ГлавнаяМорской клубБлог → Кто мы, зачем мы?..

Кто мы, зачем мы?..

Автор: Neihardt
Опубликовано: 518 дней назад (23 декабря 2017)
Рубрика: Без рубрики
+1
Голосов: 1

Концепция океанского флота державы, претендующей на почетное наименование великой, со времен Ушакова и Нельсона строится на единственном главном постулате: завоевании господства на море в ходе любого вооруженного конфликта.
Военные словари трактуют понятие господства на море как решающее превосходство одной из сторон конфликта на морском или океанском театре боевых действий или в определенной его части, которое обеспечивает военно-морским силам благоприятные условия для выполнения всех поставленных стратегических, оперативных и боевых задач, а гражданскому флоту страны – свободу передвижения по коммуникациям. Проще говоря, условия, при которых ВМФ противника уничтожен либо связан в действиях, лишен основных пунктов базирования и снабжения.

Боевые операции российских вооруженных сил против исламских террористов в Сирии наглядно продемонстрировали, что и в современной войне достижение господства на море склоняет чашу весов победы в пользу того, кому эту задачу выполнить удалось. Даже если речь идет всего лишь о подавлении боевых формирований экстремистов – противника технически слабого и заведомо менее организованного, чем регулярные войска.
Но если господство в воздухе над Сирией российские Воздушно-космические силы завоевали еще в начале операции, удерживая его прочно и уверенно в течение всего периода активных действий, чем способствовали восстановлению боеспособности сирийской армии и перехват ими оперативной инициативы, то о господстве на море, то есть, - о полной невозможности для исламистов осуществлять движение по морским фарватерам, - похоже и речь не шла…
Военные действия в Сирии, конечно, продемонстрировали миру значительно возросшую мощь российского флота. Но фактически с первых дней проведения операции наше командование столкнулось с двумя проблемами.
Во-первых, чтобы снабжать морем российский экспедиционный корпус в Сирии необходимо иметь достаточное количество военных транспортов. А ближайший к месту развития конфликта Черноморский флот необходимым количеством таковых явно не располагает… В результате в снабжении войск были задействованы не транспорты, а десантные корабли. Сначала – черноморцы, БДК «Азов»,

«Ямал»,

«Цезарь Куников»

и «Новочеркасск».

Затем - и легкие «десантёры» типа «Николай Фильченков»

и «Саратов».

Позже с Балтики на линию Новороссийск – Севастополь – Тартус были переброшены БДК «Александр Шабалин»,«Калиниград», «Королёв» и «Минск».

