ГлавнаяФентези или фантастикаБлог → Начало общего произведения....

 

Начало общего произведения....

Опубликовано: 1699 дней назад (15 апреля 2012)
Рубрика: Без рубрики
Редактировалось: 1 раз — 18 апреля 2012
+4
Голосов: 4
Алексей Обычный.
"НАЧАЛО"
Открыв глаза, я не сразу понял, где нахожусь?!
Белое пространство, не имеющее границ, без снежного отблеска,
но какое – то, умиротворяющее – спокойное безмолвие.
Что это?! Где я…?
Помню, как шёл по коридору предприятия, куда хотел устроиться, и вдруг…
Может, началось мозготрясение???
Я огляделся. Без видимых границ и линий горизонта, в белоснежной чистоте
находясь как будто на облаках, я просто сидел и пытался понять… что это?!

Фрунзе

Я аж покачнулся от неожиданности.
''Что за?..''
Но глюк не проходил. И от того сколько бы я не хмурил брови, сияющая белая пелена исчезать не собиралась.
Я сделал несколько неуверенных шагов - поверхность держала меня вроде прочно. И тут я вовсе подпрыгнул от неожиданной догадки - так это ж небеса!
Я вжал голову в плечи, будто ожидая удара. Немого подождал. Воровато огляделся.
Но никаких золотых врат, ангелов, волочащих за собой трубы нигде не было.
Я даже повеселел:
''Ага, размечтался. В рай собрался? С таким послужным списком не очень-то разгуляешься.
На похоронах...
Да где я, черт возьми?''


Александр Соколов

Дом стоял на границе Великого Леса и Нездешней степи. У излучины Радужной речки. Старинный двухэтажный особняк со стрельчатыми окнами.
- Нифигасе, красотища!
Мальчишка уронил в траву истрёпанные слюдяные крылышки. Почесал кулаком переносицу.
- Значит, это и есть место сбора? Эй, вы здесь?!
Никто не отозвался. Пожав плечами, мальчишка двинулся к двери.
«Как тихо. Не очень-то похоже, что здесь вот-вот начнётся Конгресс Великих Мифотворцев» - подумалось ему.
Внутри особняк вовсе не был таким уж красивым. Всюду мусор, и залежи пыли, прошлогодние листья. На побуревших стенах – разноцветные надписи:
«Эльфы – лохи, орки – чмо»
«Изенгард – чемпион»…
И другая мура.
- Эй! – снова крикнул мальчишка.
Тишина.
- Ну, нифигасе! – он возмущённо скривился. - Это что получается? «Ты сходи…. Помоги там прибраться!» Я, что ли, один должен? Такую громадину!
В кладовке под лестницей нашлись ведро, швабра и какие-то тряпки. И куча пузырьков с разноцветными жидкостями.
- Ладно. Что смогу, то сделаю, - буркнул, насупившись, мальчишка. – А в волшебники не нанимался. Волшебники потом появятся…. А я только учусь.
За несколько часов возни ему удалось отчистить Большой холл, и лестницу, ведущую на второй этаж.
Он, конечно, порядком устал. Но храбро потянул за ручку дверь, ведущую в Облачную гостиную.
Дверь резко распахнулась, и на него тотчас обрушились доспехи Дарта Вейдера.
- Нифигасе….. Начинается.
Сидя на пятой точке, он осторожненько потрогал лоб, где набухала шишка. Затем заглянул в комнату.
Там ничего не было.
Вернее, было белое безбрежное НИЧТО….
Посредине НИЧТО торчал какой-то подозрительный тип.
- Нифигасе…. Ты кто?! – спросил мальчишка.
И на всякий случай, пульнул в неизвестного искоркой.

