ГлавнаяКлуб любителей историиБлог → Борьба двух парадигм, или почему в России рельсовый путь шире

 

Борьба двух парадигм, или почему в России рельсовый путь шире

Опубликовано: 1355 дней назад (24 марта 2013)
Рубрика: Без рубрики
+1
Голосов: 1
Борьба двух парадигм,
или почему в России рельсовый путь шире

15 апреля 1836 г. был опубликован указ Николая I о сооружении Царскосельской железной дороги — исключительно в виде опыта, целью которого было испробовать, насколько наш климат допускает возможность сооружать в стране рельсовые пути.
Официальное открытие железной дороги состоялось 30 октября (11 ноября) 1837 г. В то утро многочисленные жители столицы толпились на Семёновском плацу в ожидании отправления первого поезда. В помещении только что построенного здания станции у Загородного проспекта собрались высокопоставленные гости. Все они с любопытством рассматривали состав из восьми вагонов с паровозом впереди, стоявший у перрона. По приглашению членов правления дороги пассажиры заняли свои места, и в 12 часов 30 минут, по звонку колокола, поезд, управляемый Ф. А. Герстнером, плавно отошёл от платформы. Через 35 минут под громкие аплодисменты и крики «ура!» встречавших он прибыл в Царское Село, преодолев 23 км. Там в одном из залов станции был дан банкет. На обратном пути Герстнер, желая показать все возможности железной дороги и паровоза, развил фантастическую по тем временам скорость, покрыв весь путь от Царского Села до Петербурга за 27 минут. Средняя скорость составила 51 км/ч, временами она превышала 60 км/ч. Люди были буквально потрясены.
На этом мероприятии присутствовал практически главный виновник этого торжества – его императорское величество Николай Александрович Романов. В своей речи он отметил значение открытия первой русской железной дороги для развития России в целом и её международного авторитета. И, дав отмашку белым платком, самодержец всея Руси, отправил в свой первый путь не только первый отечественный паровой локомотив, но и в целом всю историю развития российского железнодорожного транспорта.
1 февраля 1842 г. император подписал указ, в соответствии с которым предполагалось начать строительство Санкт-Петербурго-Московской железной дороги. Инициатором строительства этой первостепенной магистрали на сей раз выступило правительство, возложившее на казну финансирование этого предприятия.
При этом Николай I не препятствовал подробному изучению и рассмотрению правительственным органами предложений частных предпринимателей о строительстве тех или иных рельсовых путей.
11 августа 1842 г. был образован Департамент железных дорог, в котором сосредоточились все распоряжения о постройке новой линии, а впоследствии и других рельсовых путей.
Именно тогда и был сделан выбор ширины Российского стандарта – 1524 мм. Ранее построенная Царскосельская железная дорога имела ширину колеи 1829 мм. Американские инженеры выбрали другое значение – ровно 5 английских футов, в отличие от более узкой - 4,85 фута (1435 мм), действовавшей В западно-европейских странах.
6 августа 1851 года император Николай I подписывает указ, согласно которому в России появились так называемые «железнодорожные войска» в обязанности, которых входило обеспечение функционирования всего комплекса железных дорог в России. На первоначальном этапе в состав железнодорожных войск вошло 14 отдельных по подчинённости военно-рабочих рот, две роты кондукторского и телеграфного персонала. На тот момент общая численность этой структуры составила 4340 человек, включая начальствующий состав, а дата 6 августа 1851 года и по настоящее время считается днем создания «Железнодорожных войск России». Именно с этого момента русская железная дорога получила свой официальный статус. А результаты этого начинания не заставили себя так долго и мучительно ждать. Так на основе опыта полученного при эксплуатации Царскосельской железной дороги к 1851 году была построена двухколейная железная дорога Санкт-Петербург – Москва, а затем Санкт-Петербург – Варшава, сданная в эксплуатацию в 1862 году.
