ГлавнаяМаяковскийБлог → Мне рассказывал тихий еврей...

 

Мне рассказывал тихий еврей...

Опубликовано: 1135 дней назад (1 ноября 2013)
+1
Голосов: 1
Прочёл как-то в «Астраханских известиях» (№ 50 от 15.12. 2005г.) воспоминания Ю. С. Маркова «50 лет в астраханском эфире».
Есть в этих воспоминаниях эпизод о том, как по приглашению радиожурналистов приехал и, в частности, выступал на областном радио организатор поездок В. В. Маяковского по стране П. И. Лавут. Несколько неточно цитируется (с искажением четвёртой строки) соответствующее место из поэмы Маяковского «Хорошо!» (почему-то она названа «Октябрём»):

Мне рассказывал тихий еврей,
Павел Ильич Лавут:
Только что
вышел я
из дверей –
Вижу – они плывут…»

Так вот. Уж раз приехал знаменитый человек, организовали ему и встречу со студентами трёх астраханских институтов. (Впрочем, поэтические, музыкальные и прочие совместные вечера трёх институтов в те времена проводились весьма часто). П. И. Лавут выступал хорошо, делился интересными воспоминаниями. И чёрт меня дёрнул написать в тот вечер записку, набраться юношеской наглости и послать её на сцену!
А содержание её было примерно таково:
«Уважаемый Павел Ильич! Разделяю Ваши чувства по отношению к гениальному поэту. Но всё чаще задумываюсь – и всё чаще начинаю соглашаться с Б. А. Пастернаком. Может, права его характеристика творчества В. В. Маяковского? Он утверждал, что для него не существует послеоктябрьского Маяковского. Он ценит и почитает Маяковского времён «Облака в штанах» (дореволюционного) и Маяковского времён неоконченной поэмы «Во весь голос». Как Вы лично относитесь к этому утверждению?».
Зря я послал эту записку, ох, зря! Как только она дошла до адресата, так бедный Павел Ильич изменился в лице, стал пристально вглядываться в зал, а в самом зале повисла долгая томительная пауза. Но Павел Ильич всё буравил и буравил своим пронзительным взглядом притихший полутёмный зал, а потом громогласно вопросил: «Кто написал эту гадость?!». В ответ – молчание зала. И опять более гневное повторение того же вопроса и приглашение автору записки выйти на сцену, чтобы повести при всех присутствующих предметный разговор по сути.
Жалею ли я сегодня, что струсил и – не вышел? Да нисколько! И ораторским даром Бог не наградил. И слишком зелёным был в те времена. Вот если бы подойти к Павлу Ильичу после его выступления, да и извиниться, да и завести простой душевный разговор о Владимире Владимировиче, которого я тогда тоже за многое любил.…
Ведь ещё школьником-девятиклассником выходил на сцену Икрянинского районного клуба (ежегодно тогда проводились всевозможные районные и областные слёты, в том числе учащихся школ района), и с упоением читал большущий отрывок из поэмы В.В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин». Да и поныне помню его наизусть. Но с годами окончательно уверовал в правоту слов Бориса Леонидовича. Ибо душа протестует, когда читаешь у Маяковского (в статье «Как делать стихи?»), как он беспощадно вымарывал из своих произведений строки, подобные нижеприведённым:

Я хочу быть понят моею страной.
А не буду понят – что ж –
По родной стороне пройду стороной,
Как проходит косой дождь…

