ГлавнаяМаяковскийБлог → Имя этой теме Л.....!

 

Имя этой теме Л.....!

Опубликовано: 1625 дней назад (23 июня 2012)
Редактировалось: 2 раза — последний 16 марта 2013
Настроение: Романтически-грустноватое...
Играет: Очень тихий блюз...
0
Голосов: 0
"Про это"
Поэма

ПРО ЧТО - ПРО ЭТО?

ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ
Эта тема пришла,
остальные оттерла
и одна
безраздельно стала близка.
Эта тема ножом подступила к горлу.
Молотобоец!
От сердца к вискам.
Эта тема день истемнила, в темень
колотись - велела - строчками лбов,
Имя
этой
теме:
. . . . . . !

В этой теме,
и личной
и мелкой, перепетой не раз
и не пять, я кружил поэтической белкой и хочу кружиться опять. Эта тема
сейчас
и молитвой у Будды и у негра вострит на хозяев нож. Если Марс,
и на нем хоть один сердцелюдый, то и он
сейчас
скрипит
про то ж. Эта тема придет,
калеку за локти подтолкнет к бумаге,
прикажет:
- Скреби! И калека
с бумаги
срывается в клекоте, горько строчками в солнце песня рябит. Эта тема придет,
позвонится с кухни, повернется,
сгинет шапчонкой гриба, и гигант
постоит секунду
и рухнет, под записочной рябью себя погребя. Эта тема придет,
прикажет:
- Истина! Эта тема придет,
велит:
- Красота! И пускай
перекладиной кисти раскистены только вальс под нос мурлычешь с креста. Эта тема азбуку тронет разбегом уж на что б, казалось, книга ясна! и становится
- А
недоступней Казбека. Замутит,
оттянет от хлеба и сна. Эта тема придет,
вовек не износится, только скажет:
- Отныне гляди на меня! И глядишь на нее,
и идешь знаменосцем, красношелкий огонь над землей знаменя. Это хитрая тема!
Нырнет под события, в тайниках инстинктов готовясь к прыжку, и как будто ярясь
- посмели забыть ee! затрясет;
посыпятся души из шкур. Эта тема ко мне заявилась гневная, приказала:
- Подать
дней удила! Посмотрела, скривясь, в мое ежедневное и грозой раскидала людей и дела. Эта тема пришла,
остальные оттерла и одна
безраздельно стала близка. Эта тема ножом подступила к горлу. Молотобоец!
От сердца к вискам. Эта тема день истемнила, в темень колотись - велела - строчками лбов. Имя
этой
теме: ............!
* * * * *
* * * * *
Украинский Маяковский | Женщины - разные...
Комментарии (13)
Анна Магасумова # 24 июня 2012 в 01:03 +3
Эта хитрая тема - ЛЮБОВЬ?!!! girlkiss
Александр Приймак # 24 июня 2012 в 14:17 +2
...не хитрее Жизни! love
Александр Приймак # 9 июля 2012 в 20:27 +1
В.В Маяковский
Дым табачный воздух выел.
Комната - глава в крученыховском аде.
Вспомни - за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидим вот,
сердце в железе.
День еще - выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломаная дрожью рука в рукав.
Выбегу, тело в улицу брошу я.
Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась.
Не надо этого, дорогая, хорошая, давай простимся сейчас.
Все равно любовь моя - тяжкая гиря ведь - висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят - он уйдет, разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей, мне нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон -
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей, мне нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он любимую на деньги б и славу выменял,
а мне ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь, и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною, кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь, что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек...
Слов моих сухие листья ли заставят остановиться,
жадно дыша?
Дай хоть последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг....
Валерий Расторгуев # 16 июля 2012 в 21:22 +2
Признаюсь честно как и говорил в начале сложно мне дается этот стиль.Но здорово. super
Александр Приймак # 18 июля 2012 в 12:51 +1
Вот! smile
Александр Приймак # 18 июля 2012 в 12:52 +1
ПОСЛУШАЙТЕ!

Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - кто-то хочет, чтобы они были?
Значит - кто-то называет эти плевочки
жемчужиной?
И, надрываясь
в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит -
чтоб обязательно была звезда! -
клянется -
не перенесет эту беззвездную муку!
А после
ходит тревожный,
но спокойный наружно.
Говорит кому-то:
"Ведь теперь тебе ничего?
Не страшно?
Да?!"
Послушайте!
Ведь, если звезды
зажигают -
значит - это кому-нибудь нужно?
Значит - это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!
Александр Приймак # 26 июля 2012 в 18:53 +1
Полжизни прошло, теперь не вырвешься.
Тысячеглаз надсмотрщик, фонари, фонари, фонари...
Я в плену.
Нет мне выкупа!
Оковала земля окаянная.
Я бы всех в любви моей выкупал,
да в дома обнесен океан ее!
Александр Приймак # 7 августа 2012 в 10:59 +1
"Детка!
Не бойся,
что у меня на шее воловьей
потноживотные женщины мокрой горою сидят,—
это сквозь жизнь я тащу
миллионы огромных чистых любовей
и миллион миллионов маленьких грязных любят.
Не бойся,
что снова,
в измены ненастье,
прильну я к тысячам хорошеньких лиц,—
«любящие Маяковского!» —
да ведь это ж династия
на сердце сумасшедшего восшедших цариц.

