорвал цветочек и заложив ногу за ногу приготовился созерцать нашу битву.
- Э, продолжим! Фух, фух, что-то тут русским духом…
- Ой прошу прощения, мне же никто не сказал, никто не предупредил, я бы давно уже была на месте!
На кочке сидела лягушка и смотрела на меня томным взором.
- Если нет стрел, можно и без них. Иди скорее, милый…
- Дура, – заржал конь, - это же извращенец, вали отсюда, он сказал, что только мертвых, и раздавленных!
- Квак!
Лягушка отпрыгнула метра на три в сторону.
- Что за напасть, одни извращенцы, то зоофилы, то некроманты! А ты что ржешь?! Отведет он тебя за дерево, да как привяжет, да как!
- Ты на что намекаешь, жаба пупырчатая?
Змей деликатно кашлянул в кулак.
- Позвольте мне продолжить…
- Заткнись, чмо трехголовое! – рявкнули оба.
- Все хватит! – заорал я рассвирепев.
- Либо битва, либо деньги назад!
- Э вы там, - раздался громогласный голос с небес, - обоих накажу, а тебя Горыныч вообще сокращу!
- А меня за что? – взвыл жалобным голосом Змей, - я то здесь при чем?!
- А кто пропил…, думаешь я не знаю?!
- Так это же, господин директор, оно же того, а я же ничего, просто смотрю, никому не нужна… Так я и это…
- Кончай треп! Кончайте с этим… клиентом, и все ко мне в кабинет!
И ты яга тоже! Надоело!

Змей зло глянул на меня:
- Уф как же здесь навоняло! Ты какого… сейчас отведаешь, не похваляючись…
И развернувшись, двинул меня хвостом со всей силы.

Заявление.
Начальнику полиции, мэру города, президенту страны, в международный суд, а также в общество защиты потребителей и в фонд защиты покупателей. Прошу рассмотреть и утвердить мой иск к корпорации «Рашен Приключения инк» в размере 20000000000 миллионов евро как компенсацию за моральный, физический и материальный ущерб причиненный мне во время обещанного этой фирмы приключения. Чеки, рентгеновские снимки, больничные счета прилагаются.

2
Фирме «Рашен Приключения инк» срочно требуется программист-оператор на должность Змея Горыныча. Без вредных привычек. Зарплата вовремя.

(Кандидат на должность оператора Александр Солодин.)

Объявление было подозрительным, но жизненные обстоятельства и финансовое положение требовали срочно найти любую работу.
Фирма располагалась в весьма хитром проулочке, одним из таких, что вроде и примыкают к центральной улице, но так хитро расположены, что если бы не рекламные указатели и гигантская вывеска, - найти бы ее было довольно трудно. Сидящий на входе вахтер бойко засуетился, видимо приняв меня за клиента, и сразу сник, словно спущенный мяч, узнав истинную причину моего визита.
- А, так ты Горынычем…. Это тебе к директору, Даниилу Моисеевичу Иванову. Второй этаж, третья дверь налево. Слышь, - он снова ожил и заговорщески склонился над стойкой, - ты как насчет этого дела?
Вахтер, он же приемщик, выразительно щелкнул себя по горлу.
Однако! Они что тут, помешаны на спиртном?! Я пожал плечами.
-На праздники если, да и то, сто грамм. А что, какие-то проблемы?
- Эх, паря, был тут у нас Коляныч, мужик вроде ничего, да по пьяной дури клиента чуть ли насмерть не зашиб. А этот козел потом 20 миллионов отсудить хотел, представляешь? Куда только не обращался!
- И что, отсудил?
- Ага, сейчас! Да наш Моисеич сам у кого хочешь отсудит! В общем не повезло Колянычу, пошел на зону, все долги на него повесили…
Вахтер печально вздохнул и строго посмотрел на меня.
- Так что со спиртным у нас ни-ни! – сказал вдруг он громко, с нажимом, и даже пальцем у моего носа покрутил, словно я пришел сюда с одной только мыслью - поскорей напиться и начать буйствовать на рабочем месте.
- С кем это ты, эээээ, Гудинов тут беседуешь? – раздался за спиной вальяжный голос.
- Да, вот, Даниил Моисеевич, новенький пришел, на Горыныча, так я с ним тут инструктаж провожу.