В среде железнодорожников бытует скабрёзный анекдот, по своему объясняющий появление в Российской Империи более широкой колеи, нежели в Европе. Якобы, перед началом строительства Царскосельской железной дороги главный строитель Франц Антон фон Герстнер обратился к императору Николаю I с вопросом: строить первую российскую магистраль той же ширины, что и в других странах Европы, или же сделать её шире?
Государь, видимо, занятый какими-то своими мыслями, буркнул, якобы, в ответ: «На хрен шире?!» Подразумевая, что дорогу следует строить стандартной европейской ширины.
Однако австриец Герстнер, будучи не силён в тонкостях русского языка, не уловил вопросительной интонации царского высказывания, и приняв его слова за прямое указание, соответствующим образом расширил колею магистрали.
Конечно же, дело обстояло совсем не так, и размеры известного всем корнеплода не имели никакого отношения к появлению в России колеи 1520 мм. Более того, именно в России даже раньше, чем во многих других странах Европы утвердили единый стандарт колеи. И если уж быть абсолютно точным, то ширина колеи Царскосельской дороги, которую построил Герстнер, составляла не пять футов (1524 мм), а шесть, то есть 1829 мм! Стандарт 1524 был принят в России уже позднее – в ходе постройки Николаевской железной дороги в 1855 году.
Есть и другая весьма популярная версия, объясняющая появление ширины 1520мм. Принято считать, что строительство более широкой колеи, нежели в Европе, было обусловлено военными целями. В случае вторжения вероятного противника в Российскую Империю, враг по железной дороге смог бы за несколько суток перебросить к столице достаточное количество войск, чтобы создать серьёзную угрозу её захвата. Необъятные расстояния и отсутствие проезжих дорог не раз выручали страну в лихие годины. А тут получалось, что железная дорога лишает Россию этих традиционных стратегических преимуществ!
Как видим, в Европе к этому времени уже есть железные дороги, в этих странах не существовало единства мнений относительно выбора ширины колеи. Стефенсоновская колея в Англии была принята по ширине обыкновенной повозки — 1435 мм, другие же дороги имели колею 2135 мм. Только в 1846 г. в Англии установилась единая колея — 1435 мм. И принятие другого решения наверняка было выбрано отнюдь не случайно.
С учётом международной обстановки того времени, эта версия имеет вполне логическое обоснование. И Указ царя от 6 августа 1851 о введении в строй «железнодорожных войск», яркое тому подтверждение. Именно войска, а не просто транспортная система. Акцент однозначен.
Николая специально не готовили к управлению такой огромной империей, как Россия. В молодости он не получил достаточного серьезного образования. Его интересовало, прежде всего, военное дело. Однако нужно отметить, что его природный ум, железная воля, любовь к дисциплине давали ему возможность достаточно эффективно управлять государством.
Николая I, традиционно считают жандармом Европы. В конце 40-х годов поднялась грозная волна революций в Западной Европе. В феврале 1848 года вспыхнула революция во Франции, весной - в Германии, Австрии, Италии, Валахии и Молдавии. Все эти события Николай I рассматривал как непосредственную угрозу российскому самодержавию. Именно поэтому он принял активное участие в подавлении революционного движения. Консерватизм внешней политики Николая выразился в том, что он неустанно боролся с революционными движениями в странах Европы дипломатическими, политическими и даже военными методами. В 1849 году Николай помог Австрии подавить революцию, вспыхнувшую в Венгрии, которая тогда входила в состав Австрийской империи. Когда венгерское восстание грозило разрушением Австро-Венгерской монархии, австрийский монарх Франц-Иосиф попросил Николая I о помощи. Русский император послал 150-тысячную армию, которая подавила восстания и восстановила в Венгрии власть австрийского императора. Также русские войска задушили революционные выступления в Молдове и Валахии.
