ГлавнаяКисточка в Божьих руках. → № 007 Вера - это жизнь.

 

№ 007 Вера - это жизнь.

Опубликовано: 1797 дней назад (10 января 2012)
0
Голосов: 0
Статья Светланы Копыловой.
с сайта: http://www.slavianka.com/topics/article-95.html

Вера - это жизнь.


Православный женский журнал «Славянка» №11, сентябрь-октябрь 2007 г.

Вера – это жизнь
МИР ПРАВОСЛАВИЯ, ОТКРЫВАЯСЬ ЧЕЛОВЕКУ В ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ, НЕПРЕМЕННО ПОБУЖДАЕТ ЕГО К ТВОРЧЕСТВУ. ПРИЧЕМ ВСЕХ: И ПОДВИЗАВШИХСЯ В СЛУЖЕНИИ, И ЛЮДЕЙ ТРУДА, И ЛЮДЕЙ ИСКУССТВА. НАХОДЯСЬ В ЦЕРКВИ И ПИТАЯСЬ ОТ БЛАГОДАТИ ЕЕ ТАИНСТВ, ВСЕ МЫ ПОСТОЯННО ПРЕБЫВАЕМ В ТРУДАХ СОЗИДАНИЯ СОБСТВЕННОЙ ДУШИ. ДАЖЕ О МОЛИТВЕ, КОГДА ЭТО ИСКРЕННЯЯ МОЛИТВА, ГОВОРЯТ: ТВОРИТЬ МОЛИТВУ. НЕ ЧИТАТЬ, А ТВОРИТЬ. ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ – ЖИЗНЬ ТВОРЧЕСКАЯ.

Сегодня мы знакомим вас с человеком, чья профессиональная творческая деятельность стала отражением жизни церковной. С киноактрисой, поэтом, автором и исполнителем замечательных песен-притчей – Светланой Копыловой.
Как киноактриса Светлана Копылова припомнится сейчас немногим. Таков уж мир кино: стоит актеру на несколько лет пропасть с экрана, если не было в его биографии яркой главной роли, имя его тут же забывается. Остаются в памяти талантливо воплощенные образы, черты лица, удачные эпизоды, а имя исчезает. Кинематограф – тот же калейдоскоп, яркие узоры в нем никогда не повторяются, и мы к этому уже привыкли.
В кино Светлана Копылова сыграла около двух десятков ролей. В конце восьмидесятых вышел фильм «Меня зовут Арлекино», где у нее была главная женская роль – фильм этот вместе с творческой группой объехал полмира. «Время танцора» Вадима Абдрашитова, в котором снялась Светлана, получил главный приз фестиваля «Кинотавр». Потом был фильм для подростков «Полосатое лето» и участие в сериале «Каменская».
Новая творческая жизнь Светланы Копыловой связана не с кинематографом, ее смысл, цель и воплощение – выразить свои впечатления, осознание жизни Церкви, жизни Православной России. В песнях-притчах она пытается, и ей это удается, простыми словами донести до сердца слушателя духовные законы бытия. И что особенно привлекает в творчестве Светланы, сюжеты ее баллад и песен в основном взяты из житийной литературы, Патериков, святоотеческих поучений. И раскрыты они с необычайной бережностью, в лучших традициях духовных кантов.

Светлана, Вы не могли бы вспомнить и назвать «отправную точку» от которой пошла, «начала быть» Ваша новая творческая биография?
В Православную Церковь я пришла уже в профессии актрисы. Входила в церковную жизнь не сразу. Постепенно. Я очень благодарна своей подруге, впервые показавшей мне практику этой жизни. Через нее я поняла, что вера в Бога это не просто крестик на груди, не просто постоять в церкви, поставить свечку, вера – это жизнь. Я благодарна подруге за то, что она не торопила меня, не заставляла сразу что-то менять. Через какое-то время я стала прихожанкой церкви пророка Илии в Обыденском переулке.
После воцерковления резко изменилось мое отношение к косметике. В сегодняшней жизни я ей не пользуюсь, а прежде необыкновенно любила. Мне казалось, что когда я накрашусь – я просто красавица. А сейчас, когда я вижу накрашенную женщину, она мне представляется настоящей уродиной.