Директор был маленький, лысенький, и весь преисполненный своей важностью, причем чувство собственного достоинства наглядно и объемно выпирало вперед округлым брюшком.
- Инструктаж проводить не ваша обязанность, эээээ, Гудинов. Займитесь своими делами, грязь в приемной, пыль, зайти стыдно. А ведь вы являетесь сейчас лицом фирмы, так сказать! Эх, Раечки нет, у нее-то все было чистенько, а как клиентов она обвораживала!
Директор насупился, о чем-то вспоминая.
- В декретный отпуск ушла, - пояснил он, видя мое недоумение, - а вас прошу в кабинет…
По дороге выяснилось, что опыта в Горынычах у меня нет, хотя в программе Fent A Grouth 3200 я немного разбираюсь. В ответ на мои уверения, что не пью уже давно, директор тяжело вздохнул, ясно давая понять, что ни капли не верит.
Кабинетик был так себе, но с потугами на большую солидность, как и сам директор. Я выслушал лекцию о вредных привычках, не позволяющих работникам нормально функционировать, потом вызванный в кабинет побитый молью бухгалтер, удивительно похожий на Миляровского кощея, закатил еще и памфлетную речь о вреде неспециалистов, претендующих на высокую должность программиста-оператора. И вообще он был твердо убежден, что все беды в России из-за таких как я самоучек и самозванцев; и алкоголиков, с точки зрения директора. Причем все эти пламенные речи прозвучали как обвинение в мой адрес, словно я уже пришел устраиваться на работу под хмельком. Поняв, что в моих услугах фирма на самом деле не нуждается, а объявления они дают, только чтобы покочевряжиться над людьми, я встал, холодно кивнув им на прощание, и тут зазвонил телефон.

Никогда не думал, что в обыденное слово «Да» можно вкладывать такую богатую гамму эмоций.
- Да? – резко и важно, (словно директора оторвали от очень важного дела, может, даже от беседы с президентом).
- Да?! – радостно-долгожданное, (судя по тону, родственник миллионер наконец-то отошел в мир иной и оставил директору все свое состояние.)
- Да? – весьма озабоченное, (выяснилось, что претендентов на наследство несколько.)
- Да! – уверенное, (директор заверил нотариусов, что с остальными претендентами он разберется сам лично, и методами, не оставляющими им ни единого шанса.)
- Да! – твердое и категорическое, (видимо подтверждающее киллеру заказ.)
- Оповестить всех, Витю ко мне немедленно! – распорядился директор и положив трубку, обратился к бухгалтеру:
- Что же ты Натанович накинулся на молодого человека? Специалистами не рождаются, ими становятся! Как говорится все еще впереди, тем более у такого симпатичного юноши, если он конечно раз и навсегда откажется от спиртного…
Переход от сурового и неподкупного владельца фирмы к отечески заботливому руководителю был настолько подозрителен, что я уже не сомневался, что срочно вызванный Витя-киллер идет по мою душу, пока руководство фирмы отвлекает мое внимание пустячными разговорами. И даже подумал, - а не являюсь ли я ему родственником, не светит ли и мне что-нибудь от этого наследства? Наследство было бы кстати, но такого родственника иметь не хотелось. Да и начальника тоже, но деваться было некуда, к тому же мне вроде показалось, что на работу меня все-таки берут, невзирая на алкоголизм и дилетантство. Хорошо хоть в маньяки не записали.
И тут началась какая-то чехарда из слов, сваленных в кучу и перемешанных до полного маразма. Из всего этого я понял, что мне оказано высокое доверие, что принят я условно и должен оправдать и не подвести, о чем тут же и расписался на пяти экземплярах договора. Так же выяснилось, что меня расстреляют на месте, если я причиню клиенту хоть малейший вред и отойду хоть на шаг от сценария, но самого сценария не дали, отослав к оператору. И ровно через три минуты я уже бежал вслед за долговязым Витей, который к счастью оказался только оператором и слушал его инструктаж.
- По фенте бегал? Ай тирент сечешь? Главное ступорт не тискать, фурт не бламать, и все будет порядок!
Я пообещал не бламать, пытаясь понять, кого именно мне нельзя тискать. Витю, не говоря уже о директоре, тискать никак не хотелось, а неведомую мне Раечку затискали и без меня. Обращаться за разъяснениями было неловко. Еще через две минуты я уже висел в обруче на стенде, и Витя поспешно лепил на меня датчики.