Велиал

«Высокий за-аработок, удобный ме-енеджмент, курорты каждый го-од… Вот дуриловка»
- Люди! Эээй! – я уже орал от нечего делать, тупо слоняясь по… э-э… по ничему. А что? Делать-то больше было нечего. Сначала я хотел запомнить, где же я только что стоял, да все было бестолку – глазу-то абсолютно не за что было зацепиться. Так что я сразу понял, что заблудился.
И тут ни с того ни с сего в двух метрах от меня вдруг раскрылась дверь, никуда собственно ни ведущая. Только что там были вихри белой хрени, а теперь - четкий прямоугольник цвета какого-то коридора…
- Эй, - детский вскрик заставил меня вздрогнуть.
Я увидел в проеме, как на кого-то посыпались диковенные консервные банки. Мальчишка в нелепом балахоне, из соломы волос на голове которого торчали громадные уши, откинул ручками черные жестянки и сидел теперь, зло натирая ушибленный лоб.
«Аээм, - подумал я, - может ему помочь?»
Я стал неуверенно приближаться, но тут пацан меня заметил и подскочил, я замер.
- Нифигасе…. Ты кто?! – как-то странно поинтересовался он, салютуя в меня снопом искр.
Ну и манеры же у них! Я еле увернулся и попятился.
Мальчик краем балахона утер нос и оглянулся. Вид у него был недоуменный. Хотя и очень насупленный. Доверия как-то он у меня не вызывал.
- Ну? – повторил он. – Ты кто?
Я тоже оглянулся. Но в мальчишкином коридоре было как-то на вид уютнее, чем в этом моем тополином празднике. Я попытался заглянуть к нему через плечо, но он шагнул в проем, загораживая от меня иллюзию побега.
Я сделал шаг назад со словами:
- А вы, собственно, по какому вопросу?
Мальчик опять вытер нос.
- Ты давай, это… не юли. Мне торопиться надо. У нас тут этот, - подначивал он. И тут лицо его прояснилось, и он ка-ак хлопанет себя по лбу. И прям по шишке от банки. Я аж сморщился от сочувствия.
Когда шкет закончил свой немой танец-колыбельную гематомы, он посмотрел на меня из-под ладони и проговорил:
- Так вы на конгресс, что ли? Он еще не начался. Пошлите, я вас в гостиную отведу.
Я с искренней благодарностью вышел вслед за ним из пелены белоснежного смога, обернувшись напоследок и также искренне надеясь, что глаза мои ее больше не увидят.