Николай, конечно, переживал тревогу во время революций 1848-1849 гг. в Европе. Он лично написал Манифест, в котором говорил о “новых смутах”, взволновавших Западную Европу после “долголетнего мира”, о “мятеже и безналичии”, которые возникли во Франции, но охватывают и Германию, угрожают России.
Вмешательства России в европейские дела, ее защита старого порядка вызвали возмущение в либеральных кругах европейских стран. Николай I заслужил себе звание «жандарм Европы». Таким образом, и правительства и народы Европы боялись и не любили Россию и её, по их мнению, реакционного и высокомерного царя и рады были воспользоваться первым случаем, чтобы уничтожить силу и влияние России в Европейских делах.
Таким образом, не учитывать опасность, исходящую со стороны Европы для России было бы проявлением недальновидной политики, чего нельзя сказать о российском самодержце.
Впоследствии, ещё один Романов Александр Третий, прозванный Миротворцем, в ответ на угрозу Англии задействовать весь свой флот против России, мобилизовал Балтийский флот, учитывая то, что британский военный флот превышал российский по крайней мере в пять раз, этот акт можно считать актом чрезвычайной смелости, непреклонной воли и непоколебимости позиций на международной арене. Прошло две недели. Лондон замолчал.
У России есть только два союзника: ее армия и флот, этот и есть квинтэссенция внешней политики России при Александре Третьем Миротворце.
Но вернёмся к нашей «рельсовой войне».
Действительно, уже почти через девяносто лет, широкая колея сыграла очень важную роль в жизни страны в роковом 1941 году. Гитлеровские стратеги, планируя нападение на СССР, допустили весьма серьёзную ошибку. Самонадеянно рассчитывая разбить Красную Армию ещё в приграничных сражениях и стремительным блицкригом захватить Москву, они никак не планировали вести долгосрочную военную кампанию. Поэтому зимой 1940–1941 года железнодорожные войска Вермахта вместо того, чтобы готовиться к масштабной перешивке российской колеи на европейскую, занимались расширением железнодорожной сети Польши. Гитлера больше беспокоил вопрос концентрации сил на границе, нежели снабжение своих войск в ходе длительной кампании. И это при том, что в соответствии с планом «Барбаросса» российские железные дороги должны были стать основными коммуникациями, обеспечивающими германскую армию на территории СССР.
Даже после начала оккупации, перешивке российской колеи немцы не уделяли должного внимания. Оснащение германских железнодорожных войск оставляло желать лучшего. Более того, им даже урезали поставки горючего в пользу фронтовых частей. И даже когда гитлеровское командование опомнилось и бросило все имеющиеся силы на перешивку колеи, в сутки удавалось перешивать в среднем лишь по 20 км. Так, к 10 июля 1941 года удалось подготовить 480 км пути. Но эта магистраль обеспечивала лишь десятую долю объёма необходимых Вермахту поставок.
Британский историк Роберт Кершоу в своей книге «1941 год глазами немцев: берёзовые кресты вместо Железных», рассказывает, что группа армий «Центр» ежедневно нуждалась в поставке 34 железнодорожных составов. Однако она получала максимум 18, да и то в лучшем случае. Недостаточное снабжение, нехватка живой силы и недопоставки техники сдерживали армии Вермахта, и не дали гитлеровцам как следует подготовиться к наступлению на Москву. Таким образом широкая российская колея, наряду с суровыми морозами, а также отвагой и мужеством защитников, сыграла свою роль в поражении гитлеровских войск под Москвой.
Следует обратить внимание на тот факт, что Россия, тем самым, отгораживалась от Европы, защищалась от неё и не имела целью нападение. И угроза если и исходила, то совсем с другой стороны, тому подтверждение и Крымская война, начатая объединенными силами Европы, в составе которых были и английские и французские войска, наряду с турками, в 1854 году. Тяжёлое положение России в этой войне, ускорило смерть заболевшего императора.