- А сценарий?
- Потом, некогда!
Напоследок он нацепил на голову широкую ленту.
- И не вздумай скинты сбрасывать. Давай, действуй!
Скинтами он меня добил окончательно. Я уже решился было попросить перевести на нормальный язык все эти выражения, как вдруг осознал, что стою среди густого леса, причем макушки угрюмых елей находятся на одном уровне с моими головами. Земля была где-то далеко внизу, и ощущение было не из приятных, поскольку высоты, должен признаться, боюсь с детства.
- Так, ну-ка подвигайся.
Я потоптался на месте, помахал руками, то бишь лапами, повертел головой, и чуть не сел на то место, где у Горыныча хвост. Вдобавок к высоте еще и видеть сразу тремя парами глаз было тяжело с непривычки, но еще труднее было управлять тремя головами сразу, вот такого опыта у меня не было совершенно. Попробуйте одной рукой тереть стекло губкой, а другой одновременно писать письмо, и поймете, каково это, а если добавить и еще одну руку… Так и с головами.
- Это ничего, Колянычу я тоже две головы отключал.
Витя что-то сделал, и тройственность исчезла.
- Теперь взлетай! Да не махай ты так руками! Представь, что у тебя крылья, вот ими и маши.
После изнурительных потуг мы сошлись на том, что сегодня я буду только очень быстро бегающим Горынычем. А вот махать хвостом у меня получалось как-то само по себе, словно я с ним и родился. Тут ворвался голос директора, еще раз предупредивший об уголовной ответственности за причинение клиенту хоть малейшего вреда, тем более такого клиента - американец пенсионер возжелал пройтись по русским былинам и готов платить за это огромные деньги. Выслушав краткую, но очень энергичную инструкцию, я получил последний пинок в драконий зад - сражаясь с клиентом, я должен был одновременно сдувать с него все пылинки, ни в коем случае не перечить, и вообще всячески его ублажать и от сценария не отходить. Только я хотел спросить: и как это делать, если сценария мне так никто и не показал, как меня выпихнули в виртуальный мир. Клиент уже приближался к точке рандеву на мосту, и я шустро ломанулся ему навстречу, вспомнив, что абсолютно ничего не знаю о Змеях Горынычах, как они себя ведут, что говорят; я вообще о них ничего не знал, кроме одной единственной фразы: «Да ты видно смерти ищешь?!» С ней я и отправился на бой с богатырем.

Но мои приключения начались гораздо раньше. Не успел я сделать несколько шагов, как правая голова вдруг обмякла и повисла как тряпичная.
- Витя, голова упала!
- Ну а я чё? Подымай.
- А это по сценарию?
- Что по сценарию?
- Что голова болтается?
- Тихо там, посторонние разговоры запрещены!
Директор рявкнул так, что я пригнулся.
- Голова…. – прошипел я почти по змеиному. Или по Горынически.
- Что голова?!
- Свалилась…
- Витя, что там у тебя?!
- Так Даниил Моисеевич, я же давно вам говорил, что железо уже старое, программу не держит, а у меня разве только один Горыныч? Я сейчас и клиента веду, и вообще за всем слежу! Я же вам говорил, что здесь одному никак…
- Виктор, если ты сейчас не сделаешь его голову, то я сделаю твою!
- Вот всегда так, только и знаете! Сейчас.
Он что-то начал делать, и у меня отказали ноги, лапы, все части тела одна за другой.
- Да что за ерунда?! – бормотал он себе под нос, - а вот так?
Я обрел подвижность, но пропала картинка. Он еще что-то покрутил, пощелкал, зрение появилось, но как раз у той головы, которая висела, безжизненно раскачиваясь, и теперь окружающее я видел верх ногами.
- Да неужто дракон струсит, и не выйдет на честный бой?! – вдруг грянуло с небес. В голосе директора была слышна елейная патока, видимо предназначенная клиенту, и некий намек на большие неприятности, понятно кому адресованные.
- Заело! Иди так, - рявкнул Витя, - а я пока посмотрю, в чем тут дело!
Голову пришлось держать рукой, как делают это в темноте, высвечивая себе дорогу фонариком. Надеясь, что американец слабо разбирается в повадках российских Горынычей, я добрался наконец до Калинового моста.

