ГлавнаяОтзывы о книгах и фильмах → Селин в России. материалы и исследования.

 

Селин в России. материалы и исследования.

Автор:
Опубликовано: 1806 дней назад (31 декабря 2011)
0
Голосов: 0
«Посмотрите на рожу Маркса, какую себе этот жирный боров отожрал! И если бы они хотя бы жрали, так выходит же совсем наоборот! Народ – Король!.. Который все ебет!»
Луи-Фердинанд СЕЛИН

В этой тонкой книжке собрано, вероятно, почти все, что написано по-русски о крупном французском писателе Луи-Фердинанде Селине, чье имя в Советском Союзе долгое время находилось под запретом.

В книге представлены отклики на творчество Селина в России, статьи Льва Троцкого и Виктора Ерофеева, Франсуа Жибо и Сюзанны Лафон. Среди материалов сборника малоизвестные широкой публике документы, связанные с пребыванием Селина в Ленинграде осенью 1936 года (большой отрывок из скандально знаменитого памфлета «Безделицы для погрома», памфлет «Mea culpa», единственная публичная речь писателя «Похвальное слово Золя», письма и т. д.)

Его настоящее имя – Луи-Фердинанд Детуш.
Он участвовал в Первой мировой войне, был ранен. На всю жизнь он возненавидел войну. Первый его роман («Путешествие на край ночи», 1932 г.) сразу завоевал внимание публики. Говорят, что именно Лев Троцкий посоветовал Эльзе Триоле перевести роман Селина на русский язык. В1934-ом году роман был впервые издан в СССР. Но дружбы с коммунистами у Селина не получилось, может быть в этом не последнюю роль сыграл тот факт, что за публикацию романа в СССР Селин не получил ни копейки.
Под впечатлением от поездки в большевистскую Россию он пишет памфлет «Mea culpa» («Моя вина», 1936 г.).

Селин считал, что существует единственная неоспоримая истина: еврейский заговор, существующий во всех партиях, включая и фашистские. Евреи финансируют все революции, от Лондона и до Москвы все у них в руках: Банк, Театр, Полиция, Коммерция, Армия. И это началось с первых большевиков, список имен которых он сопровождает их настоящими фамилиями.

Свою позицию он излагает в памфлете «Безделицы для погрома» (вариант – «Резня из-за пустяков», 1937 г.):

«Я не желаю воевать за Гитлера, это я вам говорю, но я не желаю воевать и против него, за евреев… Это евреи, и только они, толкают нас к пулеметам… Гитлер, он не любит евреев, я тоже их не люблю… Я их сам отталкиваю!.. Евреи в Иерусалиме, немножко пониже, на Нигере, мне не мешают! они совершенно мне там не мешают!.. Я бы им отдал Конго! всю бы Африку отдал им!.. Либерия, я знаю, это их негритянская республика, она ужасно похожа на Москву. До такой степени, что вы не поверите…»

Ненависть Селина к евреям можно объяснить многими причинами. Одной из них был любовь к американской танцовщице Элизабет Крейг, которая ушла от Селина к еврейскому бизнесмену Бенджамену Тенкелю, за которого потом вышла замуж.

Так началась трагедия стихийного анархиста – отказываясь от власти, от самой возможности управлять чем-либо и кем-либо, Селину пришлось подчиниться суровым правилам игры и выбирать из двух зол. Позиция антикоммуниста и антипатия к евреям толкнули его в ряды коллаборационистов. Гитлера, впрочем, он оценивал тоже не высоко, назвав его еще в 1933 г. недогориллой.

Уместно вспомнить здесь одно из высказываний Селина: «Самый последний из засранцев в зеркале видит Зевса».

От Америки Селин тоже шарахался, считая США и СССР почти близнецами по своему тоталитарному устройству. «Конвейер развозит людям их порции рабства!..»
В ответ американский исследователь творчества Селина Мильтон Хиндус называет его «гадюкой».
«Единственная вещь, которая действительно интересует его (Селина) – это деньги».
Сам же Селин писал: «Критики меня не портят».