И до конца дней своих буду помнить ту раскрытую записную книжку за стеклом в московском музее. И ту неоконченную строку. После которой уже не было никаких строк. А был выстрел апрельским утром тридцатого года. Самые гениальные строки Маяковского для меня – строки из неоконченного второго вступления к поэме «Во весь голос».
А если перенестись в день сегодняшний? В наш 21-ый век? Говорили мы как-то недавно с хорошей девочкой-старшеклассницей о жизни, о родине, о любви, о поэзии. Была она в ходе разговора умной, понимающей и т. д. собеседницей. И помнится до сих пор её милое, но вдруг искажённое личико в тот момент, когда она и гордо, и гневно заявила: «Ненавижу Маяковского!». Равнодушно - казённое отношение к поэту и соответствующее преподнесение его творчества ученикам замотанной «учителкой» - вот и результат.
"Маяковский научил меня любить животных..." | Дочь передаёт архив в Россию
Комментарии (8)
Александр Приймак # 1 ноября 2013 в 23:12 0
Любопытно и характерно.
1)прав ли Борис Леонидович?
вряд ли: ведь его (ВВМ) лучшая поэма "Про это" написана в 1922 г.!
А ИЗ НЕОКОНЧЕННОГО (!..)

Уже второй. Должно быть, ты легла.
А может быть, и у тебя такое?
Я не спешу. И молниями телеграмм
Мне незачем тебя будить и беспокоить.

Как говорят: инцидент исперчен.
Любовная лодка разбилась о быт.
С тобой мы в расчёте. И не к чему перечень
Взаимных болей, бед и обид.

Ты посмотри, какая в небе тишь!
Ночь обложила небо звёздной данью.
В такие вот часы встаёшь и говоришь
Векам, истории и мирозданию.

…любит? Не любит? Я руки ломаю
И пальцы разбрасываю, разломавши.
Так рвут, загадав, и пускают по маю
Венчики встречных ромашек.

Уже второй. Должно быть, ты легла.
В ночи Млечпуть серебряной Окою…
Я не спешу. И молниями телеграмм
Мне незачем тебя будить и беспокоить…

Пускай седины обнаруживают стрижка и бритьё.
Пусть серебро годов вызванивает уймою.
Надеюсь, верую, - вовеки не придёт
Ко мне позорное благоразумие.

Я знаю силу слов. Я знаю слов набат.
Они не те, которым рукоплещут ложи.
От слов таких срываются гроба
Шагать четвёркою своих дубовых ножек.

Бывает: выбросят, не напечатав, не издав.
Но слово мчится, подтянув подпруги,
Звени в веках, и подползают поезда
Лизать поэзии мозолистые руки.

Я знаю силу слов. Глядится пустяком,
Опавшим лепестком под каблуками танца,
Но человек хребтом, зубами, костяком…

2)у Маяковского беспощадно вымарывал из своих произведений строки, подобные нижеприведённым НЕ ПО СВОЕЙ ВОЛЕ, а по настоятельной рекомендации "великого теоретика" Брика, :
"Я хочу быть понят моею страной.
А не буду понят – что ж –
По родной стороне пройду стороной,
Как проходит косой дождь…"

3) Действительно, уже и в наше время ВВМ либо любили, либо ненавидели...
"Равнодушно - казённое отношение к поэту и соответствующее преподнесение его творчества ученикам замотанной «учителкой» - вот и результат." - согласен!
На днях проводили вечер в ПТУ. Более, чем успешно! Сумели "переубедить" стихами ВВМ даже девчушек явно пришедших "не для того"...

Ну и, наконец,
4)похоже, из той же публикации, - комменты:
Nobella [21.01.2009 19:41:38]