Богатырь оказался весьма бойким старикашкой, если бы на него не напялили бронежилет, а поверх еще и кольчужку. Обычно так сердобольные мамаши закутывают своих малышей погулять на «жутком» морозе. Я даже невольно начал искать взглядом на богатыре шарфик, видя, что тот не может ни повернуться, ни нагнуться, с усилием поворачиваясь всем телом в поисках меня. Будь на то воля директора, клиента, наверное, посадили бы еще и в танк, а впрочем, верхом на печке, которая была почему-то высотой с двухэтажный автобус, он и выглядел как десантник на броне.
Богатырь внимательно осматривал окрестности. Наконец он меня узрел.
- О, вери гуд! Рашен дракон! Мы будем сейчас драка!
- Будем, будем… Да ты видно….
От волнения я забыл, что там ищут себе всякие придурки. Пришлось импровизировать.
- Да ты, ты, видно проблем себе ищешь? Так я тебе их сейчас дам! На одну руку посажу, а другой, э, лапой оторву все по очереди… Все что можно!
И добавил, видя, что американец нахмурился, не понимая меня: - Люблю гадать на богатырях! Как на лепестках! Ну – любит, не любит! Одну руку оторвать, другую, потом ноги. Понимаешь?!
- А, я понимайт, ит,с драшен сленг!
Он что, еще и острить пытается?
- Тьфу ты нерусь! То есть я хотел сказать, что русским духом запахло.
- Йес, сар, я есмь рашен богатырь, пришел рубать твоя голова!
Витя хрюкнул мне в ухо. Кажется дело пошло. Богатырь начал спускаться с печки, но оказалось, что это не так-то просто сделать. Эдакое чучело, еле ворочающееся в доспехах, свесилось наполовину с печи и теперь сучило ножками, не находя опоры. Печка пыталась указывать направление, но видимо американца заклинило, и он только усердно пыхтел, скребя обувью по свежевыбеленному боку. У меня возникло подозрение, что если он сейчас свалится, то уже не встанет. В зарослях кто-то приглушенно ржал, зажимая себе рот.
- Дай сюда!
Видимо директор вырвал микрофон у Вити, и зачем то стукнул по нему. У меня громыхнуло и зазвенело в ушах.
- Помоги ему спуститься!
Оглушенный, я оглянулся по сторонам, ища, к кому обращается Даниил Моисеевич.
- Да тебе, тебе говорю! Живо!
- Мне?
Я кинулся исполнять указание и сразу же проломил мост, ударился ногой, ткнулся головами в печку, и выпустил единственную зрячую голову. Где-то вопил американец:
- Подло нападать на спина! Это есть Перл-Харбор, я есть отвага сражаться!
Ох как же мне хотелось послать его! И не только богатыря. В уши мне долбил директор, единственная зрячая голова показывала четкую картинку бревен, на коих она валялась, но нащупать ее я не мог, и только бестолково крутил двумя другими, которые тупо бились друг об дружку и об печную трубу. Терпение лопалось.
- Да даст мне кто нибудь свет, то есть зрение?! Витя!!! Ты видно смерти ищешь?!
- Получать, подлый дракон!
Что-то богатырь там делал с двумя другими головами. То ли рубал, то ли пинал ногами, а может даже пытался их и перегрызть, судя по пыхтению.
- Замри, не двигайся.
Указание директора было столь категоричным, что я замер. Возня вскоре прекратилась.
- Этот меч не есть острый? – спросил богатырь недоуменно.
В небе загрохотало:
- Почему у нас мечи тупые?!
На риторический вопрос никто естественно не ответил.
- Да принесите ему кто-нибудь меч, или топор! А куда дели?! Уволю! Несите богатырю хоть что нибудь! Да хоть ножовку! Пусть пилит!
- Почему дракон не есть оказывать сопротивление?
- О, мистер Радчек, позвольте поздравить вас с победой! Вы его сокрушили наповал!
- Но это не есть битва, - запротестовал богатырь, - не есть отрубленный голов, не есть победа. Отчего он есть мертвый?
- Э, несбалансированное питание, всякие толстые девицы, сплошной холестерин… У него разрыв сердца от заворотка кишок!
