ГлавнаяКлуб любителей историиБлог → "Пролетарский" дворянин

 

"Пролетарский" дворянин

Опубликовано: 1339 дней назад (9 апреля 2013)
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
«ПРОЛЕТАРСКИЙ» ДВОРЯНИН

Жизнь детского писателя Аркадия Гайдара во многом связана с Нижегородчиной. Судьба его таит немало загадок, а поступки и написанные им повести и рассказы полны противоречий. И, наверное, не случайно, что это периодически вызывало прицельный и методичный огонь критики. Еще в конце тридцатых годов прошлого века Аркадий Петрович подвергся остракизму за «невнятную идеологию», а книги его исчезли с библиотечных полок. Спустя полвека с лишним его раскладывали на лопатки за то, что «служил проводником сталинской политики в детские души», оправдывал репрессии, сеял «пренебрежение к жизни», воспевая войну и смерть.

Но надо учесть, что в первый раз опала накрыла литератора своим вороньим крылом за то, что воевал под командованием «немецкого шпиона» Михаила Тухачевского, а потом водил с ним дружбу. Потом это была своего рода месть за ошибки реформатора-демократа Егора Гайдара, внука Аркадия Петровича. Тогда модно было воевать с усопшими. Они ведь ничего в свою защиту не скажут.

Но вправе ли мы полностью реабилитировать, как писали в застойные времена, «любимого писателя советской детворы»?

Мифы – всего лишь мифы

Жизнь Аркадия Гайдара настолько обросла всякими легендами и досужими вымыслами, что сегодня уже трудно отделить реальное от придумок. Но все-таки можно.

Итак, миф №1: якобы писатель – наш земляк. Увы. Он родился в городе Льгов Курской губернии. Но детские годы его прошли в Нижнем Новгороде и Арзамасе. Здесь он закончил реальное училище.

Миф №2: отец Гайдара был пролетарием. Нет, он учительствовал.

Миф №3: Аркадий Петрович попал в окружение, его хотели вывезти на самолете, но он отказался. На самом деле в самолете не было свободного места: он эвакуировал тяжело раненых.

Миф №4: Гайдар погиб в бою. И опять не так. Как вспоминали очевидцы, партизанский отряд, в который попал военкор «Комсомолки», ночевал в селе Леплява. Перед рассветом взяли продукты и собрались уходить в лес. Гайдар первым поднялся на железнодорожную насыпь. А дальше произошло то, что никто не ожидал: со стороны леса прилетела пуля, которая попала прямо ему в сердце. Кто и зачем стрелял, непонятно до сегодняшнего дня.

И таких мифов много.

Корни

Ни в одной биографии Гайдара не говорится о его корнях. Как-то само собой подразумевалось, что он - выходец из пролетарской среды, поскольку его героями были люди от сохи и станка. Но на самом деле это не так.



Имя одного из предков Аркадия Петровича по материнской линии, Салькова, упоминается еще в середине XVI века. Сальков принадлежал к «служилым людям», был стольником. Но к когорте «лутших дворян и детей боярских», которым Иван Грозный в 1550 году выделил земли в Подмосковье, не принадлежал. И жалование получал скромное, и поместье имел крохотное. К тому же должен был беспрекословно подчиняться уездному воеводе, выполнять мелкие его поручения.

Когда на Руси наступила Смутная пора, родина Салькова, Арзамас, была разорена мордовскими князьями. Жители его ушли в Тушино, где разбил свой стан второй по счету Лжедмитрий. Он сулил своим сподвижникам златые горы и реки полные вина. Но сыновья Салькова (история, к сожалению, не сохранила их имена) остались верны присяге государю (тогда царем был Василий Шуйский). Они примкнули к рядам тех, кто сражался с поляками. Один из братьев погиб в бою, другой был ранен.

Другие предки

Большинство предков Аркадия Петровича по материнской линии связывало свою жизнь с военной службой. Участвовали в Азовском походе Петра I, в войнах со Швецией и Персией, с Наполеоном, с Турцией, Японией... В сражениях за веру, царя и Отечество никогда не щадили живота своего, идеалам не изменяли.

Один из Сальковых был назначен городовым воеводой. Это была работа, выражаясь современным языком, на общественных началах: жалования от государства воевода не получал - считалось, что он сам себя может прокормить. Зато обязанностей было много: требовалось обеспечить порядок на вверенной территории, в полном объеме и в срок собирать подати, своевременно оповещать народ о царских указах и следить за тем, как они выполняются.