Файл "/upload/blogs/16d4f03cd6ecb12a6256fea423d3aac4.jpg[/IM Далее настал черед Северного флота, представленного на линиях «сирийского экспресса» «Георгием Победоносцем» и «Александром Отраковским»… [IMG]/upload/blogs/4b23229e9621a2744e29ccff9d6a22e5.jpg[/IMG] [IMG]/upload/blogs/93fe9260c46024e4c007dfbb77bb6327.jpg[/IMG] Одних тихоокеанцев пока не было! Конечно, крупные десантные корабли обладают достаточной грузоподъемностью, чтобы подменить собой отсутствующие на коммуникациях транспортники, но, честное слово, не дороговато ли использовать в роли простого доставщика средств снабжения специализированный боевой корабль, подготовленный к совершенно иным задачам? Попытка командования флота и правительства экстренно восполнить недостаток транспортов привела к спешной покупке весьма сомнительных кораблей у иностранных держав. Вот, например, у Турции были куплены три транспортных судна «Alican Deval», «Dadali» и «Smyrna», ставшие под российским флагом «Двиницей-50», «Вологдой-50» и «Кызылом-60». Моряки шутят, что цифра в новом имени – на самом деле, чуть ли не год спуска этих весьма «почтенных» по возрасту посудин… Это, конечно, не более, чем морская байка, но во всякой шутке, как известно, лишь доля шутки. [IMG]/upload/blogs/144d49172144ecd5be996a58e4636449.jpg[/IMG] Возьмем, к примеру, ту же «Двиницу». По тактико-техническим данным это – обыкновеннейший турецкий сухогруз-контейнеровоз. Водоизмещение – 9 132 тонны. Сто восемь метров длины в корпусе, 17 – по миделю, 7 метров – осадка. Скорость – максимум 12 узлов. Ходовые системы – 9-цилиндровый дизель мощностью 4020 лошадиных сил, работающий на единственный вал винта. Для обеспечения судна электроэнергией используются 3 дизель-генератора Sulzer 5AL 25/30 по 685 кВт, так же имеется 1 стояночный дизель-генератор MAN на 75 кВт… Для перевозки грузов судно оборудовано 3 закрываемыми трюмами общим объемом 7633 куб.м. Максимальная нагрузка на трюмы составляет 7,5 т/м2. Для саморазгрузки имеются четыре 10-ти тонных крана Liebherr. Спущен корабль на воду в 1985 году турецкой судоверфью Camialti Shipyard. Под именем «Kemah». Поменял за время службы несколько хозяев – коммерческих фирм-грузоперевозчиков – и дважды был переименован, сначала, в марте 2003 года – в «TK Antwerp», а потом, в апреле 2005 года – в «Alican Deval». И вот, в 2015 году, был выкуплен Россией у турецкой компании-оператора Deval Shipping & Trading «для специальных перевозок в интересах Вооруженных сил». [IMG]/upload/blogs/e143c4b50930bf4e9a9289a1b98fcb32.jpg[/IMG] Немногим отличается от «Двиницы» и «Вологда», появившаяся на свет в 1984 году: Водоизмещение - 7250 тонн, длина - 113,1 м, ширина - 17,1 м, осадка - 9 м, Силовая установка - дизель Zgoda-Sulzer 6ZL40/48 мощностью 4350 л.с., также работающая на единственный вал винта. Скорость полного хода - 13 узлов, грузоподъемность - 4433 тонн. Спущен на воду 24.04.1984 года на турецкой судоверфи Denizcilik Bankasi T.A.O как сухогруз-контейнеровоз «Haci Mustafa Torlak». В дальнейшем неоднократно переименовано: «Durmus Usta» (с 1988 г.), «Transporter» (с марта 1989 г.), «Sophie Rickmers» (с июля 1990 г.), «Sophie» (с 1993 г.), «Chica» (с февраля 1995 г.), «Kevin» (с апреля 2005 г.), «Libertas» (с мая 2007 г.), «Ahmet Kuris» (с января 2009 г.), и, наконец, «Dadali» (с мая 2012 г.). Когда осенью 2015 года корабль, наконец, приобрела Россия, он ходил под «удобным» флагом Островов Кука. [IMG]/upload/blogs/bf450a55e5be8a40c951e30a4fff859c.jpg[/IMG] «Кызыл-60» - в том же духе. Только чуть меньше водоизмещением и китайского происхождения. Тоже немало повидал, поменял несколько хозяев, прежде чем России достался… [IMG]/upload/blogs/f1cad95ae45e0a41de91d1f673b8bce8.jpg[/IMG] Еще одно новоприобретение вспомогательных сил российского Черноморского флота – сухогруз-рефрижиратор, а проще говоря – овощевоз «Казань-60». Водоизмещение: 2099 тонн, длина - 91,9 м, ширина - 13,6 м, осадка - 3,39 м. Силовая установка: 2 дизеля по 975 кВт. Скорость полного хода: 12 узлов, дальность плавания: 5000 миль, грузоподъемность: 