- Я есть недофольный такая битва! Я хотель настоящий сражений!
- О, я понял, господин Радчек в чем тут дело! Горыныч есть притворяться, вы меня понимайт?!
Директор тоже перешел на ломанный пиджин-русский, дабы ублажить клиента.
- Он только подло притворяться, повторяю для самых тупых, дракон сейчас вставать и сражаться!
Я вскочил. Нашел голову и направил ее на место боя, чтобы узреть, наконец, что там происходит. Богатырь с печки так и не спустился, и стоял в воинственной позе, пытаясь удержать громадный меч на весу, что у него не получалось. И тут Витя опять что-то щелкнул, зрение пропало полностью.
- Да твою же мать!! – взревел я, - и долго это будет продолжаться?!!!
- А подлый змей! Тебе не нрафится?!! Ты есть меня обманыфать?! Получи!
Видимо янки нашел в себе силы для последнего смертельного удара. Среднюю шею опять начали вяло карябать. В кустах ржали уже не таясь, и даже печка хихикала и прыскала, жаль только, что один я пропускал все самое потешное.
- А, понял, вот в чем дело!
Витя пощелкал, и зрение вернулось. Конечно у третей головы.
Богатырь выдохся окончательно, с недоумением взирая то на мою чешую, то на меч. И тут на дороге появился конь с обыкновенной ножовкой в зубах, и такой ехидной физиономией, что мне очень захотелось убить не только Витю. Выплюнув ее, наглый конь заявил:
- Богатырь, принимай оружие!
Богатырь уставился на пилу, не понимая, что это вообще такое.
- Это что есть?
- Чудо-оружие. Только им и можно одолеть Змея Горыныча. Что, никогда не видел обыкновенной ножовки по дереву, то есть по шеям?
- Посфольте, я нигде не встречайт упоминаний про «ношовки»! Вот у меня есть моя работа о драконах….
И он полез под кольчугу.
- Это тайное оружие русских богатырей, с помощью которого было уничтожено все поголовье Горынычей, - поспешно вмешался в разговор Данил Моисеевич, видимо опасаясь, что дотошный иностранец потребует сейчас нечто, чего в фирме отродясь не было. И добавил, видя, что дед никак не угомонится с поиском документа:
- Как известно из русского эпоса, а именно в сказаниях про Илью Муромца, в переводе Маршака, страница, эээээ 603, последнему Змею отр… отпилили головы в 546 году до нашей эры….
В кустах опять кто-то фыркнул и тут же притворно закашлялся. Мне очень хотелось последовать его примеру.
- Пилили, пилили, да не недопилили! Одна осталась, что позволило нам, Змеям Горынычам расплодиться в укромных местах, согласно переводу Маршака, – я начал подозревать, что сценария вообще не существует, а если он и есть, то его отродясь никто не читал, и поэтому пошел на импровизацию. Пора было перехватывать инициативу, пока старик не потребовал себе гаубицу, или ракету земля-воздух.
Богатырь, абсолютно не реагируя на наши слова, продолжал поиски, пыхтя упрямо с таким непреклонным выражением лица, что всем сразу стало тошно. Конь, что-то буркнув себе под нос, отвернулся.
- Ты кольчугу сними, – посоветовал я, - легче же искать будет.
Богатырь нахмурился, подозревая подвох.
- Это есть хитрость! Драконий уловка, рассчитанный на дураков. Я есть не поддаваться на провокация! - заявил он сурово, - Это нарушение правил, отходить от инструкция не есть возможно! Да куда же я ее положить? Я же класть ее во внутренний карман!
- Да ты не спеши, мы драконы народ терпеливый. Помню, Илюша вот точно так же искал инструкцию перед боем. Так и бился, в одной руке меч, а в другой листок, чтоб, значит, не нарушить предписания. А поскольку зрение у него слабое, и читает он в очках….
- Горыныч, не придумывай ерунду, твое дело маленькое, - ждать когда герой отважно перепилит тебе головы, - вот и молчи! – рявкнул директор.
- Да что вы, Даниил Моисеевич, это я в сказаниях, на странице 604 вычитал…
- Разве?
Директор на секунду озаботился.
- Что за чушь, что за сказания?!
- Да вы страницу переверните.
- Не умничай, ты сюда работать пришел, или лясы точить? У нас грамотеи не задерживаются долго.