Фрунзе
Энекин украдкой выглянул из кустов на дорогу – всё было чисто. Он осторожно пересек тракт и нырнул в купину на противоположной стороне от дома конгресса. Немного пройдя по зарослям Великого Леса, он, как и ожидал, вышел к прогалине. Тут, у Радужной речки, обычно останавливались лагерем собирающиеся на свою тусовку мифотворцы. Регулярно раз в вечность они устраивали свои игрища, и порядком поднадоели уже местному населению. Но только не Энекину. Мудрый джедай всегда извлечет выгоду из столпотворения – если перефразировать лопоухого гоблина.
Энекин кустами подобрался к промежутку между двумя палатками и заглянул в огороженное пространство. Как раз возле жемчужного иглу стоял нужный ему мифотворец. Юный гений возвышался копной, ковыряя в носу, и глядел на дурачившихся в центре ледяного костра волшебников.
- Пс- с! – позвал Энекин украдкой.
Мифотворец, зевая, оглянулся, заметил машущего ему человека, резко отдернул руки, сложив их на пузе, и напустил на себя важный вид. Он медленно обернулся, посвистывая, направился между полатками, рассеянно огляделся, понял, что уже вне поля видимости для других, и припустил к Энекину.
Тот вышел к нему навстречу из кустов. Мифотворец увидел всего Энекина целиком, и воскликнул в ужасе:
- Пресвятой Питер Джексон! Да ты в исподнем! Фу-фу, уберись.
Он отвернулся, прикрывая глаза мантией. Энекин замахал на него:
- Да тише ты! Не то действительно уберусь. В каталажку. Вместе с тобой!
- Почему ты голый? – не унимался любопытствующий. Уж чего у мифотворцев не занимать, так это любопытства.
- На моих доспехах жучок. Так что, пока я здесь, они на посту. – Ответил коротко Энекин, нервно поглядывая между палатками.
- Правда?
- Да. Да. Так что давай быстрей – время деньги.
- Кстати, с тебя причитается еще за тот раз.
- Гремлены что, не прибежали?.. Ты что, не достал?!! – Энекин жестко схватил его за плечо.
- Достал-достал… Слушай! В том-то и дело, что ты меня обманул! Я заставил самых маленьких, самых прекраснейших феечек танцевать в лучах луны, гремлены сразу прибежали, как ты и говорил, но они не стали драться. Они… это… - Мифотворец сглотнул, широкими глазами глядя на Энекина.
Энекин был невозмутим.
- Зрителям что, не понравилось?
- Нет-нет, зрителям понравилось. О-о, им понрааавилось, - заулыбался, вспоминая мифотворец, но тут же осекся, выговорив строго, - Но ты говорил, что феи непревзойденные бойцы, что они такие чудеса творят с шестом…
- Поверь, за эти чудеса не грех и душу отдать, приятель, но давай о деле. Где пыльца?
Мифотворец со вздохом достал из-за пазухи мешочек и протянул Энекину. Тот, сунув нос внутрь, убедился в качестве, осмотрелся и быстро спрятал пыльцу с крылышек фей под одежду. Только вот пазухи у него не было. Мифотворец, увидев это движение, брезгливо отвернулся.
- А почему ты в ожогах? – спросил он, когда Энекин напомнил ему, что торопится.
- Это длинная история. Давай по уговору, лады?
Мифотворец кивнул. На его толстых губах едва начала пробиваться щетина. Энекин предпочитал иметь дело именно с такими мифотворцами – развести их не составляло ни малейшего труда.
- Значит так, ты знаешь, что орки очень восприимчевы к красоте? Их женщины-то этим не блещут; так вот, если ты пустишь об этом слух у эльфов, то мужчины начнут ценить своих жен. Появится разделение труда – эльфы воюют, эльфийки же занимаются искусством. Эльфийки возмутятся и решат доказать мужикам, что и они на войне чего-то стоят. Как только они пойдут отдельным отрядом на рубежи, ты должен послать на них орков. И тогда будет такааая битва, что уух! Все коллеги обзавидуются.
- Круууто! Спасибо! – воскликнул мифотворец и вприпрыжку затрусил в жемчужное иглу – творить миф.
- И зрители обзавидуются! – крикнул вслед Энекин и добавил уже тише, - обзавидуются оркам.
И он повернулся и поспешил к дому. «Вот улов, так улов, - размышлял он дорогой. – Как классно я сообразил заорать тогда на медосмотре. Эти жабы из комитета обеспеченья безопасности проведения конгресса хотели прямо в меня определитель метоположения вживить. Но я кааак закричу, хы-гы, что, мол, ожоги, что вы, жабы, мол, делаете. Классно! Цельный мешок пылюги. Вот оттянусь! А этот магистр, жаба, еще так морщился, меня рассматривая. Дежурство в Облачном зале очень отвессстнно… Жаба. Ой, чё там ответственного? Можно подумать какого-нибудь дятла из параллельной реальности занесет. Хы-гы. Доспехи преспокойно за меня покараулят. Классно! Сколько дури-то…»
И, насвистывая, Дарк Вейдер запрыгал по ступеням в дом.