Не могу с Вами согласиться.
1) Спор о дореволюционном и послереволюционном Маяковском, касается скорее тематики лирики ВВМ, а не качества его поэзии.
Мне кажется, что такой человек как Маяковский, не мог не зажечься идеями октября, и не мог остаться в стороне от событий того времени. Однако, как мне кажется, ни в коем случае нельзя винить никого из людей искусства того времени в следовании принципам октября, они свято верили в них, и их творчество было искрене, а это главное.
Сбрасывать советскую литературу с корабля нашей с Вами современности, это равнозначно сбрасыванью Пушкина тем же самым Маяковским, который повзрослев и повидав всякого, сам же и вернулся к личности Пушкина и к его поэзии.
2) Ненавидеть Маяковского такой же абсурд, как ненавидеть почившую в бозе прабабку девочки Маши из пятого подъезда. Думается, старшеклассница не была лично знакома с ВВМаяковским и не имеет оснований для столь сильных чувств к этому человеку. Можно, конечно, не соглашаться с его мыслями, и не быть поклонницей его новаторского творчества. Но для этого надо с этим творчеством ознакомиться, хотя бы в рамках школьной программы. Однако, то что ВВМаяковский продвинул русскую (заметьте русскую! литературу, а не советскую, не капиталистическую, не еще какую-нибудь политическистройную) литературу, возражать, думаю, не будет никто.
3) От равнодушно-казенного отношения к творчеству страдает не только лирика Маяковского, но и Пушкина, и Лермонтова, и Гоголя, и Достоевского и др.
Здесь дело в учителках, а не в классиках русской литературы. А ввели бы Шекпира в рацион школьников, обязательно нашлась Марьиванна, которая и к нему бы воспитала устойчивое отвращение. Наверное, очень трудно объяснить детям глубину взрослой литературы, вот и приходится скатываться на штампы. Хотя личность Маяковского настолько ярка, что трудно себе представить как этот человек и его творчество могут не заинтересовать.
и т.д.

Да, за ВВМ, и, более того, вместе с ним, - продолжают драться!

Он и сейчас очччччччччччень актуален!
Александр Приймак # 1 ноября 2013 в 23:20 0
Кирилл Коржавина:
Неправда! Не верьте! Маяковский – другой!
Грязными сапогами втоптанные жутко
Разглядите же Вы в грязи мостовой
«Нежной души его незабудки»!
Геннадий Ростовский # 2 ноября 2013 в 08:41 +1
Ярослав Смеляков:

* * *
Ты себя под Лениным чистил,
душу, память и голосище,
и в поэзии нашей нету
до сих пор человека чище.

Ты б гудел, как трёхтрубный крейсер,
в нашем общем многоголосье,
но они тебя доконали,
эти лили и эти оси.

Не задрипанный фининспектор,
не враги из чужого стана,
а жужжавшие в самом ухе
проститутки с осиным станом.

Эти душечки-хохотушки,
эти кошечки полусвета,
словно вермут ночной сосали
золотистую кровь поэта.

Ты в боях бы её истратил,
а не пролил бы по дешёвке,
чтоб записками торговали
эти траурные торговки.

Для того ль ты ходил, как туча,
медногорлый и солнцеликий,
чтобы шли за саженным гробом
вероники и брехобрики!?

Как ты выстрелил прямо в сердце,
как ты слабости их поддался,
тот, которого даже Горький
после смерти твоей боялся?

Мы глядим сейчас с уваженьем,
руки выпростав из карманов,
на вершинную эту ссору
двух рассерженных великанов.

Ты себя под Лениным чистил,
чтобы плыть в Революцию дальше.
Мы простили тебе посмертно
револьверную ноту фальши.
Александр Приймак # 2 ноября 2013 в 15:39 0
...Да,это был неожиданный для многих шаг Смелякова.
Я, когда прочёл, зауважал...
Геннадий Ростовский # 2 ноября 2013 в 18:15 +1
Ежегодник "День поэзии" с опубликованным этим стихотворением изымали из продаж в своё время. Есть у Смелякова ещё два стихотворения, вполне "проходных", о Маяковском. Вы наверняка их читали.
Александр Приймак # 3 ноября 2013 в 14:27 0
Скорее всего, - да.
Но можно и напомнить - для всех.
Геннадий Ростовский # 3 ноября 2013 в 15:25 0
Вот они:

ДВА ПЕВЦА

Были давно
Два певца у нас:
Голос свирели и трубный глас.
Хитро зрачок голубой блестит -
Всех одурманит и всех прельстит.
Громко открыт беспощадный рот -
Всех отвоюет и всё сметёт.
Весело в зале гудят слова.
Свесилась бедная голова.
Лёгкий шажок и широкий шаг.
И над обоими красный флаг.
Над Ленинградом метёт метель.
В номере тёмном молчит свирель.
В окнах московских
блестит апрель.
Пуля нагана попала в цель.
Тускло и страшно блестит глазет.
Кровью намокли листы газет.
…Беленький томик лениво взять -
Между страниц золотая прядь.
Между прелестных
нежнейших строк
Грустно лежит голубой цветок.
Благоговея, открыть тома, -
Между обложками свет и тьма,
Вихрь революции, гул труда,
Волны, созвездия, города.
…Все мы окончимся,
Все уйдём
Зимним или весенним днём.
Но не хочу я ни женских слёз,
Ни на виньетке одних берёз.
Бог моей жизни, вручи мне медь,
Дай мне веселие прогреметь.
Дай мне отвагу, трубу, поход,
Песней победной наполни рот.
Посох пророческий мне вручи,
Слову и действию научи.


Я ПОМНЮ ВАС

Я помню вас
однажды на эстраде,
Когда, раскрыв громоподобный рот,
Вы шли к потомкам, оставляя сзади
И льстящийся и тявкающий сброд.
Толпа орёт и стонет, в равной мере
От радости и злости трепеща,
Не покоряясь, веруя, не веря,
Рукоприкладствуя, рукоплеща.
Вы вызвали и вы же прекратите
Немолкнущий тысячегорлый рёв
Ладонью той, которой укротитель
Пугает шавок и смиряет львов.
Толпа молчит, одной рукою сжата,
В одно сливая тысячу сердец,
Покуда воду пьёт её глашатай,
Её мучитель и её певец.
Не в тот ли раз, грубя и балагуря,
Наперекор заклятой старине
Вы, словно исцеляющая буря,
Безжалостно шагали по стране.
Не в тот ли день, не с этих ли подмосток
Вы и вошли в грядущие века,
Как близкий к близким,
запросто и просто,
Надув ветрами парус пиджака.
…Отгрохотали яростные строки.
Ушёл народ, толкуя о стихах.
Измученный, огромный, одинокий,
С погасшей папиросою в зубах,
Он встал, ногами попирая славу,
Как в воду – руку опустив в карман,
Не человек – отклокотавший лавой,
Помалу остывающий вулкан.
В таком пальто, что памятнику впору,
Шагая так, что до сих пор гудёт,
По тёмному пустому коридору
Он, ни о чём не думая, идёт.
Раскрыта дверь.
Теперь, не уставая,
Идти вперёд, не видя ничего,
Не замечая улицы, не зная,
Как далеко от дома твоего,
Не помышляя даже о покое,
Пока идут, раздельные сперва,
Не иссякая, мерной чередою,
Жестокие и нежные слова.
И нету счастья лучше, может статься,
Под гул стихов, на зимней мостовой
До утренних трамваев оставаться
Наедине с молчащею Москвой.
Он вдаль идёт, объятый зимней тишью,
Тьму рассекая глыбою плеча,
Предсмертные свои четверостишья,
Как заповедь, сквозь зубы бормоча.
…Не те глаза, что, беспокойно шаря,
Глядели Лувр, смотрели на Бродвей –
Туманные пустые полушарья
Из-под остывших гипсовых бровей.
Не мирный взмах ладони пятипалой,
Не злой удар литого кулака –
В большом гробу спокойно и устало
Лежит его рабочая рука.
Не пыль шагов клубится по дороге,
Не трус и плут сторонятся его –
Весь шар земли измерившие ноги
Упёрлись в стенку гроба своего.
Не до утра с товарищами споря,
Не с ними сидя ночи напролёт, -
Его друзья, глотая слёзы горя,
Огромный гроб выносят из ворот.
Таких, как он, не замуруешь в склепе,
И, знать, ему не скоро до конца,
Раз каждый день его горячий пепел
Всё жарче жжёт свободные сердца.
Александр Приймак # 3 ноября 2013 в 20:22 0
Хо-ро-шо!
Спасибо!