Умей бы виртуальное обличье передать сейчас мое состояние – Горыныч бы вспыхнул как порох.
« Я безработный, - повторил я себе мысленно несколько раз, - у меня нет денег и куча проблем, поэтому терпим и молчим!»
- О, вот она!
Дедуля нашел-таки брошюрку и теперь пытался ее вытащить. Конь вздохнул еще тоскливее.
- Пойти вздремнуть, что ли, пока вы тут будете инструкции разучивать?
- А тебя сюда кто звал?
Видимо Даниил Моисеевич был занозой в заднице у всех, не только у меня.
- Да вы же сами сказали принести ножовку! – возмутился конь.
- Принес? Вот и иди отсюда!
- Вот и пойду!
Гордо подняв хвост, конь удалился. Завидуя ему в душе, я уселся на край обломанного моста и стал сосредоточено разглядывать свои когти, подтачивая их об край бревна, за неимением напильника для ногтей.
Дед теперь доставал инструкцию. Мы с печкой ждали. В кустах шуршали и хихикали. Тут послышался запыханный голос: видимо приемщик ворвался в кабинет и теперь что-то взволнованно бубнил о клиенте, но стоял далеко от микрофона, и его было еле слышно. Зато директора…
- А ты что?
- Бу-бу-бу, - говорю, идет…. бу-бу-бу. А он - хочу и все! А я ему – бу-бу-бу – а он – плачу любые деньги!
- Да ты что?!!! Так чего же ты! Клиентами разбрасываться нельзя!
- Так я ж, бу-бу-бу….
- А нельзя ли прекратить посторонние разговоры? – ехидно осведомился я, в душе кляня себя за неумение молчать, и зная, что уже не смогу остановиться. Вот же дурацкая натура!
- Работать мешаете.
- Молодой человек! – отчеканил директор. – Вижу вы не только не имеете уважение к старшим, но и явно не хотите здесь работать! Надеюсь у вас хватит совести довести до конца это представление, или прислать вам замену прямо сейчас?!
- Да нет, до конца я доработаю. Такой цирк пропустить…
- Надеюсь! И помните об уголовной и административной ответственности за причинение малейшего вреда и отклонение от сценария, о чем вы дали расписку, а уж привлечь вас я сумею, поверьте мне на слово!
- А вы сами-то сценарий читали?! Интересно, он вообще существует, и ножовка входит в сценарий?
- Немедленно прекратите пререкаться! Дайте себя убить и можете быть свободны! Идем Гудинов, что там у тебя? Чего он там требует?! Да?!!
И наступила тишина…
Только американец упрямо сопел, пытаясь сделать невозможное.
- Богатырь, тебе помочь?
- Я сам!
-Ну-ну.
Тут на дороге появились конь и избушка на курьих ножках. Избушка бежала сосредоточено и целеустремленно, широко выбрасывая костлявые лапы, стараясь не отстать от попутчика, отчего возникало ощущение, что квадратный безумный петух, приняв коня за курицу, пытается ее во чтобы то ни стало догнать. Зрелище было столь необычным, что даже богатырь замер и его челюсть стала медленно, но верно отваливаться. В кустах уже ржали во весь голос. Конь часто оглядывался назад, видимо тоже предчувствуя неладное, и поэтому финишировал первым, задолго до избушки.
- А кому водицы холодной? – провозгласила бабуля, высунув крючковатый нос с полагающейся волосатой родинкой в окошко, едва только изба затормозила возле нас.
- Кока-кола, спрайт, пиво, и разное другое! А кто здесь запыхался, кто устал и изнемогает от жажды после жаркой битвы?
- Я устал, Васильевна! – сказал конь, запалено дыша, - тебе бы намордник на избу надевать, что ли? А ему еще рано пить, видишь, битва еще и не начиналась. Мы все еще ищем инструкцию.
- Уже нашли, - подсказал я, - теперь вытаскиваем.
- Давно?
- Да минут двадцать…
- Эх, зря так спешили!
Конь с укором оглянулся на Бабу Ягу, но та все пыталась сманить иностранца запотелой бутылкой пепси, вертя ее то так, то эдак. Впрочем тот был настолько сражен появлением избушки, что бутылку игнорировал напрочь.
- Посфольте, это что есть?
- Пепси, балда! Откройся своему счастью!
