ГлавнаяФёдор СуховБлог → Поэт Фёдор Сухов

 

Поэт Фёдор Сухов

Опубликовано: 811 дней назад (22 сентября 2014)
Рубрика: Без рубрики
Настроение: Хорошее
0
Голосов: 0
ПОЭТ ФЁДОР СУХОВ
Каждый идёт к своему поэту по-своему.
Кто-то находит его в самом раннем детстве – в детском саду или начальной школе; кому-то удаётся обрасти его в пору юности – когда первые свидания и размах мечтаний настраивает человека на лирический лад. Но иногда к человеку самый главный Поэт приходит уже в зрелые голы, когда юношеские эмоции уступают место глубоким и взвешенным чувствам.
Фёдора Сухова я открыл для себя десять лет тому назад. Открыл незаметно для самого себя, как открывают любимую книгу, которая дарит своим присутствием счастье. В наше литературно-музыкальное объединение пришёл новый человек - Михаил Ермолаевич Суслов. По иронии судьбы он оказался не только самым горячим поклонником, но и родственником поэта, и своим маленьким шедевром – песней «Был бы я богатым» навсегда поразил моё чуткое к Поэзии сердце.
Ещё больше я был обрадован тем фактом, что Фёдор Григорьевич оказался уроженцем нижегородской земли. Ему довелось появиться на свет в селе Красный Осёлок. Здесь на берегу Волги осели в основном представители старообрядцев, как писал поэт в дальнейшем – «Явились сюда новосёлы,
Ещё при Великом Петре».
Появился он в самом начале весны далёкого 1922 года. Благодаря стараниям деда, маленький и довольно слабый мальчик не погиб, а стал расти и развиваться. Надо сказать, что в семье Суховых не было очень уж грамотных. Но чувство Поэзии, любовь к творчеству зарождалось в нём постепенно.
В 19 лет, в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, Фёдор Сухов был призван в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии, был направлен в военной училище, где получил звание лейтенанта, и был направлен на фронт.
Всю войну он находился на направлении главного удара, на самом танкоопасном направлении. В 1944 год стихи молодого офицера стал появляться во фронтовых газетах, стихи, которые в мирное время затем определили его жизненный путь.
Поступил Фёдор Григорьевич Сухов, благодаря тому, что его стихи, и он сам попались на глаза Александра Александровича Фадеева. Это получилось из-за того, что вчерашний фронтовик приехал слишком поздно, как говорится к шапочному разбору – занятия в институте уже шли.
Однако, увидев Федора Сухова, Александр Фадеев дал распоряжение принять его в число студентов вне конкурса. В то время было очень сложное время. После фронтовых буден, мирные дни были также очень строгими и суровыми. В стране начиналась новая волна идеологических чисток.
В Литинституте был арестованы несколько студентов. В числе их был поэт Наум Коржавин. Однако судьба берегла Фёдора Сухова. Несмотря на свою идеологическую дремучесть, он учился отлично, старательно познавая основы мастерства.
В его студенческой жизни было немало опасных моментов. Так многим его однокурсникам стал эпизод с фотографией на Доске Почёта, когда преподаватель дисциплины «Марксизм–ленинизм» посетовала, что студенты самостоятельно выдвинули Фёдора Сухова как кандидата на «Доску Почёта»
Фёдор Сухов в перерыве между лекциями подвёл эту преподавательницу к стенду с фотографиями, снял оттуда свою и демонстративно разорвал и выбросил в урну. Такой демарш мог ему дорого стоить, но преподавательница оказалась строгим, но порядочным человеком и не стала раздувать идеологического дела.
Несмотря на такие сложности, Фёдор Сухов учился, получая на экзаменах только отличные оценки.
В качества студенческого общежития Литинститут снимал на зимний сезон писательские дачи в Переделкино. Маститые литераторы на время холодов перебирались в Москву, а их дачная жилплощадь использовалась студентами.
Надо отметить, что в те годы зимы были очень суровыми, а у молодых людей часто не хватало дров на протопку. Однако трудности только закаляли. Фёдор Сухов писал тогда свои самые лучшие стихи. Они были краткими и лиричными, такими, какими могут быть только в юности.
В качестве примера привожу стихотворение «Декабрь.