Сальков в отличие от других воевод был человеком мягким, покладистым. Никакой корысти не проявил, оставил после себя добрую память, никого не обидел. А после визита к своему нижегородскому коллеге, окольничьему Василию Петровичу Шереметеву, увидев у него в доме заморские диковины вроде «часомерия стенного с гирями» или «трубки большой свертной окозрительной», сам стал коллекционировать всякие редкости. К сожалению, собрание их пропало, за исключением походной серебряной чарки, которая передавалась по наследству и недавно была подарена музею Аркадия Гайдара в Арзамасе.

Чарку эту держал в руках и прадед писателя - Геннадий Сальков. Он тоже был военным, а когда вышел в отставку, поселился в своем арзамасском имении. Уездные дворяне выбрали его своим предводителем.

Геннадий Сальков, умирая, вручил эту чарку сыну, деду Аркадия Гайдара, который закончил кадетский корпус. С 1909 по 1912 год будущий писатель жил у него в Нижнем Новгороде.

А потом чарка досталась отцу Аркадия Петровича, Петру Голикову. Выбор Гайдара между белыми и красными фактически предопределен им. Петр Голиков был мобилизован в 1914 году, командовал взводом. В 1917 году перешел на сторону большевиков, назначался даже комиссаром полка. Он был погребен на самом престижном арзамасском кладбище - Всехсвятском, где хоронили только самых знатных и родовитых людей. Сейчас на месте этого кладбища разбит городской парк с качелями, каруселями и прочими аттракционами. Любовь к отеческим гробам приобрела в России странный характер. Обязательно нужно поплясать на бывших могилах.

Он пошел другим путем

По мнению сотрудницы музея Аркадия Гайдара Татьяны Казниной, есть свидетельства, что род Голиковых - такова настоящая фамилия Аркадия Петровича - тесно связан с родом Лермонтовых. Любой нормальный человек этим бы гордился. Но зачем было писателю открещиваться от своих предков, подписываясь псевдонимом? Чем он при этом руководствовался? Старался скрыть свое дворянское происхождение?

Скорее всего, дело в другом. Аркадия Петровича мучила совесть, что он изменил идеалам дедов и прадедов, их вековым традициям. И мучила до самой смерти. Неоднократно пытался покончить с собой. Ему снились не только убитые им враги, но и предки, глядящие с немым укором. Об этом он писал в своем дневнике.



Аркадий Гайдар мечтал о военной карьере. Как только узнал, что началась первая мировая, пытался сбежать на фронт. Не вышло. Задержали в пятидесяти верстах от Арзамаса. Шинели и гимнастерки надели на детей только большевики. Им было все равно, кто проливает кровь за их идею. И Гайдар пошел в сабельный поход на тех, в чьих рядах должен был находиться. В 13 лет он уже помогает большевистскому подполью, расклеивает листовки. В 14 лет его принимают в партию. О том, что Аркадий чуть не уехал на фронт, узнала мать. И пристроила сына на теплое место. В Арзамасе формировался коммунистический батальон. Командиром его назначили Ефима Осиповича Ефимова. Наталья Аркадьевна упросила Ефимова взять Аркадия адъютантом. И тот не отказал.



Служба была – не бей лежачего. Заключалась она в том, что Гайдар сидел в приемной, писал под диктовку, да ездил с начальством в литерном вагоне. Еще большая лафа свалилась на юношу, когда Ефимова назначили командующим войсками по охране железных дорог России. И Аркадий вместе с шефом перебрался в Москву. Ему не исполнилось и пятнадцать лет



Такая головокружительная карьера любому бы вскружила голову. Но не Гайдару. Он рвался на фронт. Но попал туда не сразу. Сначала его направили на командные курсы Красной Армии, в Киев. А это и был самый настоящий фронт.



Программа курсов была рассчитана на два года. Но 20 августа 1919 года курсантов досрочно произвели в командиры и отправили в бой. В этом бою убили командира роты, и Гайдар его заменил.



...а на боку – шашка



Спустя четыре месяца Гайдар был контужен и ранен в ногу. Позднее эта контузия перечеркнет всю его жизнь.