- Нет, нет, я говорить о ваш чудесный хаус.
- Это… - она замялась, - это вилла на курьих… окорочках!
Избушка горделиво выпрямилась и надулась от важности.
- Но как она быстро перемещаться! Это не есть в моей книга!
И он опять приступил к извлечению проклятой книги.
- Так это вы не видели еще как мы на рынок по утрам мчимся! Особенно когда опаздываем, а то место так и норовят занять!
- Это надо немедленно заносить, у меня нет таких данных!
Богатырь поднатужился и наконец извлек книжицу в яркой суперобложке.
- Я есть профессор Керебрийского университета, я писать диссертация про русский народный эпос! Чем вы есть торговать на рынок?
- Да яйцами, чем же еще, - ляпнула Баба Яга, понимая, что завралась, но теперь отступать было поздно. В кустах икали от смеха. Печка пригорюнилась. И неизвестно, чтобы еще Яга поведала профессору о русских традициях, но в ушах раздался властный директорский голос.
- Кгм! Я вижу все уже в сборе. Яга, тебе чего здесь надо?
- Так Даниил Моисеевич, иностранец совсем вспотел бедняга, ему же освежиться надо! А у нас же сервис, сами же говорили, чтоб на высшем уровне!
- Смотри, без излишеств, Васильевна. Если только сам попросит, а так ни-ни!
- Попросит, куда он денется, - вставил конь.
- А ты опять здесь?
- А вдруг иностранец пожелает пересесть на коня? Чует мое сердце, что в его книге рыцари сражаются только верхом на коне. Так я уже здесь, чтоб не ждал.
- Отменяется! Скачи на исходную позицию, живо! Там уже тебя ждут!
- Молодой человек!
Видимо это мне.
- Поскольку вы наш новый сотрудник и не в курсе всех наших программ, я прощаю вам вашу резкость. Понимаю, в первый раз, вы волнуетесь и все такое. Я тоже был слишком требователен. Давайте оставим наши разногласия и забудем о них. Согласны?
Эх, русская душа! Стоит обидчику пойти на примирение, как вся злость куда-то улетучивается. Не умеем мы таить в себе чужие обиды!
- Да конечно, Даниил Моисеевич.
- Значит так: ситуация вышла из под контроля, должен признать это со всей ответственностью. И возможно даже несколько отклонилась от сценария. А теперь еще и новые вводные – скоро к вам прибудет еще один клиент, жаждущий сразиться с тобой, то есть со Змеем немедленно. Вот горит ему, и все тут! Твоя задача – не причинить вреда обоим. Умереть, но не поцарапать их. Справишься?
- Да уж, задачка с двумя неизвестными… Ладно, справлюсь как нибудь.
- Вот и молодец! Помни, выйдя с честью из такого испытания, ты сможешь….
Далее последовало обильное словоизвержение, в котором с большим пафосом мне было предсказано мое блестящее будущее в этой фирме. Когда Моисеич дошел до того места, где я смогу занять пост его заместителя и даже последовал намек на его кресло, богатырь наконец прервал нашу беседу.
- Я записать все!
- Что записать? – осведомился Директор с подозрением.
- Новые данные об избушька на курья нога! Э, скажите, почтенная Баба Ёг, а какой скорость она развивайт км в час?
Но Баба Яга отчего-то смутилась, и не пожелала развивать дальше эту тему. В кустах тихо кончался неведомый свидетель нашего кровавого побоища.
- Снимайт меня отсюда! – потребовал богатырь. - Я сейчас буду рубайт все голова новым орудие!
- Ну наконец-то!
Я подставил ладонь и спустил профессора на землю.
Тот сразу кинулся к ножовке, опасаясь подлого удара в спину. Хорошо хоть сообразил, где у нее ручка. И в это время на дороге показался всадник. Судя по тому, как он хлестал коня по бокам, новый богатырь очень боялся пропустить мою казнь. Надежда, что сперва со мной разделается янки, а потом я отдамся в руки новобранцу, улетучились. Придется как-то выкручиваться.
- Ты что ли Змей?! – грозно проревел новенький, нелепо спрыгнув с коня, и выронил большой топор, больше похожий на колун, чем на секиру. Пытаясь его поднять, свалился сам. Вскочил, и повторил дурацкий вопрос. Я оглянулся по сторонам слепыми головами в поисках других Горынычей.