У Вас есть духовник?
Когда пришла пора обучать сына, мне посоветовали обратиться в школу при храме Всех Святых в Красном селе. Помню, что преподаватель, а это был отец Артемий Владимиров, мне с первого раза не понравился. Он как-то не совпадал с моим внутренним представлением о священнике. Но с каждой встречей мне открывалось в нем что-то новое… Я увидела, поняла, что он замечательный священник, настоящий пастырь. И однажды я написала ему стихотворение-просьбу. Просила быть моим духовным отцом. Я и прежде писала для некоторых исполнителей музыку и тексты, но церковная тема впервые появилась именно в этом стихотворении. Вот оно:
Я потревожить Вас боюсь
Своею просьбой недостойной,
Но жизнь духовную свою
Без Вас никак я не устрою…

Не сразу обретя отца,
Я в детстве так о нем мечтала…
И вдруг мне сердце указало
На светлость Вашего лица.

Как после длительной разлуки
Хочу всю жизнь Вам рассказать,
Благословляющую руку
С благоговеньем целовать,

Просить у Господа прощенья,
Сквозь стыд выдавливать слова…
И со слезами очищенья
Свою судьбу доверить Вам…

Я знаю, как никто другой Вы
Меня сумеете понять…
Ах, будьте мне отцом духовным,
Позвольте так Вас называть!

Я потревожить Вас боюсь,
Но сердце верит в это чудо…
А я за Вас молиться буду…
Да я и так за Вас молюсь.

Потом родилась Иверская баллада, баллада о иконе Божией Матери Нечаянная Радость, баллада о преподобной Марии Египетской, об Алексее Божием человеке, о святом Артемии Веркольском, мальчике, которого убила молния. Писала о иконах, что видела рядом с собой в храме, о святых, про которых читала или слышала. Потом читала стихи знакомым, прихожанам нашего храма. Просили распечатать, и как-то сама собой родилась поэтическая книжечка «Царская баллада».

А Вы не жалеете, что оставили такую интересную и привлекательную для многих актерскую профессию?
Нисколько. Впрочем, я ее не оставила навеки. Я вполне допускаю, что когда-то снимусь в кино. Но… Вот недавно звонили с киностудии, приглашали знакомиться с режиссером, но я попросила сначала дать мне сценарий. Почитала… Жалко времени на такую ерунду.
Впрочем, с удовольствием сыграла бы какую-нибудь хорошую роль. Может быть, историческую. Но мне предлагают играть подругу инопланетянина. Или еще, в одной предложенной роли героиня должна непременно ругаться матом. А когда я спросила: для чего это нужно? неужели без мата нельзя? Мне сказали: нельзя, это концепция. Но ведь мне за эту концепцию отвечать придется!

Однако жить на что-то надо.
Все как-то устраивается. Когда я перестала сниматься, меня кормил муж. Был случай, я от безденежья снялась на рекламу сигарет. Очень жалела. Но случилась странная вещь. Деньги мне за рекламу заплатили, продукцию напечатали, но на щитах она не появилась. Когда мне еще раз предложили сняться на ту же рекламу, я спросила духовника. Он мне никогда ничего не запрещал и не навязывал. «На ваше усмотрение», – сказал он. А «на ваше усмотрение» подразумевает серьезную ответственность, и я отказалась. Но отказалась с сомнениями в душе. А уж на следующий раз, помнится, это была реклама «кока-колы», отказалась легко. Батюшка тогда назвал меня бессеребренницей. Так и сказал: «Ну что, мой дорогой бессеребренник?»
А теперь у меня концерты, выступления. Господь кормит. И порой очень вкусно.