Но пока все шло относительно гладко. В апреле 1920 года его перевели на Кавказ, назначив командиром взвода. Спустя два месяца он становится командиром роты. Участвовать в боях практически не пришлось. Лишь в сентябре рота Голикова-Гайдара держит оборону на Тубинском перевале.



И снова – учеба в Московской школе «Выстрел». Теперь уже на командира батальона. А вскоре – еще один сюрприз. Голикова-Гайдара учат уже на полкового командира. В 17 лет он получает эту должность в Воронеже, а оттуда его переводят в Тамбов, в самое пекло гражданской войны, где вспыхнуло крестьянское восстание под руководством правого эсера Александра Антонова.



Командующий войсками Тамбовской губернии, а затем и фронтом Тухачевский назначил Аркадия Голикова командиром 58 отдельного полка. Полк насчитывал 4 тысячи бойцов, а после пополнения – 6 тысяч. Среди них был и наш земляк, уроженец Арзамаса Матвей Ильич Иоффе.

Полк подавлял восстание крестьян, доведенных до отчаяния продразверсткой, что в переводе с коммунистического новояза означало элементарный грабеж. Зерно, предназначенное для посевной, изымалось в пользу государства. Всех, кто проявлял недовольство по этому поводу, большевики ставили к стенке, топила в колодцах, наливали в сапоги воды и ставили на мороз. И над Тамбовщиной нависла угроза голода.

Но называть вещи своими именами лидеры большевиков не могли - иначе бы вся Россия увидела истинное хищное, бандитское лицо советской власти, ее звериный оскал. И они окрестили сопротивление селян «антисоветским кулацким мятежом».

Против крестьян, вооруженных зачастую только вилами да топорами, были брошены регулярные войска. В одной только роте, где служил Иоффе, насчитывалось десять станковых пулеметов «максим». Как вспоминал Матвей Ильич, никто не догадывался, что Аркадий Голиков многим в сыновья годится, поскольку «производил впечатление бывалого воина». «Стройный, всегда подтянутый, при ремнях крест-накрест и оружии», юный командир весьма и весьма трепетно относился к тому, как выглядит. А выглядел он так: «кубанка лихо сдвинута на затылок, кроме револьвера, на боку шашка».

Голиков-Гайдар внес существенные коррективы в тактику борьбы с мятежниками, организуя налеты на хутора, где останавливались на ночлег участники восстания. Впрочем, эта тактика применялась еще с незапамятных времен теми, кто не мог одолеть противника в честном и открытом бою.

Матвей Ильич сетовал на то, что комполка, хотя отлично знал всю подноготную своих бойцов, ни разу не заговорил со своим земляком, а ведь оба состояли в Арзамасе в одной организации - предшественнице комсомола – «Союзе рабочей молодежи «III Интернационал». И оправдывал Аркадия Петровича: «Наверное, некогда было». Но теперь очевидно другое: Голиков-Гайдар просто боялся, что о его дворянских корнях станет известно кому-то из высшего начальства, кроме Тухачевского. Тот бы не выдал - сам голубых кровей. Как вспоминал его бывший сослуживец Мейер, «Тухачевский носил ярко-красную гимнастерку, но при этом всегда был в воротничке, в белоснежных манжетах и руки имел выхоленные с отточенными ногтями». С одной стороны, Гайдар старался ему подражать, хотя бы в манере одеваться, а с другой... Вдруг что-нибудь не так? Вот и делал вид, что не узнает Иоффе.

Не его «подвиги»?

Исследователь творчества и биографии Гайдара, доктор филологических наук, профессор Арзамасского пединститута Борис Кондратьев не раз заявлял, что нет никаких документов, которые бы уличали Аркадия Петровича в карательных акциях. «Не отыскал» компромата и другой биограф писателя Борис Камов. Но архивы таят немало документов, которые рассказывают о «подвигах» Аркадия Петровича.



Я видел их своими глазами. Некоторые из них, особенно те, что находятся в Центре хранения и изучения документов новейшей истории Красноярского края, до сих пор не обнародованы. Они касаются времени, когда Гайдар подавлял еще одно крестьянское восстание – в Хакасии. Какими-то правдами и неправдами с ними еще в застойные годы ознакомился писатель Владимир Солоухин. Впоследствии он издал книгу под названием «Соленое озеро», в которой смаковал зверства, чинимые Аркадием Петровичем. Солоухин утверждал, что Голиков-Гайдар самолично зарубил 12-летнего подростка, заподозренного в связях с партизанским отрядом белого есаула Ивана Соловьева, расстрелял из пулемета то ли 76, то ли 86, то ли даже 134 хакасов, а других, отмечая таким образом свой день рождения, приказал живыми топить в проруби.