Велиал

Шкет отвел меня в другую комнату, как-то странно декорированную. Уж кем я никогда не был, так это фанатом всяких там «Властелинов ринга», но даже я понял, что декоратор этой гостиной детство отпускать еще не согласен. Витая мебель из стеблей, гобелены вместо обоев, какие-то подозрительные каменные личности из стен таращатся.
- Вы, это, здесь пока, - сказал мальчишка, обернувшись ко мне, когда мы зашли внутрь. – Когда начало начнется, я сразу. А мне некогда тут, работы еще по горло.
И он вышел. Я сразу же подбежал к стене с окнами, чтобы выглянуть, да только это оказались не окна, а дверцы со ступенями на балкон. Странные дверцы. Я выполз на балкон, который оказался деревянной взлетной площадкой, и посмотрел вокруг.
Я был на втором этаже деревянного особняка, который тупо торчал в лесу. Ни тебе подъезных дорожек, ни гаража, ни газона. И на все пространство вокруг, куда ни взгляни, всё было утыкано дремучими деревьями. Меня явно выперли за город, что чувствовалось и по виду леса, и по запаху воздуха. Особенно свежего. Вот, блин, нашли интуриста!
Я залез обратно в комнату, встал руки в карманы по середине и огляделся невидящими глазами. Шкет сказал, что будет конгресс. Это я точно помнил. Значит, по-любому, здесь появятся грамотные люди. И даже если случилась чудовищная ошибка, и меня с кем-то перепутали (или еще что), и даже если я не встречу своих работодателей, то уж на конгрессе-то будет хоть кто-то гуманный, и мне помогут отсюда убраться.
Я подошел к кушетке и присел на краешек. Потом попытался откинуться на спинку, но та была слишком низкой и пологой. Зато достаточно высокой была боковушка. Я прислонился плечом к ней, но сидеть, скрючившись, было не удобно. Я развернулся спиной к боковушке, и мои ноги сами запрыгнули на лежанку. «Странные эти фанатики, - подумалось мне, - всё не как у людей.
И тут я, привстав на кушетке, хлопнул себя ладонью по лбу совсем как хлопнул себя передо мной шкет. Меня озарило: «Так это ж слет этих ролевиков, наверно, будет! Конгресс, конгресс… Да не конгресс, а формальный шабаш полоумных! Значит, никакими академиками здесь и пахнуть не будет! Вот засада»
Я скинул ноги с тахты, лихорадочно соображая. Но до моего слуха донесся звук шагов с лестницы. Кто-то поднимался наверх, беззаботно насвистывая. Насколько я изучил шкета, он был далек от беззаботности. Значит, это кто-то еще. Да вот только хорошо это для меня или плохо.
Шаги оборвались в коридоре, как я определил навскидку, около входа в ту туманную будку, откуда меня вывел шкет. Я на цыпочках приблизился к двери и стал прислушиваться. И я сразу аж вздрогнул от резкого крика:
- Пасёёёёёк!!!
- Чего тебе? – отозвался издалека, кажется снизу, голос шкета.
Первый голос не менял бешенной интонации, в котором всё же присутствовали нотки страха:
- Почему мои доспехи в коридоре?!
- А чё ты их бросаешь, где попало? – голос шкета раздавался уже с лестницы.
Я костяшками пальцев тихонько надавил на дверь. Над лестничной площадкой уже показались уши шкета. К нему лицом был обращен незнакомец в труселях, возвышавшийся над кучей тех жестянок, что опрокинули шкета. Но то, что он был, мягко сказать, не одет, в глаза как раз-таки и не бросалось. Больше внимания привлекали его ожоги по всему телу, по моему мнению вряд ли совместимые с жизнью. В некоторых местах, на лопатках и так далее, даже белели открытые всем ветрам кости. Я сглотнул, и, уже не таясь, вышел в коридор.
- Так нафига ты полез в зал? – орал на шкета незнакомец.
- А я, думаешь, знаю, где тут чё?
Тип потряс кулаками в бессильной злобе:
- Ааа, уже магистр по-любому знает, что я выходил отсюда! У, ты! Пасёк, ты мне работу теперь должен!
- Ага, держи карман шире. Мифотворцы уже Крипке знает сколько по дому шарятся, а тебя и след простыл. Думаешь, не за это тебя уволить должны?
- Какие мифотворцы?
- Да, кажись, не местные. Вон один в дверях торчит.
Тип резко обернулся.
- Здрасссьте, - вежливо проговорил я в его покоцанное лицо.
- Какого хрена вы… а, ладно, - тип махнул рукой и, что-то бормоча, начал напяливать на себя банки, которые в ближайшем рассмотрении оказались всё-таки одеждой. Как у штурмбанфюреров, только круче.
Держа последнюю жестянку в руках, тип бросил шкету:
- Пойду на пост. Чуть что – говори мне. Оох, - он напялил на себя каску с намордником и задышал, как в противогазе, заходя в белый туман комнаты.
«Зачем ему там противогаз? – подумалось мне, - Вроде бы я там ничего подозрительного не чуял»
Мы со шкетом посмотрели друг на друга.
- Пойду доубираюсь, - буркнул он и отвернулся к лестнице.