Где проходят Ваши выступления?
Сначала это был зал Славянского Центра, но вскорости он стал мал. Много выступаю по Подмосковью. Почему-то очень часто приглашают в Питер. Выступала в Александро-Невской Лавре. Много езжу: Сибирь, Украина, Беларусь. Недавно получила приглашение от Минской Духовной Академии. Случается выступать и в московских залах, но не так часто. Ближайший московский концерт состоится 11 ноября в Белом зале Центрального дома кино по адресу: Васильевская ул., д. 13, стация метро «Белорусская» или «Маяковская». Это будет представление нового альбома «Ладан Сомали», начало в 18 часов.
Впрочем, я довольна, что бываю в разных местах, встречаюсь там с разными, иногда совершенно непохожими, людьми. Где-то аудитория легкая, открытая, простая. А вот недавно была в одном городе… тяжелый был концерт. Сразу почувствовала – люди просто не знают, как относиться к моему творчеству. Им непривычно думать на эти темы. Они даже слов таких никогда не слыхали. Мертвый штиль, сонные глаза… Но и там нашлись люди, которым по душе пришлись мои песни. Это и привлекает в поездках – повсюду встречать живую православную душу России.

Светлана, а как у Вас вообще-то появилась мысль стать актрисой? Призвание? Или, Вы ошиблись, и это – не Ваша профессия?
Мысль появилась от безысходности. Родилась я в Иркутске. После восьмого класса поступила в авиационный техникум. Но когда пришла на практику на завод, то заскучала. Подумала: неужели вот здесь и вот так пройдет моя жизнь? И ничего больше? Стала размышлять, чем бы я еще могла заняться? Ответ пришел почти сразу – я буду актрисой! В Иркутское театральное училище я провалилась и уехала в Москву. В Москве поступила в Щукинское. Но вспоминать годы учебы не люблю. Если бы я изначально была хорошенько привита православием, я прожила бы эти годы иначе.
Не думаю, что я ошиблась с выбором профессии. Где-то внутри меня всегда жила актриса. Помню из своего детства. Мы с родителями поехали к родственникам в пригород Иркутска – Ангарск. Там почему-то зашли в парикмахерскую, где мне сделали короткую стрижку. Наверное, я просила об этом, сейчас уже стерлось из памяти. Купили мне шортики, рубашечку зеленую в клеточку, переоделась я и стала похожа на мальчика. Тут же вжилась в роль. Вышла во двор. Там местные пацаны меня обступили и спрашивают, как меня зовут. Я отвечаю – Игореха! Они меня сразу же приняли в своею компанию. Играли мы в «войнушку», носились по улицам, брызгались из бутылок из-под шампуня, и я была самая счастливая! Потом меня позвали обедать. А мальчишки с улицы гулять зовут: «Игореха! Игореха!» И тут выходит на балкон мой старший двоюродный брат и кричит им: «Да какой Игореха? Это же Светка!» Как я тогда ревела, что мне не дали доиграть Игореху!
Я не снимаюсь, но профессия помогает в моем деле. Исполнение песен и чтение стихов должны быть профессиональными. Иначе многое теряется.

А если православная девочка из православной семьи захочет стать актрисой? Что Вы ей скажете?
Православная девочка из православной семьи вряд ли захочет стать актрисой. Во всяком случае, пока что. На сегодняшний день в России нет актерских факультетов в православных институтах, где преподают православные педагоги. Пока еще не снимается заметного количества хотя бы нравственных фильмов, мало, очень мало нравственных постановок.
Обычно я никому не советую идти в эту область. В ней невозможно сохранить свою духовную целостность, сохранить себя. Зависимость в этой профессии величайшая! В театре, например, невозможно отказаться от какой-то роли, если ты находишься в труппе. Распределили роли – обязана играть. Если откажешься один, другой раз, то больше уже не предложат. Останешься не у дел. А если ты соглашаешься на роль, то ты не принадлежишь себе. Ты уже будешь играть только так, как тебе говорят. А то, что можно опошлить и сделать непристойным любую, даже самую хорошую пьесу, мы все знаем, видели. Приходится играть вразрез со своим мировоззрением, настроением души.
Я понимаю, что актерская профессия привлекает многих. Но я предлагаю задуматься об ответственности, а она у актера очень большая. Недавно я написала притчу. Сюжет взят из басни Крылова. Только у него – сочинитель и разбойник, а здесь – писатель и вор. Смысл такой: попали в ад писатель и вор, оба варятся в котлах, причем под вором огонь большой, а под писателем маленький. А по прошествии времени, огонь под вором постепенно уменьшается, а под писателем – разгорается сильнее. В недоумении писатель спрашивает: «Отчего это?» И получает ответ: « За вора молятся его родственники, а твои произведения развращают все больше и больше людей». Так и с профессией актера. Через них проходит очень много соблазнов. Конечно, как сказано в Евангелии, соблазны должны прийти в мир, но горе тому человеку, через которого они входят. Неслучайно прежде лицедеев не хоронили в церковной ограде.