Но правда это или досужие рассказки? Может быть, Гайдару приписывают вовсе не его «подвиги»?



В 1922 году на Аркадия Петровича было заведено сразу четыре следственных дела. Он возбудил пристальный интерес чекистов, штаба частей особого назначения, где служил, прокуратуры 5-й армии, а также Енисейского губкома партии и Енисейской комиссии партийного контроля. Все эти расследования проводились автономно. Как пишет Камов, ни одно из них не выявило каких-то нарушений. Зверства, в которых обвинялся Гайдар, якобы списывались на разбойников, которых развелось тогда в Хакасии видимо-невидимо. Они, как и Соловьев, нападали на прииски и золотые обозы, грабили местных крестьян. Но это не так. Вот факты.



19 марта комбат Голиков получил назначение на должность начальника Второго боевого участка Ачинско-Минусинского боевого района. В его распоряжении находились 102 красноармейца 2-й роты 6-го сводного отряда с четырьмя пулемётами и 26 кавалеристов, позднее численность бойцов увеличилась до 165 человек.



В начале апреля 1922 года, оказавшись с небольшими силами в районе, где, по его мнению, половина населения поддерживала «бандитов», Голиков информировал командующего губернским ЧОНом о необходимости, «по опыту Тамбовщины, введения против полудиких инородцев жёстких санкций, вплоть до полного уничтожения бандитских улусов». И начались репрессии. По заключению комиссии, которую возглавлял комбат Витенберг, «конфискациям имущества, которые можно расценить как элементарное мародерство, и экзекуциям (избиениям и поркам) подверглись жители улусов Барбаков, Подкамень, Балахта, Сулеков, Большой Арыштаев, Малый Кобежиков и рудничных посёлков». А вот фрагмент из воспоминаний, записанных краеведом Натальей Ольховой: «Моя мать рассказывала, что согнал Гайдар со своим отрядом больше ста человек на обрыв у реки и начал расстреливать. Он стрелял из нагана в затылок. Не белогвардейцев (они в тайге были), а простых крестьян. Много было женщин, подростков, детей. Тех, кто оставался жив, Гайдар пинками сталкивал с обрыва в реку. Зверь, а не человек. Моя мать чудом осталась жива, потому что ушла в этот день к родственнице в другую деревню. А ее мать, двух братьев и сестру убили».



В свои молодые годы комбат злоупотреблял спиртным. И тогда становился настоящим зверем. В мае 1922 года по его приказу и с участием самого Голикова чоновцы расстреляли и убили при попытке к бегству пятерых человек. В ответ на это посыпались многочисленные жалобы в разные инстанции. В частности, телеграмму с просьбой принять меры по спасению людей от «Аркашки» прислал заместитель председателя Усть-Фыркальского исполкома Коков.



3 июня 1922 года особым отделом губернского отдела ГПУ было начато дело № 274 по обвинению Голикова в злоупотреблении служебным положением. На место выезжала специальная комиссия во главе с комбатом Я. А. Виттенбергом, которая, собрав жалобы населения, заключила свой отчет требованием расстрела бывшего начальника боеучастка.



Но у Голикова были влиятельные покровители. 7 июня из штаба губернского ЧОНа в особый отдел была передана резолюция командующего В. Н. Какоулина: «Арестовать ни в коем случае, заменить и отозвать». 1 сентября 1922 года, несмотря на то, что Гайдар взял на себя казнь восьми партизан Соловьева, совместное заседание президиума губкома и крайкома партии вынесло окончательное решение: «перевести Голикова на два года в разряд испытуемых, с лишением возможности занимать ответственные посты».

Другая версия

Но есть и другая версия, почему Гайдару не дали арестовать Соловьева. Как считает Борис Камов, большевики сознательно убрали его из Хакасии. Иван Соловьев, которого Гайдар гонял по тайге, вступил с ним в переписку. Он предлагал сделку: сам он и его люди сдаются без боя, передают награбленное (только золота в слитках у Соловьева было с десяток пудов), а взамен партизанам гарантируют жизнь. Когда же комполка сообщил об этом начальству, оно стало искать повод для того, чтобы изолировать Гайдара. Он теперь был не нужен.