Мария, ближе!
В раздетом бесстыдстве,
в боящейся дрожи ли,
но дай твоих губ неисцветшую прелесть:
я с сердцем ни разу до мая не дожили,
а в прожитой жизни
лишь сотый апрель есть.

Мария!
Поэт сонеты поет Тиане,
а я —
весь из мяса,
человек весь —
тело твое просто прошу,
как просят христиане —
«хлеб наш насущный
даждь нам днесь».

Мария — дай!

Мария!
Имя твое я боюсь забыть,
как поэт боится забыть
какое-то
в муках ночей рожденное слово,
величием равное богу.

Тело твое
я буду беречь и любить,
как солдат,
обрубленный войною,
ненужный,
ничей,
бережет свою единственную ногу.

Мария —
не хочешь?
Не хочешь!

Ха!

Значит — опять
темно и понуро
сердце возьму,
слезами окапав,
нести,
как собака,
которая в конуру
несет
перееханную поездом лапу."
(Из "Облако в штанах")
Александр Приймак # 21 августа 2012 в 22:26 +1
Владимир Маяковский
Любовь любому рожденному дадена, -
но между служб,
доходов
и прочего
со дня на день
очерствевает сердечная почва.
На сердце тело надето,
на тело - рубаха.
Но и этого мало!
Один -
идиот! -
манжеты наделал
и груди стал заливать крахмалом.
Под старость спохватятся.
Женщина мажется.
Мужчина по Мюллеру мельницей машется.
Но поздно.
Морщинами множится кожица.
Любовь поцветет,
поцветет -
и скукожится.
«Люблю» 1922
Александр Приймак # 26 сентября 2012 в 15:58 +1
Пройду,
любовищу мою волоча.
В какой ночи
бредовой,
недужной
какими Голиафами я зачат -
такой большой
и такой ненужный?

"СЕБЕ, ЛЮБИМОМУ, ПОСВЯЩАЕТ ЭТИ СТРОКИ АВТОР" 1916
Александр Приймак # 10 февраля 2013 в 21:58 0
http://www.youtube.com/watch?v=8DHemzgWSAY
Александр Приймак # 17 марта 2013 в 20:22 0

Александр Приймак Владимир Маяковский
вчера в 12:40

Началось чтение "Про это". И тогда, в начале 20-х годов, и за все последующие годы я слышала десятки исполнителей произведений Маяковского, многие из них мне нравились, но, конечно, лучше всех стихи Маяковского читал сам Маяковский. Многие чтецы исполняют произведения Маяковского, не сохраняя своеобразия манеры поэта и не подражая его интонациям; большинство старается имитировать его манеру чтения, но для тех, кто слышал Маяковского, любое исполнение его произведений, даже самыми прославленными чтецами, неизбежно разочаровывает. Анатолий Васильевич всегда восхищался Маяковским на эстраде, а в этот вечер Владимир Владимирович был как-то особенно в ударе.
Впечатление было ошеломляющее, огромное... Анатолий Васильевич был совершенно захвачен поэмой и исполнением. По окончании он очень горячо, даже взволнованно сказал об этом автору. Обмена мнениями не было; по-видимому, все мнения совпадали, а если отдельные лица отнеслись к поэту осуждающе или скептически, то в этот вечер они благоразумно молчали.
Помню состояние какого-то легкого поэтического опьянения, в котором мы возвращались домой. Ехали мы долго; из Водопьяного переулка на Мясницкой улице (теперь ул. Кирова) мы возвращались на так называемую Ноевскую дачу на Воробьевых (теперь Ленинских) горах, где мы тогда жили. Путь не близкий, особенно по тем временам. Зимой случалось, что машина застревала в сугробах снега,- в 1923 году Воробьевы горы считались еще "за городом".
В машине Анатолий Васильевич говорил мне, что сегодняшний вечер особенно убедил его, какой огромный поэт Маяковский.
"Я и раньше знал это, а сегодня уверился окончательно. Володя - лирик, он тончайший лирик, хотя он и сам не всегда это понимает. Трибун, агитатор и вместе с тем лирик. А ты обратила внимание на глаза Маяковского? Такие глаза могут быть только у талантливого, глубоко талантливого человека. У него глаза, как у большой, очень умной собаки". (У Анатолия Васильевича "собака" - было одним из самых ласкательных слов.)

из воспоминаний И. Л. Луначарской-Розенель, жены Анатолия Васильевича Луначарского
Александр Приймак # 4 октября 2013 в 19:37 0
Файл "https://fbcdn-sphotos-h-a.akamaihd.net/hphotos-ak-ash3/q71/547341_601943693180918_1454043905_n.jpg" не найден!