Александр Соколов
По узкой и извилистой лесной тропинке быстро не поскачешь. Но всадник то и дело подгонял коня. Не терпелось поскорей добраться до этого странного места, где проходит конгресс.
Конгресс мифотворцев былого и грядущего….
Там ему непременно помогут! Так сказали путнику в монастыре.
«Постарайся найти непременно там благочестивого Нестора. А если получится – то и саму Яну Стерх. Они ответят на твои вопросы. Если захотят»
Ответят? Что ж, хотелось бы надеяться. От этого зависит моя честь, моя судьба. Судьба моих людей!
В еловом лесу было зябко и сумрачно. Всадник поплотней закутался в багряный плащ.
«Не хватало ещё простудиться» - подумал он. И тут же беззаботно рассмеялся.
И тяготы пути, и девять Врат дались ему, понятно, нелегко. Но он не унывал. Ведь он, в свои 16 лет, успел изведать и боль потерь, и подлое предательство, и радость верной дружбы. И ужас древних рудников, и беззаботность университетских дней. И многое ещё. Ему ли унывать?
Тропинка вывела на небольшую, залитую солнцем, полянку. Самое время и место передохнуть немного.
Путник спрыгнул с коня. Из походной сумки достал несколько янтарных сочных яблок. Одно зажал в зубах. Другие скормил своему верному четвероногому другу.
- Угощайся вот этим, пока. Вот приедем на место – постараюсь покормить тебя получше.
Позади раздался шорох. Конь, насторожившись, коротко всхрапнул.
Юный путник обернулся.
Из леса вышел серый зверь. Большой, величиной с телёнка. Из глаз течёт лютая злоба…. Из ноздрей – сизый дым…. Сразу холодно стало!
- Снежный волк! – ахнул путник. – Вот, попался же я!
Он судорожно схватился за меч на поясе. Понимая уже, что бесполезно это. Стоит зверю всего лишь дохнуть на него, и конец! Заморозит навеки!
Трррррррраххх!
С неба ринулась на зверя ослепительная молния! Ещё одна! Ещё!.... Они рассыпались по серой шкуре разноцветными искрами. Матёрый волк от боли завизжал, словно обиженный щенок, и кинулся обратно в чащу.
Путник, ослеплённый вспышками, зажмурился. А когда открыл глаза, передним стояли двое. Помладше путника, пониже ростом. В лёгких свободных зелёных одёжках. За спиною у каждого – по паре узких длинных крылышек. Как у больших стрекоз.
- Мир тебе, путник, - сказал, улыбаясь, один. – Мы – из отряда графа Лисовского. Внешняя стража конгресса. А кто ты?
- А меня зовут Ви… Вилмош. Я как раз на конгресс.
- Ну, тогда поспеши. Конгресс скоро откроется.
Стражники разом подпрыгнули. И словно растворились в воздухе. Краем глаза Вилмош уловил, как две стремительные тени унеслись под облака.
«Вот хорошая встреча»,- подумалось ему.
- Удачи тебе, княжич! – звонко разнеслось над лесом.
Общее творчество! | Внимание - конкурс!
Комментарии (9)
Фрунзе # 15 апреля 2012 в 22:53 +2
Виолетта!
Эй, что за инквизиция?
Люди, ну заступитесь, а?
Виолетта Зайбель # 16 апреля 2012 в 15:13 +1
Прошу прощения, я не в коем случае не ругаю!!!!!!!!!!! Я вообще не умею это делать. Я просто интересуюсь!!!!!!
Велиал # 16 апреля 2012 в 23:36 +3
Сказать по-честному, закон простой: ''не нравится чужой результат - сделай лучше''.
Никакой проблемы в именах не вижу, наоборот, нам же проще определиться, кто есть кто.
Но раз такая ситуация возникла, то либо сразу обговариваем все правила, либо оставляем версию Фрунзе в тексте.

Виолетта?
Виолетта Зайбель # 17 апреля 2012 в 19:10 +1
Попрошу не выставлять ультиматумы. Я не говорила, что версия Фрунзе мне не нравится. Просто возник закономерный вопрос. И я не против(а очень даже за) то, что бы вставить его отрывок.
Фрунзе # 17 апреля 2012 в 21:14 +2
Ну так это ж другое дело!
Работа-то стоит!
Виолетта Зайбель # 18 апреля 2012 в 16:35 +1
Прошу прощения!!!!!!
Фрунзе # 19 апреля 2012 в 11:04 +2
Я тоже!!!!!!
Наталья Бугаре # 7 июня 2012 в 23:53 0
Ой, хорошо вы начали) очень понравилось. Надеюсь, продолжение следует и подключаться еще можно?
Вранна # 8 июня 2012 в 21:57 +1
Конечно, надо подключаться. Но смысл?