Но разве нельзя талантливо сыграть зло, чтобы оно стало ненавистным? Разве такая игра не принесла бы пользы?
Сыграть талантливо можно. Но не надо забывать, что диавол очень хитер. Актриса будет играть, как задумала, а какая-нибудь девочка соблазнится. Лет двадцать назад вышел фильм «Интердевочка». Печальный, страшный финал… Но на девчонок он не произвел такого впечатления. Они говорили о том, как нужно было поступить на месте героини, и вообще, как можно избежать такого финала и иметь свой хеппи энд. Фильм просто «продвинул» идею в жизнь.
Много веков для нашего народа литературой, воспитывающей его, были жития святых. Там тоже есть злодеи, плохие поступки, несправедливость и прочее. Некоторые святые начинали свою жизнь не с праведных дел. Но в житийной литературе нет откровенных злодейств. Все уже в прошлом, копошится в темном углу. Видна только святость.
А у нас сейчас все иначе. Вот предложили мне сыграть алкоголичку, которая убила своего мужа, потом вышла из тюрьмы и продала свою дочь. Ну, если бы она была пьяницей, села в тюрьму и одумалась. Или продала дочь и опомнилась, раскаялась, изменилась, то эта страшная прелюдия возрождения человека была бы оправдана. Но когда в итоге – ничего?! Ради чего вообще такая картина?!
В нашей жизни очень много злого, преступного. Для того чтобы жить, не сливаясь с ним и не боясь его, нужно смотреть не на зло, а на будущую победу добра. Злые примеры не научат преступника. А святость понятна и преступнику и праведнику.

Как Вы думаете, Светлана, есть ли перспективы у православного искусства?
Думаю, что есть. Оно востребовано. Недавно после концерта в Твери ко мне подошел молодой человек и сказал: «Никогда не думал, что есть такие песни. Какую же дрянь мы все слушаем! Надо больше вот таких песен». Или еще, на другом концерте, после слов благодарности: «Я верующим никогда не был…», и затем, словно споткнувшись о собственную мысль: «…раньше». Через такие встречи понимаешь, что Россия жива, у нее есть будущее, а значит, оно есть и у ее искусства.
Песня «Разговор с мамой» написана, как разговор убитого в утробе младенца с мамой. Говорят, что душа такого младенца никогда не увидит лица Божия. Там, в Вечности, он останется слепым. Ему хорошо на Небе, но… он обращается к маме, которую он, не смотря ни на что, не может не любить:
Но все равно я жду с тобою встречи.
Тебя узнаю я,
Жаль видеть мне нельзя
Лицо твое, ведь я слепой навечно…
Когда исполняется эта песня, женщины в зале всегда плачут. Даже если слышали ее уже несколько раз. Плывет косметика по лицу, неудобно, а сдержаться не могут. Иногда вижу слезы и на глазах мужчин. А значит, жива в них душа, совесть, чувство ответственности. И они ждут слов, которыми будут говорить с душой, совестью, напоминать об ответственности.