- А угадай с трех раз!
Что-то мне в его поведении и голосе настораживало. Да он же пьян в стельку!
- Ты не умничай!
(Еще один!)
- Ты Горыныч?
- Нет, трехголовый котенок! Мяу…
- Тот самый?
- Какой тот самый?
- Который моего брательника завалил? Да я сейчас буду пасти рвать, да я сейчас кишки буду мотать! Да я за брата буду из тебя удавов делать, да он три месяца по больницам!
Богатырь в такт словам махал обухом над головой с такой силой, что и конь и печка отпрянули в стороны.
- Посфольте, это есть мой сражений!
- А ты кто такой?
- Я есть профессор…
- Вот и вали к себе в Сорбонны, а мне не мешай! Сейчас здесь будут реки крови!
- И горы мяса, - вставил конь с безопасного расстояния.
- И много трупов, в том числе и конячих, - добавил богатырь, и поплевав на руки, покрепче ухватил колун. Конь вздохнул и отошел еще дальше, бормоча себе под нос:
- У, живодер! Нет, ну что сегодня за день такой?
- Ну и что мне с вами делать? – спросил я, преодолевая большое искушение прихлопнуть обоих, и понимая теперь незнакомого мне Коляныча.
- Вы обещали придумать, вот и придумывайте! – сказал директор. – Но помните о договоре!
Профессор с брательником горячо спорили, выясняя, кому из них предстоит первым убить Горыныча. Кажется, нас ждала еще и битва богатырей меж собой.
Мое терпение лопнуло.
- Значит так!
Я сложил обе действующие, но слепые головы к их ногам.
- Вот тебе голова, и тебе. Вперед! Один рубает, другой пилит! Кто красиво обезглавит меня, тому представится право добить и эту, на бис! Мать вашу!
Как ни странно, но богатыри меня послушали. Колун оказался не менее тупым, отчего их шансы уравнялись, но зубья ножовки затупились о мою чешую моментально.
- Это тоже есть плохой оружие! – заявил профессор, с недоумением рассматривая свое орудие убийства.
- Пилите, янки, пилите! А ты че стал? Руби давай!
На душе было муторно, конь и печка закручинились, и только в кустах кто-то продолжал смеяться и фыркать до конца представления. А оно длилось еще долго. В конце концов, когда богатыри выдохлись окончательно, мы выпили за мир, дружбу народов и рептилий, коль умертвить их не удается. Так что избушка не зря бежала. Профессор настолько проникся русским духом, что дотянул до дна первой бутылки, я до второй, и уходя по английски, обернувшись, увидел, что брательник пьет теперь с конем на брудершафт, а профессор мило свернулся калачиком в духовке и тихо посапывает, очевидно предвкушая во сне, какой фурор произведет его новый триллер о русском эпосе.

Эпилог.
- Эээээ, молодой человек, боюсь, вы нас не устраиваете. Вынужден с сожалением констанктировать, что испытание, даже случайно не причинив вреда нашим дорогим клиентам, вы не прошли! Всего хорошего!
В дверях стоял Натанович и скорбно кивал головой. На скукоженном лице кощея явственно читалось: «а я что говорил? Может на кол посадим мерзавца?»
- Благодарю за развлечение! Кстати, почему бы вам не переименоваться в «Балаган лимитед»?– сказал я напоследок и покинул кабинет. В коридоре мне попался Витя.
- Что не взял?
- Да и пес с ним! Ты мне лучше скажи, кто там смеется в кустах?
- Да никто не знает, с самого начала кто-то ржет и ржет, а поймать не можем!
- Да уж! И еще, - сценарий существует вообще?
- А толку?
Действительно, а толку?
- Бывай здоров.

Я шел по улице, а за спиной яркая реклама настойчиво призывала окунуться в волшебный мир русской сказки. Голова трещала. Зря я выпил, ведь три года уже держусь. А впрочем, - кто такой идиотизм способен выдержать? А лекарство от идиотизма у нас всегда одно…. Вот только я опять остался без работы. А, ерунда, прорвемся!

P.S. Фирме «Рашен приключения инк» срочно требуется закодированный оператор. Оплата высокая.
Богатырь, выходи! | Забытые дети Вселенной.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!