1774 тонн. Эти корабли в свое время были заказаны для российского Дунайского пароходства целой серией из 10 штук и строилась в 1986-1988 годах на судоверфях "Osterreichische Schiffswerften AG Linz-Korneuburg" в австрийских городах Корнейбург и Линц . Предполагалось, что они будут использоваться для перевозки продовольственных товаров из европейских стран напрямую в крупные российские города, например, Москву, Санкт-Петербург, на Каму и Волгу. Но из-за осадки эти суда не смогли работать на Дунае и были поставлены на рейсы по Черному морю. Основная причина «смены специализации» заключается в том, что в силу разных причин придунайские страны отказались от своих первоначальных планов обеспечить за счет дальнейшего строительства гидроузлов глубину в 3,5 м на участке Дуная от Сулины до Вены. Эти сухогрузы представляли собой средние суда-рефрижераторы класса "река-море". Однопалубные, двухвинтовые, с подъемной рулевой рубкой, носовым подруливающим устройством, с двойным дном и бортами в районе грузовых трюмов, имеющее два изотермических трюма. Судно предназначено для перевозок овощей и фруктов в специализированных контейнерах, лотках и на поддонах; пакетированных пищевых продуктов; контейнеров, включая рефрижераторные; генеральных грузов в упаковке и на поддонах, колесной техники с бензином в баках, металлопроката, крупногабаритных изделий; леса в пакетах, в том числе и на люковых крышках, или зерна насыпью. Мощность холодильной установки позволяет производить охлаждение предварительно не охлажденного груза во время погрузки и транспортировки до +3 градусов Цельсия. Общая вместимость грузовых помещений составляет 3064 куб.м., вместимость по контейнерам: 20 футовые - 96 единиц, 40 футовых – 32 единицы. Имеется так же возможность дооборудования двумя съёмными палубами для перевозки автомобилей. Головной cухогруз-рефрижератор "Георгий Агафонов" сошел на воду в октябре 1987 года. После распада СССР находился в составе Украинского Дунайского пароходства. Работал, в основном, как контейнеровоз. В 2015 году приобретен Монголией с переименованием в "Geo" и буквально тут же выкуплен Россией. По сути, это была сделка через державу-посредника – в контексте текущей политической ситуации Украина могла непосредственно России судно и не продать… Когда транспортный состав флота, принимающего участие в вооруженной антитеррористической операции, пополняется такими кораблями, со всей очевидностью становится ясно, что транспортные возможности вспомогательных сил ВМФ совершенно недостаточны. А значит, как никогда актуально встает вопрос о восстановлении численности вспомогательных сил военного флота, в значительной мере утерянной в пореформенные времена. Требуется создавать новые проекты транспортных судов снабжения, танкеров, ремонтников-плавмастерских, перевозчиков боезапаса, специализированных сухогрузов, авиатранспортов… Обнажил опыт боевых действий в Сирии и еще одну проблему - прикрытие морских коммуникаций силами флота и поддержка флотом боевых действий группировки ВКС, развёрнутой в Сирии. Если флот США и НАТО в свое время активно поддерживал огнем свои сухопутные и воздушные экспедиционные корпуса, например, в Ливии или в Ираке, то Российский ВМФ ограничился до поры громкими разовыми акциями. Читатель скажет, что ситуации разные – в Сирии нет реальной угрозы атаки исламских террористических группировок с моря… Но тогда получается, что столь внушительные силы российского флота и стягивать в «горячую точку» было не за чем… У берегов Сирии за время антитеррористических действий уже успели побывать флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва» (бывший «Слава» проекта Атлант), [IMG]/upload/blogs/934295203caef52c22f9fdc3c0e2299d.jpg[/IMG] сторожевой корабль «Сметливый» из состава Черноморского флота, [IMG]/upload/blogs/1a82389c9822e6b54240bb589249205c.jpg[/IMG] балтиец-сторожевик «Ярослав Мудрый», [IMG]/upload/blogs/8a183b9079f681aea769c353f59330a2.jpg[/IMG] БПК «Североморск» из состава Северного флота… Про «визит» в зону операции единственного в составе