Вторая половина декабря,
Но снег ещё не выпал. Не с того ли
Полнеба охватившая заря
Пунцово запеклась на частоколе
И сразу видно всё – и алое небо, и частокол из древесных стволов, и землю, не покрытую снегом. Воистину, краткость – сестра таланта.
В Переделкино студенты иногда сталкивались с мэтрами - Константином Фединым, Александром Твардовским. Именно тогда видимо, и был замечен Фёдор Сухов, как талантливый поэт.
За время учёбы Фёдор Сухов нашёл свою вторую половину. По иронии судьбы Клавдия Ермолаевна Суслова была уроженкой нашего города и в летние каникулы, обзаведясь прибавлением в семействе она приехала домой вместе со своим избранником. Проведя летние месяцы на улице Пушкина, Фёдор Григорьевич на одном из последних пароходов отправился вверх по Волге в город Горький.
Имея красный диплом, Фёдор Григорьевич мог сам выбирать место своего распределения. Он выбрал Сталинград, где жило немало его друзей. Видимо героическая судьба этого города была одной из причин его выбора.
Но сложности в его жизни только начинались. Обладая большим талантом и резким характером, он был слишком заметным человеком. К тому же его характер не терпел излишнего компромисса.
В 1958 году в стране разворачивалась кампания по шельмованию Бориса Леонидовича Пастернака - автора романа «Доктор Живаго». Обсуждение и оскорбление этого автора проходили повсюду, в том числе и в Сталинградской писательской организации.
Фёдор Сухов не смог промолчать. Он сказал буквально следующее «А что обсуждать. Большой поэт…» Присутствующие на заседании стали возмущаться, переходя на личность самого Фёдора Сухова. На что Сухов смело парировал: «Да я смею, я как-никак всё же поэт. А вы как смеете? За всю жизнь только одну книгу и прочитали, и то наверняка роман Максима Горького «Мать»!».
Такого демарша ему могли и не простить. В то время несогласие с режимом считалось синонимом сумасшествия. И потому, когда на квартиру Фёдора Сухова пришли люди в белых халатах, он понял всё без слов. Однако врач-психиатр оказался понимающим человеком, и поклонником творчества своего «пациента» и потому довольно толсто намекнув, что они придут за ним завтра – удалился. А Фёдор Сухов имел возможность покинуть Сталинград.
Вероятно, его нестандартное по тем временам творчество и бесило этих истинных партийцев-ленинцев. Для Фёдора Сухова была важна Русь, с её тысячелетней историей. Он писал о природе, о людях, о своей душе. Ему было важно это, а не бесконечные стройки коммунизма и повороты и перегибы партийного курса.
Даже к теме войны он подходил с довольно рискованной позиции. Ведь надо быть довольно смелым человеком, чтобы назвать солдата вермахта – "обманутым братом». Такой христианский пацифизм не мог пройти незамеченным. Фёдор Сухов был слишком неудобен, слишком народен, слишком истово, по-староверски, христианен.
Он один удержал в своём творчестве реку Волгу, от места слияния с нею Оки, до того города, который стал самый стойким форпостом - городом. Сталинграду.
В век, когда реализм уступает место постмодернизму, когда серьёзность уступает место открытому стёбу – надо помнить, что именно реальность и зримость Поэзии вызывает отклик в душах людей. Не унылое ритмичное камлание, а то, что звучит в мире, что пока неслышимо для многих, но что настоящий поэт ретранслирует и через себя, словно через огромный рупор, передаёт в мир.
В жизни Фёдора Сухова уместилась другая жизнь. Жизнь нашего нерушимого Союза республик свободных. Он родился в год его создания, и ушёл в первые дни, нового 1992 года, когда СССР уже стал историей. будучи всегда скорее русским, чем советским поэтом, он ушёл в самый трагический миг, когда привычный для многих мир рушился на глазах, оставляя после себя то, что мы хотели всегда иметь – разрушенное до основания.
Фёдор Сухов был сродни тем поэтам, чьи имена мы до сих пор помним. Это и Алексей Кольцов, и Сергей Есенин, и Николай Клюев. Читатели «Другого берега», я уверен, найдут в его творчестве что-то созвучное именно себе, своему нынешнему мироощущению. В то время, когда наш народ вновь возвращается к своим духовным истокам, когда встают из небытия некогда порушенные храмы, и Россия расправляет свои белоснежные паруса, чтобы плыть в то светлое завтра, что никогда не может быть построено разором, убийством и грабежом
Денис Маркелов
Стихи Фёдора Сухова в журнале "Отчий край"
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!