Как пишутся Ваши песни? Порой кажется, что они просто родятся.
Песни пишутся по-разному. Последняя «началась», когда я читала дневную кафизму из Псалтири. Читаешь всегда по-разному. То механически, то вникая в смысл, то восторженно. Неожиданно выделилась строчка: возверзи на Господа печаль твою (Пс. 54, 23). Я прочла ее несколько раз и поняла, что сейчас напишу песню. Так и вышло. Этой строкой в песне начинаются четыре куплета. А иногда приходит какая-нибудь музыкальная фраза, и я думаю: что можно в нее вложить.
Притчи начались после того, как ко мне попала книга проповедей архимандрита Рафаила (Карелина). Там была притча о слезе грешника. Она мне так понравилась, что я написала песню. Написала и показала нашим клирошанам. Они мне тут же рассказали другую притчу, о следах на песке. Так и пошло.

Светлана, расскажите о своей семье.
Замужем. Муж не из мира искусства, он из… мира настоящего. По образованию – инженер, а по характеру и по деятельности – директор. Кормилец, ответственный за семью. Пока я «искала себя», он терпел мои искания, не настаивал на моем возвращении в кино. Не сразу принял мой отказ от рекламы: «Не понимаю, тебе что же, деньги не нужны?» Но и здесь не настаивал. Я ему очень благодарна, теперешняя моя судьба… мое творчество были бы невозможны без его участия, его терпения.
А так… как и во всякой семье. Только мы с мужем никогда не ссоримся. Разве что из-за машины: кому на ней ехать. Но это и не ссоры.
Сыну Дмитрию 15 лет, трудный возраст. Он с двух лет в Церкви. Но… это, наверное, у многих случается в подростковом возрасте, сейчас у него некоторое охлаждение к религиозной жизни. Новые увлечения: компьютер, друзья… Хотя он, безусловно, остается верующим и церковным человеком.
Хотелось бы дать ему побольше своего. Поэтому я стараюсь, чтобы он получил еще и музыкальное образование. А как дальше, не загадываю… Но в общем-то, я им довольна.

Что бы Вы пожелали читательницам «Славянки»?
Для женщины очень важна семья. Поэтому я всем желаю хорошей семьи. Мужа, такого ради которого хотелось бы «вить гнездо», создавать в доме уют, крутиться на кухне, чтобы приготовить ему что-то вкусненькое. А если семьи нет, желаю обрести духовную семью, и, прежде всего, духовника, которому можно и хочется все-все рассказать. Которому доверяешь, и которого хочется слушаться. Потому что послушание, особенно женское, раскрепощает в нас внутреннего человека, дает ему возможность свободно дышать и жить творческой жизнью.

Беседовала Елена Сергиева

Диски с песнями Светланы Копыловой всегда можно приобрести в храме Всех Святых в Красном селе (Москва, 2-й Красносельский пер. д. 7) или через сайт www.pravoslavnoe.ru.
По вопросам организации концертов пишите на электронный адрес svetko@bk.ru




Цирюльник

К цирюльнику пришел

Клиент – один из многих,

Внезапно разговор

Зашел у них о Боге.



Цирюльник говорил:

«Коль был бы Бог на свете, –

Народ не знал бы войн,

Не умирали б дети.



А если на земле

Такое зло творится,

Как этому всему

Позволил Бог случиться?»



Цирюльник утверждал,

Клиенту брея щеку,

Что, как тут ни крути,

А нет на свете Бога.



На улице клиент

Увидел, как бездомный

Заросший человек

Щетину чешет сонно.



И, возвратившись, он

Цирюльнику ответил:

«Теперь я знаю: нет

Цирюльников на свете!



А были бы они –

Я не встречал бы больше

На улицах людей

Небритых и заросших».



И, поведя плечом,

Цирюльник хмыкнул: «Что же!

Пускай они придут –

Я подстригу их тоже!»



Вот также и Господь

Ждет всех людей планеты,

Но люди не идут

К Божественному Свету…
№ 006 ОТЧЕТ О КОНЦЕРТАХ | № 008 "Нельзя заставить любить Бога!"
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!