Переговоры с Соловьевым вели уже другие, «проверенные» люди. Есаул был предательски застрелен во время встречи с председателем Красноярского ЧОНа Зарудневым. Судьба его сокровищ неизвестна. Не исключено, что их присвоили себе тот же Заруднев и его сподвижники.

Прежде, чем поставить точку

Гайдар сильно пил, 8 или даже 10 раз попадал в психушку, резал себе вены, как затравленный волк слонялся по стране. «В сущности, у меня есть только три пары белья, вещевой мешок, полевая сумка, полушубок и папаха, и больше ничего и никого, - писал он Тухачевскому. – Ни дома, ни друзей. И это в то время, когда я вовсе не бедный и вовсе никак не отверженный. Просто как-то так выходит».

Значит ли это, что судьба все-таки поквиталась с ним, как и с Тухачевским, который был расстрелян в 1937 году? Спустя четыре года после казни маршала при загадочных обстоятельствах погиб и Аркадий Гайдар, добившийся командировки на фронт. Похоже, он сам искал вражескую пулю.
Братья по крови | Служивший России в войне и мире.
Комментарии (2)
Валерий Сифоров # 17 апреля 2013 в 14:57 0
С.В. Наумов, историк

Бабушка Егора Тимуровича Гайдара - Рахиль Лазаревна Соломянская вышла замуж за писателя Аркадия Голикова (писавшего под псевдонимом Гайдар), уже имея сына Тимура от неизвестного (нам) мужчины.

Аркадий Голиков усыновил Тимура (см. Черная книга имен, которым не место на карте России. М., 2005, с.30), но вместе прожили они недолго, так как страдающий психическим расстройством и тяжелой формой алкоголизма Голиков по ночам в невменяемом состоянии гонялся с шашкой по квартире за Рахилью Лазаревной, устраивая регулярные семейные еврейские погромы. По этой причине Рахиль Лазаревна вскоре бросила знаменитого мужа-писателя-погромщика Аркадия Гайдара-Голикова и уехала со своим сыном из Москвы в далёкий Архангельск.

Больше они никогда не виделись. Правда, когда Соломянскую в 1938 году арестовали, то Аркадий Голиков добился её освобождения, будучи авторитетным детским писателем (хотя и жестоким маньяком - вот такой парадокс).

...Прошли годы. Аркадий Голиков погиб на войне при неясных обстоятельствах.

К этому времени подрос и закончивший Нахимовское училище Тимур, которому нужно было получать паспорт. Умный еврейский мальчик понял, что с никому не известной фамилией Соломянский карьеры не сделаешь, поэтому в качестве собственной он выбрал не фамилию матери, с которой жил всё время, не фамилию родного отца, даже не фамилию своего отчима, а его ... литературный псевдоним! Вот такое удивительное нахальство... Хитрость удалась, и сын Рахили Лазаревны Соломянской в итоге стал контр-адмиралом, ни дня не командуя ни одним кораблём: вся его тяжёлая военно-морская служба проходила в редакции газеты «Красная звезда». Так же он стал и членом Союза Советских Писателей, не написав ни единого художественного произведения.

Его сын Егор (естественно, тоже Гайдар!) уже с рождения принадлежал к высшей партийной номенклатуре, честно трудился в редакциях газеты «Правда» и журнала «Коммунист», на страницах которых гневно клеймил пороки рыночной капиталистической экономики.

На закате власти КПСС Егор Тимурович Соломянский-Голиков-Гайдар резко сменил ориентацию и стал яростным апологетом всех заклеймённых им же пороков.
Богатырев Артур # 14 мая 2013 в 10:22 0
Приведенные выше сведения, насколько мне известно, не совсем верные... Тимур Гайдар родился в декабре 1926 года, когда его мать уже более года жила с писателем Аркадием Гайдаром... Про пьянство и психические расстройства Гайдара стало "модно" писать в 1990-е. При том, что, естественно, на 100% нормальным после Гражданской войны быть он уже не мог, описания его "зверств" выдают явно "жаренные" подробности...