Если проанализировать события Крымской кампании и героической обороны Севастополя, и то, что произошло в следующем веке в начале его в1914 и в 1941-ом, можно придти к однозначному выводу – Россия и Запад представляют собой два разных мировоззрения, две разные парадигмы. И если для Запада во все времена во главу угла ставился практицизм и выгода, свидетельство тому вся колониальная политика Европы в отношении других стран старого и нового света, то Россия с её вечными поисками истины, предстаёт перед нами, в совсем другом свете. Наше русское «сгорел сарай, гори и хата», стало притчей во языцех. Россия всегда несла другим народам освобождение от рабства тиранов, а не само рабство. Зачастую присоединение происходило по воле и желанию самих народов, они шли под защиту Русского знамени. И поводу разочароваться в этом у них никогда не было. Россия на европейском театре военных действий выступала в роли защитника интересов братских народов, балканских славян, или же по просьбе правителей государств, с которыми она была на тот момент в военном союзе.
Из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до Брест-Литовска, Россия провела в войнах 334 года. Дальше идёт советский период. Однако на историю войны следует смотреть не с советской точки зрения (она слишком узка), а с точки зрения интересов русского народа. Русская история, в отличие от советской, насчитывает тысячелетия. Какова же история ХХ века, если ее оценивать именно с русской точки зрения? В сущности, Первая и Вторая мировые войны сливаются в один крупный вооруженный конфликт между немцами и русскими при услужливом содействии Запада обеим сторонам. Американский сенатор Трумэн (позднее занявший кресло президента) сказал, что если в войне будут побеждать русские, США следует помогать немцам; если немцы – русским. «И пусть они убивают как можно больше».
Эта фраза – ключ к пониманию политике Запада в отношении России
Вторая мировая война, как и Первая, преследовала одну цель – как можно большее уничтожение русского народа. Надо сказать, организаторы войн добились своего. За счет гибели «миллионов русских солдат в серых шинелях» Запад и англосаксы сохранили господствующее положение в мире. Россия же оказалась на грани распада и превращения в заурядную страну третьего мира.
Именно тогда после краха и уничтожения трёх империй, началось строительство нового мирового порядка, и теперь спустя век мы можем наблюдать воочию результаты и плоды этого строительства.
Джемс Ротшильд 6 сентября 1920 года в газете «Моринг Пост» пишет: «Союз, который мы хотим учредить, не будет французским, английским, ирландским или германским, а только еврейским универсальным! Все другие народы и расы разделены по национальности, и только мы не имеем сограждан, а лишь исключительно религиозное объединение!». Через год, германский сионист Ратенау пишет: «Только триста человек, из которых каждый знал других, управляют судьбами Европы. Они выбирают своих наследников из своего окружения» («Плейн Инглиш», 11 июля, 1921).
И как тут не вспомнить, как англичане, во Вторую мировую, стёрли с лица земли Дрезден, с его жителями, как немного позже, американцами, были уничтожены в атомном аду два японских города, Хиросима и Нагасаки, как сжигались напалмом деревни со стариками и детьми во Вьетнаме.
Планомерное уничтожение целых стран, начиная с Югославии, череда всех этих «цветных революций», бомбёжка мирных городов в Иране, Сирии, всё это звенья одной цепочки и конец похоже уже близок и имя ему Апокалипсис.
Но и сегодня они ещё боятся нас, помня уроки Второй мировой, теперь эта война выглядит по другому. Нас уничтожает наша же власть, купленная с потрохами Западом. Выживем мы в этой войне или нет, не знаю, но верю, что выживем. Добро должно победить зло и если мы не предадим нашу национальную идею, то обязательно победим. Тому примеров в истории России множество.
Мы приходим в этот мир, чтобы сделать выбор каким путём пройти. Война за человеческие души не прекращается ни на секунду. И прав был Николай I, когда назначил для России отличный от европейского стандарт ширины рельсового пути.

22.03.13
***
Гром над полем Куликовым | СтарообряТцы и СтарообряДцы
Теги: история
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!