нашего флота тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» и крупнейшего в мире атомного ракетного крейсера «Петр Великий» и говорить нечего… [IMG]/upload/blogs/99edb2c18f9708fc6f20e1dae57c4066.jpg[/IMG] Но это воистину роскошное «представительство» новейших и сильнейших боевых кораблей можно в большей мере назвать «демонстрацией флага» с периодическими разовыми боевыми акциями, нежели полноценным участием в конфликте. Почему? Скорее всего, здесь дело в том, что долгие годы, еще с советских времен, корабли наши «затачивались» преимущественно на борьбу с себе подобными. Корабль против корабля, эскадра против эскадры – вот суть концепции войны на море. А работа по удаленной от берега наземной цели – это «не наше»… К тому же, на сегодняшний момент ВМФ России вообще и его «сирийская экспедиция» в частности представляет собой сводную армаду разнотипных и разновозрастных кораблей с очень различающимися боевыми возможностями. Создать из них полноценное, сбалансированное ударное соединение, тем более – для работы по берегу, достаточно трудно. Обобщая опыт присутствия российских военно-морских сил в зоне сирийского конфликта, можно констатировать факт: на сегодняшний день России необходимо реализовать программу строительства флота. А это – задача долговременная и требующая значительного напряжения экономики всей державы. Исторически сложилось так, что практически все принимавшиеся в России программы военного кораблестроения, начиная с «царской» образца 1881 года, подвергались ситуационному пересмотру гораздо раньше, чем были завершены. По сути, ни одна из отечественных кораблестроительных программ так и не была доведена до конца в силу политических, экономических или военных причин. Исключение – разве что, период с 1945 по 1991 год, который не случайно именуют «золотым веком» отечественного воекнного кораблестроения, да и тот «притормозил» в перестройку и был окончательно оборван распадом Советского Союза. Но именно проекты позднесоветского времени породили нынешние российские сильнейшие корабли океанского класса, такие, как «Москва», «Кузнецов», «Петр Великий». Благодаря им и поддерживается сегодня наш статус как великой морской державы. Сколько лет понадобится России для того, чтобы обрести по-настоящему современный океанский флот? По оценкам различных экспертов, оперирующих чаще всего весьма ограниченными вводными данными, срок определяется как лет 20, а то и 40. При наличии соответствующего бюджетного финансирования, совпадающей с мировой по темпам развития научной и технологической базе и неуклонном прогрессе тяжелой промышленности… Самое удивительное, что долгосрочная программа развития флота в России уже разработана и одобрена на государственном уровне. И рассчитана она вплоть до 2050 (!) года. Программа обширная и, прямо скажем, довольно дорогостоящая. По заявлению заместителя министра обороны РФ Юрия Борисова, высказанному еще в 2013 году, «общий объем ассигнований на реализацию госпрограмммы вооружений только 2011−2020 годов в части ВМФ составляет 5 триллионов рублей». Что можно было бы построить на такие деньги? Штук 20 ударных авианосцев, например, или 140 эсминцев… при наличии готовых проектов, отвечающих требованиям сегодняшнего дня. Но современный флот должен быть сбалансированным, «во что-то одно» гигантские средства вкладываться, конечно, не будут… В реальности рамках реализации долгосрочной программы программы военного кораблестроения планируется построить более 600 надводных боевых кораблей, подводных лодок и различных вспомогательных судов. Много, как кажется? Для сравнения: сегодня в строю ВМФ России – это 263 действующих, состоящих в ремонте и в резерве боевых корабля, считая с подводными лодками и маломерными катерами, 8 подводных станций спецназначения, 260 морских судов обеспечения и надводных кораблей спецназначения и 376 рейдовых судов обеспечения. То есть, 907 вымпелов. Новая программа предусматривает, таким образом, даже некоторое сокращение численности российского флота. Но зато – в пользу улучшения качественного состава