Хотелось бы еще сказать о трудностях перевода текстов Селина, который пользовался арго и в изобилии употреблял ненормативную лексику. Представьте себе задачу переводчика, которому надо перевести с русского языка фразу: «Канает мент, по зоне ливеруя, где ширмачи втыкают налегке, он хочет фраера подкрямзать, но менжует: «Ах, как бы шнифт не высекнули мне».
Если далеко не каждый русский знает, что по фене «поднять бокал» – это значит – ограбить бакалейный магазин, а «звездами усыпать» – разбить окно, то трудность перевода текстов Селина становится как-то более понятна. Вероятно, прозу Селина еще будут пытаться переводить как можно ближе к языку оригинала, чтобы передать тот мощный эмоциональный заряд, который в ней заложен.

Большую часть жизни Селин прожил в жесткой нужде на грани нищеты, постоянно в долгах. Он был разочарован в человеке вообще, который, по мысли Селина, в любых условиях, вне зависимости от социального положения, которое он занимает, и политической системы, в которой он живет, остается существом не только слабым, но и опасным.
Творчество Селина знаменует собой тотальное разочарование в человеке и человечестве.

Почему же при таком обилии отрицательных черт он до сих пор интересен и востребован? Прежде всего – он умен и он не фанатик.
Любой фанатик – это дефицит разума.
Кроме этого – он великолепный стилист, у которого эмоция – основа стиля.

Его бунтарский ход состоит в настаивании на своей буржуазности, на том, что, действительно, и у него и у его семьи – интересы мелких торговцев. И он доказывает своим письмом, что с экзистенциальной точки зрения мелкие интересы обывательского выживания не менее важны, чем судьбы целых народов, что его боль и унижение не меньше, чем у кого бы то ни было, что именно мелкий буржуа, в своем «героическом» неуспехе достичь благосостояния представляет подлинную модель человеческих отношений. Таким образом Селин защищает интересы той прослойки общества, которая всегда находилась под прицелом резкой критики как со стороны коммунистов и интеллектуалов, так и со стороны представителей искусства и аристократии.

Чем мне симпатичен Луи-Фердинанд Селин, так это своим отношением к животным.
Животным Селин всегда отдает некоторое предпочтение, даже перед лицом Смерти.

«Чьих только предсмертных судорог и где только я не наблюдал: в тропиках, во льдах, в нищете, в роскоши, за решеткой, на вершинах Власти, пользующихся всеобщим уважением, всеми презираемых, отверженных, во время революций, в мирное время, под грохот артиллерийской канонады, под звон новогодних бокалов… моему слуху доступны все оттенки звучания органа de profundis… но тяжелее всего, я думаю, бывает: собакам!.. кошкам… и ежам…»

Современники вспоминают, что во время бегства из Франции в Германию он не расставался со специально приспособленным саквояжем, в котором таскал с собой своего любимца – огромного кота Бебера (почти с ягненка размером). И это во время войны, (когда сама жизнь его висела на волоске – он был заочно приговорен к смерти участниками французского Сопротивления), в те времена, когда ему и его жене самим приходилось голодать…

В ответ на анкету о фашистской опасности он сказал:

«Диктатура? Почему бы и нет! Хорошо было бы поглядеть. Я думаю, что без этих грубых эксцессов, возмущающих наше прекрасное французское чувство мира, в 15 дней все можно удержать. А там посмотрим. Защита от фашизма? Вы шутите, барышня? Вы не были на войне, это, видите ли, чувствуется по таким вопросам. Когда военный берет в руки командование, мадемуазель, сопротивления не может быть. Динозавру не сопротивляются, мадемуазель. Он подыхает сам собой, и мы вместе с ним в его брюхе, мадемуазель, в его брюхе».

Позиция далекая от оптимизма.

Есть люди, которые не могут принять творчество Селина из-за его презрения к человеческому роду.
Но не забывайте – он почти всю свою жизнь был доктором бедняков, получая за свою помощь либо жалкие гроши, либо черную неблагодарность.

Никогда Селин не был награжден литературными премиями, хотя их получали какие-то забытые ныне литераторы…

…Ни ЮНЕСКО не даст году имя его, ни Нобель премиальных…
Спасибо, хоть не расстреляли… инвалида со свинцом в черепе, с искромсанной рукой и перебитыми ногами…
Признания не будет.

Он гений, но по соображениям идеологическим об этом лучше лишний раз не упоминать.
"Первые христиане и Римская империя" | "Ночной смотрящий".
Комментарии (1)
Александр Внуков # 21 октября 2014 в 15:16 0
весьма спорно