ГлавнаяЕЩЕ ЖИВУ, ЕЩЕ НАДЕЮСЬ → Поэты-шестидесятники и хрущевская оттепель

 

Поэты-шестидесятники и хрущевская оттепель

Опубликовано: 1648 дней назад (1 июня 2012)
Рубрика: Мастерская
Редактировалось: 1 раз — 1 июня 2012
0
Голосов: 0



ПОЭТЫ-ШЕСТИДЕСЯТНИКИ И ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ

О поэтах-шестидесятниках написано много. Действительно снятие запретов
и некоторая либерализация свое дело сделали. Но чем характеризуется этот
период в первую очередь расширением диапазона тем и ряд свобод для формального
творчества. Не исключено и влияние на советскую литературу итальянского
неореализма в кино. Надо сказать, что в этом нет и не могло быть ничего
плохого – послевоенная Европа радовала мир кинематографическими шедеврами,
тогда как в англоязычной и латиноамериканской литературе появились новые
яркие имена.

Мы ни в коем случае не должны пренебрегать значением победы над фашистской
Германией во второй мировой войне. Но вскрылись и негативные стороны. Началась
холодная война, и литература русских эмигрантов в этом деле проявила себя так,
как и следовало ожидать, термин «Империя зла» ненадолго оказался не ожидаемым
и невостребованным. Подняли голову предатели и просто преступники, – где были
глаза у прекрасного военного поэта А.Твардовского – в то время главного редактора
«Нового мира», который явил свету лживого, как нашкодивший кот Солженицына?
Поверил, был обманут или поддался на провокацию?

Но процесс, что называется, пошел… Беспрецедентной саморекламой занимался
И.Бродский – тоже «шестидесятник» ненавидевший свою страну и все русское,
поэт довольно высокого уровня, если сравнивать его творчество с творчеством
завсегдатаев литературных кафе, роль которых зачастую выполняли обычные пивные.

Но не будем забегать вперед. ХХ съезд – образец клеветы и последовавшая за ним
«оттепель» не сразу дали о себе знать, и памятники Вождю в Ленинграде начали сносить
только в 59-м. Но и этого было достаточно, – люди потеряли веру, а, по сути,
– почву под ногами. Политические анекдоты в период правления Брежнева –
этакий признак «интеллигентности» разрушали сознание молодых людей.
И поколение родившихся в 1960 и после них уже не было поколением советских людей.
Если в 50-е «стиляг» отлавливали дружинники, то эпоха «Битлз» принесла мечты
об американском рае даже у вполне серьезных людей и неистребимую жажду напиться
до усрачки кока-колы. Я хорошо помню это время.

Мы почему-то забываем, что поэты-шестидесятники родились в начале тридцатых
годов – в период подъема и расцвета советской промышленности, науки и культуры…
Это действительно было поколение новых людей вместе со своими предшественниками
– поэтами и писателями-фронтовиками. Главенствовала ленинградская школа.
В. Пикуль, С.Давыдов, В.Шефнер, М.Дудин, Ю.Друнина, О.Бертгольц, В.Соснора,
Г.Семенов, А.Кушнер… Не много ли евреев, вы спросите? В поэзии есть такое понятие
как еврейская поэзия и литература, но и еврей по происхождению не обязательно
еврейский поэт.
Типичным еврейским поэтом был, пожалуй, И.Бродский со своими замашками некрофила.
В неофициозе промелькнул еще и «Игорь Гарик», еврей и дегенерат – выгнали придурка
из страны.

Меня спросят, а как же поэты средней России? А В.Шукшин – он, что, разве в равной
степени не мордвин, не жил на Алтае, в Москве и в Питере? Людей такого уровня вообще трудно
как-либо «классифицировать». Да, Рубцов, безусловно… Но советская культура
была в целом сконцентрирована в Ленинграде и в Москве. С.Юрский и А.Райкин имели
роскошные квартиры в «классицистичном» Ленинграде, но Москва – Москва она вальяжная…
В Москве кумирствовал квартет – Рождественский, Вознесенский, Евтушенко, Ахмадулина.
Но Москва – это еще и Твардовский, и не только Александр Трифонович.

Тем не менее, этот конгломерат питерского классицизм а и московского как бы декаданса
явил миру расцвет культуры, а литературы и кинематографа в первую очередь.
О театре можно не говорить? Ну, вот и не будем. Пока.

То, что Глебу Горбовскому давалось, как будто легко –
Виктору Кривулину открывалось не сразу, но он и пошел дальше многих своих
современников – трудно найти аналогию, Кривулин – он сам по себе.
Виктор Соснора был и остается этаким бретером.
Это выдающийся поэт и по сей день он не сошел с пьедестала.
Кривулин, по сути, представитель третьей волны питерского авангарда,
и если и шестидесятник, то, как бы и не совсем. Третья волна поднялась после
высылки Бродского в 1972 году, четвертой волны как будто не последовало –
многое сломалприход к власти меченого Мишки.
Ваш покорный слуга, вроде, и был представителем этой самой четвертой волны,
– но ничто не вечно под Луной, мои сотоварищи так и увязли в третьей…
Иных уж нет.

Невозможно обойти стороной Булата Окуджаву, поэта во многом противоречивого
и певца то мира отважных, то мирика «маленьких» людей.
Поэтика «маленького человека» – это отнюдь не открытие эпохи шестидесятых –
еще Фолкнер так или иначе муссировал эту тему задолго до 60-х, да и не только
он один.
Послевоенный итальянский кинематограф, так или иначе, тоже являл миру
«героев маленького роста», французы тоже внесли свою лепту.

«Увидеть великое в малом», не так ли? Вот и расселись «отважные герои очень
маленького роста» по кухням и ленинградским квартирам, а что прикажете еще
делать «интеллигентам» в принципе не способным к общественно-полезному труду?
Окуджава, конечно, трогает душу, а вот многозначительность замухрышек иной
раз хужеи генеральской спеси.
Страна как бы готовилась к эпохе «застоя», дымя сигаретами
из болгарского табака – надо сказать, неплохого.
Это пока на смену хромовым сапогам, а после и остроносым ботинкам не пришли
якобы американские джинсы, как символ благополучия и высокой культуры.



Александру Кушнеру | Шекспир. Сонет 130
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!