и роста боевых возможностей. [IMG]/upload/blogs/d175bbc9de81a78347efe4c4025cb793.jpg[/IMG] Что может помешать реализации программы, рассчитанной до 2050 года? Увы, таких факторов всегда чуть больше, чем хочется. Здесь и экономика, не отличающаяся стабильностью в современных условиях, и стремительное изменение политической карты мира, и локальные конфликты, и, как ни странно, чисто организационные причины. Причем, работают эти факторы во взаимосвязи. Вот, например, политика антироссийских санкций после присоединения Крыма породила острейшие вопросы импортозамещения. Из-за общей инертности российского военно-промышленного комплекса работы по развёртыванию на отечественных мощностях производства газотурбинных корабельных двигателей большой мощности были неоправданно затянуты, и поставки первых таких турбин ожидаются лишь в 2018 году. А планировались они, кстати, еще «до санкций» - в 2008! Еще с советских времен производство турбин для флота велось на заводах, оказавшихся после распада СССР на территории Украины. После событий 2014 года военные контракты с Украиной по политическим причинам погибли… Как результат – затормозилась программа строительства фрегатов проектов 1135.6 и 22350, которые должны были возместить практическое отсутствие в составе флота универсальных кораблей с управляемым высокоточным ракетным вооружением. Черноморский флот, к примеру, должен был к началу 2018 года получить шесть новых фрегатов проекта 1135.6., которые с 2010 года строились в Калининграде. Головной фрегат - «Адмирал Григорович» - боеготов, и служит ныне в Севастополе, в составе 30 дивизии надводных кораблей Черноморского флота. Некогда эта дивизия насчитывала 28 вымпелов. На момент прибытия «Григоровича» – четыре: гвардейский ракетный крейсер «Москва», сторожевые корабли «Сметливый», «Пылкий» и «Ладный». Причем, следующий по возрасту после новейшего фрегата – сам флагман «Москва». Тридцать лет и три года активнейшей службы, если ремонтное время не учитывать, 1982 года спуска, из советских еще «Атлантов»… А самому старшему в соединении, «Сметливому», и вовсе полвека! Естественно, что в этих условиях флот ожидал калининградских новичков, как манны небесной. Тем более, что с их прибытием крейсер «Москва» должен был встать на длительную полномасштабную модернизацию. Но график ввода в строй «Адмиралов» потерпел значительные изменения. Второй фрегат «Адмирал Эссен» вошел в состав флота только в июне 2016 года, третий — «Адмирал Макаров» - еще не завершил испытательной программы. [IMG]/upload/blogs/b185a3c554cbaa2101f1605794c6e2da.jpg[/IMG] В строй он войдет в конце года, если испытания будут пройдены успешно. А когда флот получит оставшиеся три фрегата – «Адмирал Бутаков», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов» - большой вопрос. Все они уже спущены на воду, но график достройки кораблей на плаву меняется именно из-за проблем импортозамещения… [IMG]/upload/blogs/6e8f41b24892ac5073e9fd4c57473955.jpg[/IMG] Как бы то ни было, если Россия желает в дальнейшем сохранить статус великой морской державы, к долговременной программе строительства военного флота придется отнестись со всей серьезностью, а возникающие на ее пути препятствия ликвидировать оперативно и решительно. В конце концов, это не только некие «великодержавные амбиции», а веление времени – особенно, если рассчитывать на то, что мир останется биполярным." не найден!
СПАСАТЕЛЬ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ | Единственный.
Комментарии (2)
Влад Колд # 31 декабря 2017 в 09:45 +1
Добротный доклад. Конечно же, морской державе - мощный флот, в том числе и транспортный. В СССР гражданский флот всегда находился "на запасном пути": на складах держали спецоборудование на случай войны, а комсостав проходил ежегодную аттестацию, включающую военно-морскую подготовку и этот флот готов был к использованию, как военные транспорты или в роли тральщиков (рыболовные траулеры).
Neihardt # 31 декабря 2017 в 19:54 +1
Добровольцы всегда были нашим первым резервом... Но не турки драные и не китайцы :))